Шкапская Мария Михайловна

(3 [15] октября 1891 Санкт- Петербург - 7 сентября 1952 Москва)

Это имя русской поэтессы и журналистки обычно относят к категории «забытых», но с конца XX века о Марии Михайловне вспоминают все чаще: публикуются ее стихи, обсуждается ее непростая литературная и личная судьба.

Между тем, она входила в литературные круги блистательных литераторов Серебряного века, современники ставили ее творчество вровень с произведениями Ахматовой и Цветаевой, тем более что по возрасту Шкапская находилась как раз между ними. Молодые ленинградские поэты 20-х годов дали ей прозвище: «Ведьма - Вакханка  - Волчица».

Мария Андреевская родилась в 1891 году семье мелкого чиновника Министерства земледелия. Обстоятельства детства были настолько тяжелыми, что сравнимы с жизнью персонажей Достоевского. Паралич матери и сумасшествие отца вынудили старшую из пятерых детей, 11 летнюю Марию, заботиться о насущных нуждах всей семьи.Тогда и появились ее первые стихи - отдушина. Она начала писать еще печатными буквами.

В автобиографии она рассказывает о городской свалке, которая обеспечивала семью тряпками и топливом для обогрева, перечисляет заработки: «Ходила по стиркам, мыла полы, писала на почте прошения и письма, выступала статисткой по рублю за выход в украинской труппе… Кончить гимназию удалось почти чудом, вырывая зубами плату за полугодие».

Закончила она гимназию в 1910 году и тогда же вышла замуж за Глеба Орестовича Шкапского. Все ее окружение: семья мужа, друзья, одноклассники увлекались революционными идеями, читали запрещенную литературу, спорили о справедливом устройстве общества. В этот период Мария начинает показывает свои стихи публике. Ее первые опыты, еще несколько подражательны популярному тогда поэту Надсону, но сразу выводят на первый план ее главную особенность – мощное женское начало, стихийное и мудрое одновременно.

Дальнейшие жизненные планы – Петербургский университет. И все те же финансовые трудности.

Шкапская М.

Мария Михайловна и Глеб Орестович Шкапские. 1914. (из фонда Института мировой литературы имени А.М. Горького)

Отец ее мужа Орест Авенирович Шкапский, этнограф, статистик, специалист по землепользованию, по заказу Псковских губернских властей осуществляет  промышленно-научную экспедицию по изучению Псково-Чудского водоема. Мария Михайловна с мужем с 1910 по 1913 год работает в экспедиции.

Труды Ореста Авенировича Шкапского в коллекции «Природа Псковской области. Водоемы. Озера. Реки»>>>

В той же автобиографии 1952 года Мария Шкапская вспоминает о своем пребывании в Псковской губернии «Чтобы иметь возможность учиться - летом мы работали по статистике в экспедициях на Псковско-Чудском озере. Работа заключалась в переписи, обследовании условий жизни и труда прибрежного рыбацкого населения Псковщины – кажется, самой нищей, тёмной из всех северных потребляющих губерний. Эти выезды дали мне, горожанке, возможность глубоко ознакомиться с деревней и с народной жизнью со всей ее вопиющей нищетой и бесправием. Наряду с обследованием рыбацкого и других кустарных и отхожих промыслов, мы, как обычно студенты той эпохи, в порядке общественной нагрузки выполняли поручения Академии наук по сбору фольклора (записи различных говоров, слов, названия промысловых орудий, частушек, песен). Помню, что из первой же поездки я привезла около 200 слов, не вошедших в словарь Даля. Можно себе представить, как обогащала нас эта работа, это глубокое проникновение в сокровищницу народного слова. Впоследствии на основе этих материалов псковским земством был издан рыбопромышленный словарь Псковского и Чудского озер. В связи с этой работой мы подолгу жили в Пскове. Жизнь в маленьком городе, где благодаря близости столицы всегда группировалось много политических ссыльных, также была содержательной. Возле местной библиотеки объединилась группа мо­лодежи под предлогом помощи библиотечным работникам, неофициально же это был революционный кружок без определенного партийного лица, состоявший из студентов, семинаристов и нескольких рабочих-наборщиков (единственный вид местного пролетариата). Мы занимались изучением марксистской литературы, в дни смерти Толстого нами была проведена уличная демонстрация, в 1911 г. была маевка…»

Впрочем, демонстрация памяти Толстого не состоялась, поскольку была запрещена Псковским губернатором бароном Николаем Николаевичем Медемом.

В траурные дни 1910 года в литературной и политической газете «Псковская жизнь» появляется первое опубликованное стихотворение юной поэтессы «На смерть Льва Толстого».

Плачьте (на смерть Льва Толстого)

Грубо оборваны струны, недавно звучащие,
Нежным аккордом о солнце, о правде звеневшие,
С мощной тоской над неправдой, над злобой рыдавшие,
Болью сердечной над горем людским трепетавшие.
Плачьте… Умолкли… оборваны струны, властительно певшие…
Смерти дыханьем погашен светильник пылавший,
Мысли бессмертной сияньем весь мир озаривший,
В мраке блуждающим к истине путь указавший,
Плачьте… погашен светильник, так долго, так ярко горевший.
Бурей разрушен утес, над волнами царивший,
Грудью израненной ветра порывы встречавший,
Грудью израненной злобные волны дробивший,
С тучей — как равный — гордую речь заводивший…
Плачьте… он сломлен… разрушен утес, над пучиной стоявший…

Псков, 8 ноября 1910

Два последующих года Мария Шкапская училась медицине в Санкт-Петербургском университете. Свой выбор она объясняла тем, что стыдно заниматься филологией, когда людям не хватает врачебной помощи, кроме того, она не могла не думать о душевной болезни отца. Оказавшись в среде учащейся прогрессивной молодежи принимает активное участие в общественной и революционной жизни.

Мария Шкапская вышла на демонстрацию к Казанскому собору после расстрела рабочих на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, была арестована и провела две недели в тюрьме.

Второй раз арестована через год за участие в межученической организации, члены которой собирались в частной женской гимназии Витмер на Английском проспекте. Газеты по указанию полицейского департамента громогласно обвиняли молодежь - группу «витмеровцев» в пропаганде сексуальной свободы, но на самом деле это была социал-демократическая группа, правда, с излишне романтическими взглядами на революционный террор. После двух месяцев заключения последовало распоряжение о высылке Шкапской вместе с мужем на Север, в Олонецкую губернию.

Удивительный случай изменил их судьбу: московский купец Н. А. Шахов, меценат и филантроп, добился замены высылки всех осужденных по делу на выезд в Европу. Более того, назначил небольшую стипендию, которая позволила Марии Шкапской закончить литературный факультет университета Тулузы с дипломом преподавателя словесности, а потом еще год изучать китайский язык в Париже.

Важным для нее оказалось и знакомство с художественно-литературной средой. Участие во встречах поэтического кружка Русской академии на Монпарнасе принесло ей знакомство с Михаилом Герасимовым, Германом Данаевым, Верой Инбер, Оскаром Лещинским, Елизаветой Полонской, Марком Таловым, Ильей Эренбургом, Натанам Альтманом, Давидом Штеренбергом и другими.

Встреча с Максимилианом Волошиным переросла в дружеские отношения и лето 1924 года Мария Шкапская провела у него на даче в Коктебеле.

В 1914 году с началом первой мировой войны стипендия перестала поступать, и вновь пришлось искать способы заработать. Из ее писем тех лет узнаем о распространении афиш на Монмартре, о ловле креветок и работе на виноградниках.

В Париже выходит сборник ее стихов, некоторые из которых по рекомендации Ильи Эренбурга публикуются в журнале Владимира Короленко «Русское богатство», что приносит Марии Шкапской первую поэтическую известность в России.

В 1916 году семья Шкапских возвращается на родину. В семье появляются сыновья – Валерий и Артемий.

С начала 1920 года Мария Шкапская прочно входит в литературные круги Санкт-Петербурга, становится членом петроградского Союза поэтов, представив к рассмотрению ещё не опубликованную книгу стихов «Mater Dolorosa». Затем ее избирают в Президиум Совета, оценив лидерские и организаторские способности.

С 1921 по 1925 год выходят в свет все основные произведения Марии Михайловны Шкапской. Стихотворные сборники «Mater dolorosa», «Барабан Строгого Господина», «Кровь-руда», «Час вечерний», «Ца-ца-ца», поэма «Явь» и две книги для детей «Земные ремёсла» и «Алёшины галоши».

О ней заговорили, оценивая ее поэзию как суровую поэзию женского естества. Впервые в русской литературе так громко зазвучал голос женщины-матери, в крови и муках рождающей и теряющей своих детей.  При этом натурализированное женское начало неизменно сочетается в стихах Шкапской с высоким стилем, библейскими образами и ритмом религиозных псалмов.

Дмитрий Быков пишет о ней «Кто бы еще из женщин решился с гордой посвященностью выговорить: «Земные правила просты и строги: рожай, потом умри!» Такой могла быть древняя подпись под наскальной живописью!»

В 1925 году в возрасте 34 лет, несмотря на пришедшее признание и даже славу, Шкапская перестает писать стихи.

Новая профессия – журналистика – удивила всех, поскольку она становится сотрудником не литературной периодики, а пишет для центральной «Правды» и ленинградской «Красной газеты» вполне официальные и идеологически правильные тексты.

Группа известных советских писателей в редакции «Кировской правды»

Группа известных советских писателей в редакции «Кировской правды», в том числе С. Михалков, И. Сельвинский, М. Шкапская, Ф. Панфёров; слева в первом ряду – В. Заболотский. 1940. (из фонда Российского Государственного литературного музея)

Отказ от поэзии сама Шкапская объяснила так: «Поэт я лирический, а нашей эпохе нужны иные, более суровые ноты...» Из этого объяснения понятно, что ее внутренняя уверенность поэта не устояла перед критикой. О Шкапской писали, что ее стихи не созвучны эпохе, не революционны, к ней прицепили ярлык «эпигона упадочничества».

Друзья называли еще одну причину – личная трагедия и потеря ожидаемого ребенка.

Как корреспондент Шкапская много ездила, по ее очеркам и статьям можно проследить, что она была в Белоруссии, в Средней Азии, в Сибири, в Узбекистане, на Дальнем Востоке.

К поэзии не возвращалась: «…а со стихами все покончила - это всегда как в воду падает - без ответа, без отклика»-   пишет она своей подруге, а свои книги назвала «бегством в лирику от действительности».

Алексей Максимович Горький предложил ей принять участие в коллективной работе «История заводов», которая должна была превратиться, согласно Горькому, в «историю советского пролетариата», в «историю социализма в Стране Советов».

«История заводов» не была издана, а материалы, над которыми Шкапская работала несколько лет, уничтожены. Приближался 1937 год – время подозрений, обвинений и неожиданных арестов. «Я задыхаюсь под гнетом этого брошенного обвинения. Смыкается кольцо подозрения — не печатают, повисла в воздухе» - пишет она в это время.

В 1927 году Мария Михайловна Шкапская с семьей переезжает в Москву, а в 1928 году родилась дочь Светлана, которая выросла и стала геологом, но долго и понятия не имела, что ее мама серьёзный поэт.

Шкапская М.В годы Великой Отечественной войны в издательстве «Детгиз» выходит ее книга о зверствах фашистов на оккупированной территории «Это было на самом деле». (https://libking.ru/books/nonf-/nonfiction/465719-mariya-shkapskaya-eto-bylo-na-samom-dele.html).

Этот разрывающий сердце текст обращен к детям, пережившим войну, поэтому ничего не смягчая и ничего не скрывая, писатель излагает цифры и человеческие трагедии, связанные с судьбой детей в оккупации. Большая доля фактов о преступлениях фашизма основана на свидетельствах и письмах самих детей на фронт к своим отцам и братьям.

Последние годы жизни Мария Михайловна пережила железнодорожную катастрофу и несколько травм, болела сама и вынуждена была ухаживать за мужем-инвалидом. Поскольку всю жизнь любила животных, особенно собак, то занялась разведением пуделей: следила за чистотой породы, лечила и пристраивала, участвовала в организации выставок. Своим достижением считала выведение московского пуделя особенного коричневого или бежевого окраса.

Умерла в 1952 году на выставке собак в Сокольниках во время конфликта. Сердце остановилось, и она упала. Похоронена Мария Михайловна Шкапская на Введенском кладбище в Лефортово.

Имя поэта было надолго забыто и возникло из небытия усилиями, с одной стороны, любителей русской словесности, с другой - представителей феминистского движения.

В 1979 году в Лондоне появился малотиражный сборник ее стихов, выпущенный усилиями литературных деятелей, представителями эмигрантов первой волны Борисом Андреевичем Филипповым и Евгенией Владимировной Жиглевич. Еще один малотиражный сборник стихов (всего 150 экземпляров) появился в 1996 году благодаря ее дочери в Лондоне.

В России стихотворения Марии Шкапской были опубликованы в «Антологии русской поэзии» Евгения Евтушенко в 1999 году.

Известный литературовед и исследователь стиха Михаил Леонович Гаспаров обратил внимание на ее стихи из-за приема «мнимой прозы», которым она активно пользовалась, рассматривая его как теоретическую проблему.

Архив Марии Шкапской хранится в Центральном государственном архиве литературы и искусства в Санкт-Петербурге и еще не окончательно изучен.

Современники о Марии Михайловне Шкапской:

Павел Флоренский в 1923 году отмечал, что Мария Михайловна старалась избегать строгой поэтической формы, используя внутренний ритмический строй текста, как в библейских стихах. Он сразу оценил связь такой формы и содержания и назвал ее «по душе подлинно христианско-библейской поэтессой», поставив выше Цветаевой и Ахматовой.

Максим Горький, который как никто умел увидеть и оценить талант, писал Шкапской: «Вы … на новом и очень широком пути. До Вас женщина ещё не говорила так громко и верно о своей значительности».

Александр Блок писал: «Стихи живые и своеобразные. Нахожу, что автора можно принять в действительные члены С. П.» (Союз поэтов).

Михаил Кузьмин: «Автор, по-моему, может быть принят в члены, хотя стихи при однообразии своей чисто физиологической темы, часто неприятно натуралистически грубы…, но поэтическое чувство и движение в них безусловно есть».

Владимир Короленко напутствовал ее в большую литературу, а Николай Гумилев, Михаил Кузмин, Александр Блок и Михаил Лозинский в 1920 году поддержали вступление Шкапской в Союз поэтов, а затем и выбрали в Президиум.

С доброжелательным предисловием к ее парижскому сборнику выступила Зинаида Гиппиус. Борис Филиппов называл ее «женским Розановым», считая, что, подобно известному русскому философу поэтесса пыталась осмыслить жизнь плоти с точки зрения вечности. Лев Троцкий ставил вровень с уже признанными литературными именами.

Источники:

  1. Женщины parexcellence "Наше Наследие" № 63-64 2002 - http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/6411.php
  2. Геннадий Прашкевич. Самые знаменитые поэты России: книга очерков - https://www.litres.ru/gennadiy-prashkevich/samye-znamenitye-poety-rossii
  3. Бобель А. «Зачатный час» Марии Шкапской // Преображение. Русский феминистский журнал. - М., 1995. - № 3. - С. 99-104.
  4. Пути и поиски. Стихи / вступ. Статья Б. Филиппова и  Е. Жиглевич. - London,  1979
  5. О замолчанной:  Несколько слов  о  поэзии  Марии  Шкапской  //  Вестник  PCXД.1971.  -  С.  273–280
  6. РГАЛИ (Российский Государственный архив литературы и искусства). Материалы о Шкапской Марии Михайловне - http://www.rgali.ru/object/256999504#!page:1/o:256999504/p:1/o:256999504_H_70518397/p:1
  7. Литературный форум «Дилижанс» - http://diligans.ucoz.ru/load/sled_v_serdce_sled_na_zemle/marija_shkapskaja/14-1-0-189
  8. Дмитрий Быков. Блуд Труда. Эссе. - https://www.litmir.me/br/?b=129550
  9. Глушаков П. «…Она заслуживает памяти»: Мария Шкапская в письмах М.Л. Гаспарова В.А. Сапогову. Новое литературное обозрение  № 139 (3\2016). - https://magazines.gorky.media/nlo/2016/3/ona-zasluzhivaet-pamyati-mariya-shkapskaya-v-pismah-m-l-gasparova-v-a-sapogovu.html

Сего Дня

27 октября 1827 года

27 октября 1827 года

Встреча Пушкина с Кюхельбекером (15 октября ст. ст.). В деревне Залазы (Стругокрасненский район...

27 октября 1839 года

27 октября 1839 года

Контракт на строительство Дома дворянского собрания. Псковские власти заключили контракт с «экономич...

27 октября 1884 года

27 октября 1884 года

Епархиальное женское училище в Пскове. Псковский епископ Нафанаил открыл в Пскове епархиальное женск...

Псковские факты

Мир живых линий Валентина Васильева

Мир живых линий Валентина Васильева

9 февраля 2020 года исполнилось 80 лет со дня рождения Валентина Михаиловича Васильева&nbs...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru