Игнатьева В.П. Поэма "Шестая рота"

Голоса

Пробивается свет,
Коль он свет, и в могилы.
Мы не сгинули, нет!
Вашей памятью живы.

Слышим плач матерей,
В неизбывной печали
Видим жен и детей,
Ну а наше молчанье

Не безмолвья печать.
Для имеющих уши
Столько надо сказать,
Чтоб воспрянули души!

Первым делом наказ
Нашим ближним и дальним
Не оплакивать нас
Над холмом погребальным.

Не скорбеть. Что с того?
Лишь в покое отрада
Обвинять никого
В нашей смерти не надо.

Всяк себе господин,
А иными словами -
Все мы, все, как один,
Выбор сделали сами!

Да и был ли у нас
Выбор? Более внятно -
Просто пробил он - час
Искупления клятвы.

Наважденьем возник
Зов далекого гонга -
Просто пробил он - миг
Исполнения долга.

А в седых небесах
Затаилось предвестье:
Жизнь и смерть на весах
Или честь и бесчестье.

Зазывала к венцу
То граната, то пуля,
Выбирай, что к лицу
И что к сердцу прильнуло.

К сердцу - эта беда,
И нельзя без ответа.
А к лицу, как всегда, -
Голубые береты!

Не судите же нас,
Без вины виноватых.
Может, этот рассказ
Примирит вас с утратой...

Бой за высоту

Шел лавиною враг
По снегам, по суглинью,
Высота - как рейхстаг
В осажденном Берлине.

Тут уж сил не жалей!
И себя не щадили.
Знамя чести своей
Мы над ней водрузили.

Обещал нам Хаттаб
Жизнь, свободу в придачу,
И наемник-араб
Твердо верил в удачу.

Но костьми лучше лечь,
Чем продаться шакалам,
И гортанная речь
Долгим эхом звучала.

Горстка нас против них,
Озверевших бандитов,
Кто остался в живых,
Мстили все за убитых.

Кровь рекою текла.
За атакой - атака.
Предрассветная мгла
Расступилась, однако,

Но держался угар
Бесконечного боя...
Тот последний удар
Принимали мы стоя.

Да - в грязи! Да - в чаду!
На коленях и лежа!
И в слезах, и в бреду,
Но стояли мы все же!

Вам такое понять,
Как увидеть, едва ли!
Наши пушки стрелять -
Но не мы! - уставали.

И вперед - на рожон,
В рукопашную схватку:
Кто - стволом, кто - ножом,
Кто - саперной лопаткой!

Лес щепой облетал,
Вторя мрачным весельем,
И дух смерти витал
Над Аргунским ущельем!

Бой стихал, вот и стих.
Вот и вечность покоя.
Прикрывая живых,
Умирали мы стоя!

На том стоим…

И святого не тронь!
Из заоблачной дали
Вам - не зря мы огонь
На себя вызывали!

Не за газ, не за нефть
Жизни мы положили.
Это честь - умереть,
Коль пришлось, за Россию. -

От байкальских озер
До предгорий Кавказа
Тот родимый простор,
Что привычен для глаза,

Что любим и храним
Пуще собственной жизни.
И на том мы стоим,
Защищая Отчизну!

Пусть какой-то магнат
Поиграет перстнями,
Кто он нам? Разве брат?
Разве был он здесь с нами?

Или думский горлан,
Сочинитель законов,
Разве нашим парням
По душе пустозвоны?

И в тот страшный момент
(Наступала развязка)
Нам и сам президент
Не указ, не указка!

В Грозный час, говорят,
Голос свыше взывает -
Все решает солдат,
И народ все решает!

Что ж, другая война,
И масштабы иные,
Но для всех нас Чечня -
Продолженье России.

Кровных уз не разъять,
Братских уз не разрушить,
И земли не отнять,
И не вытравить души.

День возмездья грядет -
Судный день ваххабитов!
Весь чеченский народ
Не запишешь в бандиты.

И Аллах, И Христос
Мерят равною мерой.
Вера - трудный вопрос,
Но одна у нас вера!

Справедливая кара

Чем и устлан был путь
Между жизнью и смертью
Перед тем, как шагнуть
В невесомость бессмертья, -

Мыслью праведной, впрок
(Словно молнии вспышка!) -
Той, что каждый извлек
Из житейского лишка:

Из горячечных снов,
Череды унижений,
Из бездарных оков
И из пекла сражений!

Нам порою твердят:
"Смерть за смерть! Мститель - воин!"
Ну а русский солдат
По-другому устроен.

Честь и доблесть свою
Пронеся сквозь невзгоды,
Он врагу мстит в бою -
Не стране, не народу!

Мстит за низость его,
Мстит за алчность тупую,
Мстит за то, из чего
Паутину ткут злую

Лжи, обмана, вражды -
Без конца, без умолка! -
Все крутые вожди
Ваххабитского толка.

Справедливая месть -
По душе и по чину.
Да настигнет вас смерть,
Нам стрелявшие в спину!

Да настигнет вас тлен,
Как делам вашим темным,
Нас сгонявшие в плен,
Словно скот подъяремный!

Светлой нет полосы -
Лишь разор и страданье.
Нет, вы нелюди, псы
С феодальным сознаньем!

Вам икнется война:
На руинах пожара
Вас настигнет она,
Справедливая кара!

И Чечня загудит,
Как разбуженный улей...
Вас не наша сразит,
А чеченская пуля!

Эхо веков

Нам чеченец не враг,
Но коварна порода
У отпетых вояк,
У такого народа.

Смотришь - с виду малец,
А в оружье толк знает. -
С детства сына отец
К ремеслу приучает.

Чтит чеченец обряд
Родовой и обычай,
И богат не богат -
Ищет легкой добычи.

Брат ему или зять,
Тейп его или племя -
Здесь история вспять
И застыло здесь время.

И как Терек-река
Катит воды, играя,
Так проходят века,
Ничего не меняя -

Ни уклад, ни язык,
Ни на месть упованье,
И звучит "Валерик"1
Роковым предсказаньем.

Прав был русский поэт,
Наш поручик опальный, -
От войны проку нет,
Есть лишь опыт печальный.

Но столетья летят,
И стираются даты,
Так же пули свистят,
Как свистели когда-то.

Длится жизнь без затей,
И не учит нас опыт,
Только в душах людей
Поднимается ропот.

Лучше сгинуть в огне,
Да во имя свободы,
Но проклятье войне,
Что стравила народы,

Что столкнула, свела
Их на самой границе,
Где от чуждого зла
Дым тяжелый клубится.

И умом не понять,
Ну а сердцем - тем паче.
Плачет русская мать
И чеченская - плачет!

1. Поэма М. Ю. Лермонтова

 

Лицом к лицу

Помним, каждый из нас
Пережил потрясенье...
Мы в назначенный час
Проходили селеньем.

Вдруг застыли без слов -
Незнакомая местность,
Скорбный хор голосов
Оглашал всю окрестность,

И теснилась толпа
На широком подворье.
Ах, судьба ты, судьба,
Не впервой видеть горе!

Снег поодаль в крови,
Слипся кашей кровавой.
Неужели свои
Учинили расправу?

Месть с ума посвела
Иль другие причины?
В ряд лежали тела
Со следами кончины.

Столь ужасной, аж дрожь
Пробежала по коже.
Что с бандитов возьмешь?
Чем страдальцам поможешь?

Мы не прятали глаз,
Мы несчастных жалели,
Но чеченцы на нас
С осужденьем смотрели.

Кто тут прав, кто не прав?
А беда всех коснулась...
Вдруг, толпу растолкав,
К нам чеченка рванулась.

В искривленных губах
Вопль вещуньи был страшен
"Мы на ваших гробах
Тоже, может, попляшем!"

Будто мы ей враги,
Мародеры да хваты,
Но, увы, чужаки,
И уж тем виноваты.

Крик на плач изошел,
Люди замерли в страхе.
Старший к нам подошел
В серой знатной папахе:

"Разберемся. Свое
Греет лишь одеяло.
Вы простите ее -
Сыновей потеряла".

На войне все вдвойне

Что нам было прощать?
Нет больней этой боли.
Разве можно объять
Материнское горе?

В глубину заглянуть
Материнской печали?
Мы продолжили путь.
Мы угрюмо молчали.

"Помоги ей Аллах!" -
В душах наших звучало,
Но обида в сердцах,
Словно пуля, застряла.

Словом можно убить.
Непотребную фразу
Не могли мы забыть
Или вычеркнуть сразу.

Да грустить не с руки.
"Эй, унынье отставить!
Веселей, мужики!
Шагу надо прибавить", -

Командир наш смекнул,
Ободрил для начала.
Там словечко ввернул,
И, глядишь, полегчало.

А когда добрели
До своих, отогрелись,
В ход и шутки пошли,
Что в запасе имелись,

Что на случай любой
С их лукавым коварством
Нам в страде боевой
Просто вместо лекарства.

Отлегло - улеглось.
С ног свалила усталость.
Только спать не спалось -
Всем о доме мечталось.

Дом на то он и дом,
Чтоб в любой дальней дали
Вспоминали о нем
И о нем тосковали.

Не тепло, не уют
Солнцем залитых комнат,
Дом - где верят и ждут,
Дом - где любят и помнят.

На войне все вдвойне -
Обретенья и раны.
И уже в полусне
Снились нам наши мамы.

Сон

Снились? Сон ли то был
Или дивным виденьем
Нас Господь наградил
И послал утешенье?

Ночь снегами мела
Над палаточным раем,
Все остатки тепла
За порог выметая.

Но не чуяли мы
За стеной снегопада
Ни сгустившейся тьмы,
Ни бодрящей прохлады -

Ничего, что извне
Помешало бы чуду.
В нашем сказочном сне
Свет сиял отовсюду.

И в юдоли святой
Восходящего света
Пронеслись чередой,
Золотясь, силуэты.

Добрый был это знак
Или что-то иное?
Сердце дрогнуло - так
Узнается родное.

Но моли - не моли,
Исходи горьким криком -
Растворились вдали
Их иконные лики.

Да хвала всем Богам!
Наши души светились,
По небритым щекам
Слезы тихо катились.

Не стыдились мы их
И шептали упрямо,
Как затверженный стих,
Слово милое - мама.

И неслось - "Мама, жди!"
Через снежные дали,
И теплело в груди
От нахлынувшей жали,

От того, что сказать
Второпях не успели.
Мы мужчинами стать
Поскорее хотели...

У судьбы на краю,
У врага под прицелом
Память песню свою
Бесконечную пела.

Передышка

Но солдатам войны
Вновь подъем по тревоге.
Дальше топали мы
По военной дороге.

А на ней глаз да глаз,
Чтоб башку не свернули:
То накажет фугас,
То бандитская пуля.

Нет, нельзя обойтись
На войне без сноровки!
Беспросветная жизнь -
Снова жди остановки,

Передышки какой
(Мало ль что вдруг стрясется),
Где всегда под рукой
Харч казенный найдется.

Нас февраль донимал:
Не дорога - трясина.
Вот вам, братцы, привал -
Сели глухо машины.

Дали знать сразу в штаб.
Тишина. Из аула
Ребятишек и баб,
Будто ветром, надуло.

Любопытный народ!
Уж что деется рядом,
Он разведку ведет
С непременным доглядом.

Подойти не хотят -
Нашим братом пугали.
Мы голодных ребят
Сахарком поддержали.

Подбегут - и в кусты,
Хоть дичась, со сластями.
А чеченки почти
Не обмолвились с нами.

Но сразил их - талант!
(То уж с нашей прикидкой)
Молодой лейтенант
Белозубой улыбкой.

Что-то им говорил,
Рожи корчил детишкам,
А, поди, сотворил
Мир он в ту передышку.

Знал, наверно, секрет...
Впрочем, все постарались.
На привет и ответ -
Мы друзьями расстались.

Чеченский хлеб

Но забота одна -
Глаз не сводим с дороги.
Можно так дотемна
Дожидаться подмоги,

Все свалив на "авось"
Или там на кого-то.
Дело сразу нашлось,
Закипела работа.

Выбиваясь из сил -
"Ну, ребятушки, взяли!" -
Мастерили настил
И машины толкали.

А они - ни гу-гу.
Эх, железные души!
И в воде, и в снегу
Мы по самые уши.

От такой маеты
Оказаться в убытке:
Подвело животы
И промокли до нитки.

Развели костерок -
Отогреться ведь надо,
Да иссяк наш паек,
И на лицах досада.

Снова шутка в ходу
Для поднятия духа.
Смотрим - как на беду,
Прямиком к нам старуха.

В черном вся. И к земле
Ее словно пригнуло.
В самодельной суме
Нам "привет" из аула -

Хлеб. Тряпицей накрыт,
Аромат очумелый.
"Хорошо, - говорит, -
Что детей пожалели.

Ешьте теплый лаваш".
И лепешек тех гору
Нам вручила. Багаж
С провиантом был впору.

И пошел он, дележ,
Свежей лакомой пайки!
Оглянулись - и что ж?
Нету нашей хозяйки!

Слышим - вроде шумок.
Тут душа и запела.
Подкрепились чуток,
Помощь тоже приспела.

Под пятой у войны

За приказом приказ
Час от часу не легче,
Но тревожила нас
Та случайная встреча.

Под пятой у войны,
В злой ее круговерти
В чем виновны они -
Жены, матери, дети?!

Что ни день - то бои,
Что ни ночь - то засады.
Где враги? Где свои?
И своим-то не рады.

Да и что значит "свой",
Если тот же чеченец
Их аул родовой
Топчет, будто он немец?!

Если гонит своих,
Кулаком тыча в спину,
Если тысячи их
Занесло на чужбину!

Земляков, кунаков,
Без конца унижая,
Превратили в рабов
Современные баи.

Прикрываясь войной,
Не простые ж чеченцы -
Помыкают страной
Подлецы - отщепенцы,

И у них свой учет
На чужие расходы.
Но они - не народ,
А позор для народа.

Им вина - не вина,
Совесть им - не причина:
Овдовела жена,
Потеряла мать сына

Или сколько сирот
Бесприютных осталось...
Ведь они - не народ,
Им неведома жалость.

Всех посадят на штык,
Мать родную уходят!
Люди ж общий язык -
И народы - находят.

Шлют проклятье войне,
Просят сжалиться небо...
Что же надо Чечне?
Только мира и хлеба.

Сыновья России

В головах все сошлось,
Ну а если брать шире -
Подписать не пришлось
Нам декрета о мире,

Но войне дать развод
Одолела забота.
Шла в последний поход
Наша сводная рота.

Под огнем и в огне
Выводили мы строчки -
"Нет проклятой войне.
ТЧК". То есть точка!

По горам, по долам
Эхо спорило с ветром,
Небо вторило нам
Над седым Улус-Кертом,

И грозило грозой
Его зоркое око.
Смерть косила косой
Без разбора, жестоко.

Гибли - знали за что!
Не в пример фарисеям.
Пятачок сто на сто
Был телами усеян.

В грудь горячий толчок -
Кто полег, не очнулся,
Но о наш пятачок
Враг коварный споткнулся.

И силен был, и зол -
Не добился успеха!
Не прополз, не прошел,
На коне не объехал!

Получил он сполна!
И уж нам-то поверьте:
Есть у жизни цена,
Есть она и у смерти...

Пусть же знают и впредь
Всех времен воротилы:
Русский дух одолеть
Никому не под силу!

И Россию - давно
Надо б это усвоить -
Никому не дано
В две шеренги построить!

Жизнь отдав за нее,
Кровью в том расписались -
Сыновьями ее
Мы навеки остались.

 

Псков, 1 марта 2001 г. - 27 декабря 2007 г.

Сего Дня

25 мая 1780 года

25 мая 1780 года

Екатерина II в Гдове. По пути из Петербурга в Белоруссию в Гдов прибыла государыня императрица Екате...

25 мая 1781 года

25 мая 1781 года

Скончался Абрам Петрович Ганнибал (14 мая ст. ст.). Прадед А. С. Пушкина, владелец сельца Петровское...

25 мая 1834 года

25 мая 1834 года

В Псков из Полтавы архиепископом Псковским переведен Нафанаил Павловский. Скончался 28 июня 1849 год...

25 мая 1896 года

25 мая 1896 года

Епископ Псковский и Порховский Антонин (Державин) утвердил состав церковно-приходского попечительств...

25 мая 1919 года

25 мая 1919 года

Псков вновь занят уже белоэстонцами и белыми отрядами атамана С. Н. Булак-Балаховича. Под белыми Пск...

25 мая 1949 года

25 мая 1949 года

По решению Совета Министров СССР в Пскове создан завод радиодеталей. Завод удостоенный в 1976 и 1985...

25 мая 1973 года

25 мая 1973 года

Псково-Печерскому монастырю возвращены церковные ценности, вывезенные в годы войны немецкими оккупан...

Выставки

Путеводители по Пушкинскому заповеднику

Путеводители по Пушкинскому заповеднику

С. С. Гейченко не только воссоздал Заповедник, но и стал первым автором послевоенных путеводителей п...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru