Концлагеря

dulag130011 апреля 1945 г. узники Бухенвальда подняли восстание против гитлеровцев и вышли на свободу. Кажется, так давно это было. Но только не для тех, кто прошел сквозь ужасы фашистских застенков. Биографии этих людей – это настоящие уроки мужества для молодого поколения.

65 лет Великой Победы! [Электронный ресурс] / Гос. арх. упр. Псков. обл., ГУО "Гос. арх. страхового фонда и аудиовизуал. документов Псков. обл.". - Электронные данные. - [Псков : б. и.], 2010. - 1 электрон. опт. диск (DVD-Rom).

Ущерб и злодеяния, причиненные немецко-фашистскими захватчиками в годы войны Псковской области.

Из содерж.:

1. Обобщенные сведения об установленных злодеяниях, учиненных над гражданами СССР немецко-фашистскими преступниками по Псковской области РСФСР

2. Обобщенные сведения об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками учреждениям и предприятиям по Псковской области

3. Сводная ведомость об учете ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками имуществу колхозов Псковской области

4. Сводная ведомость об ущербе и убытках, причиненных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками гражданам Псковской области

5. Сводная ведомость об ущербе, причиненном гражданам Псковской области, в натуральном выражении по видам имущества

6. Сводная ведомость об ущербе, причиненном гражданам Псковской области, в денежном выражении по индивидуальным актам

7. План проведения организационно-массовых мероприятий Псковской областной комиссии по установлению и расследованию основных злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников

8. План работы по отделу культуры Псковской областной комиссии по учету ущерба

9. Удостоверение, выданное начальнику отдела по делам архитектуры при Псковском облисполкоме Драги А.А. для проведения оценки ущерба памятникам архитектуры в районах области

10. Удостоверение, выданное заместителю начальника отдела по делам архитектуры при Псковском облисполкоме Гедике Г.Е. для проведения оценки ущерба памятникам архитектуры в районах области

11. Решение Псковской областной комиссии по расследованию злодеяний, совершённых немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области в период временной оккупации от 2 марта 1945 года

12. Заявление в Областную комиссию по расследованию немецких злодеяний от настоятеля Псково-Печерского монастыря архимандрита Агафона

13. Обобщенные сведения по учету ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками г. Пскову

14. Сводная ведомость ущерба, причиненного гражданам Псковского района

15. Копия акта от 25 августа 1944 года о состоянии недвижимого имущества Пушкинского Государственного Заповедника

16. Акт комиссии по установлению и расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в городе Великие Луки от 28 декабря 1944 года

17. Акт комиссии по установлению и расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в городе Великие Луки от 10 января 1946 года

18. Акт №98 о месте расправы немецко-фашистских захватчиков над мирным населением и военнопленными в г. Идрица Великолукской области от 22 ноября 1944 года

19. Акт районной комиссии по учету ущерба и расследованию злодеяний, причиненных немецко-фашистскими захватчиками городу Пустошка Великолукской области от 27 ноября 1944 года

20. Акт районной комиссии о злодеяниях и зверствах немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной ими территории Бежаницкого района Великолукской области от 18 декабря 1944 года

21. Акт№1 районной комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на территории Великолукского района от 27 декабря 1944 года

22. Акт районной комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на территории Великолукского района от 27 декабря 1944 года

23. Акт районной комиссии по учету ущерба и расследованию злодеяний, нанесенных немецко-фашистскими захватчиками Великолукскому району от 10 января 1946 года

24. Акт о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в Дедовичском районе Ленинградской области

25. Акт районной комиссии о злодеяниях и ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками гражданам Красногородского района Великолукской области от 22 декабря 1944 года

26. Акт районной комиссии об убытках и зверствах, причиненных немецко-фашистскими захватчиками в Куньинском районе Великолукской области от 7 декабря 1944 года

27. Акт районной чрезвычайной комиссии по учету ущерба и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков по Локнянскому району Великолукской области от 15 декабря 1944 года

28. Акт чрезвычайной районной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе Невеле и Невельском районе от 21 декабря 1944 года

29. Акт районной комиссии по расследованию зверств, учиненных немецко-фашистскими оккупантами на территории Новосокольнического района от 21 ноября 1944 года

30. Акт районной комиссии об ущербе и злодеяниях, причиненных немецко-фашистскими войсками г. Опочка и Опочецкому району от 29 ноября 1944 года

31. Акт районной комиссии об ущербе, зверствах и злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в городе Порхове и Порховском районе Ленинградской области от 11 мая 1944 года

32. Обобщенные сведения районной комиссии об установленных злодеяниях, учиненных над гражданами немецко-фашистских преступниками в Порховском районе

33. Акт районной комиссии о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на временно оккупированной территории Пустошкинского района Великолукской области от 4 декабря 1944 года

34. Акт районной чрезвычайной комиссии о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на территории Себежского района Великолукской области от 8 декабря 1944 года

35. Акт районной комиссии о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Усвятского района Великолукской области от 28 ноября 1944 года.

Акт Великолукской городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в г. Великие Луки 

г. Великие Луки, 28 декабря 1944 г.

Мы, нижеподписавшиеся, члены комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их со­общников в г. Великие Луки, в составе: председателя комиссии Решетова Серафима Николаевича, членов комиссии Зорина Ивана Яковлевича, Корнеева Игната Федоровича и секретаря Юфанова Михаила Васильевича на основании документов, опросов граждан и свидетельских показаний, расследовали факты злодеяний немецко-фашистских захватчиков, совершенных ими за период немецкой ок­купации г. Великие Луки, с 25 августа 1941 года по 1 января 1943 г., установили:

I. Массовое истребление советских военнопленных и издевательства над ними

 

Немецким командованием в г. Великие Луки были органи­зованы лагеря для русских военнопленных, эти лагеря командиром 83 немецкой дивизии генералом Шерером были по существу превращены в специальные лагеря по истреблению советских военноплен­ных. В лагерях царил произвол, пытки, издевательства, избиения и расстрелы военнопленных. Свидетель Макеева Евгения Ивановна показала:

«Все, что переживали русские военнопленные, трудно выразить словами и без слез нельзя вспомнить».

В конце августа 1941 года в г. Великие Луки были доставлены до 10 тысяч военнопленных, которые были размещены в Летнем саду, еще на пути к Летнему саду, по дороге, военнопленных изби­вали, и выбившихся из сил пристреливали и оставляли валяться на дороге, по этому поводу свидетель Баранова Евдокия Ивановна по­казала:

«Когда совсем обессиливавшиеся военнопленные замедляли ход или останавливались, их били прикладами, и если они падали, их пристреливали и проходили мимо, оставляя их трупы валяться на дороге».

Размещены были военнопленные в Летнем саду под открытым небом и спали тут же на земле, больным и раненым никакой меди­цинской помощи не оказывалось. Ежедневно от голода, болезней и ран умирало более 100 человек, и их зарывали тут же на месте рас­положения лагеря. Стон и крики больных и изнуренных доносились далеко за пределы лагеря. Свидетель Андреева Мария Михайловна показала:

«Военнопленные находились под открытым небом и спали впо­валку на земле. Днем и ночью далеко от лагеря были слышны стоны и крики военнопленных, вызванные голодом и избиением их».

Свидетель Баранова в своих показаниях говорит:

«Больные и раненые лежали также на земле без всякой медицин­ской помощи. Ежедневно в лагере от ран, болезни и голода умирало до сотни военнопленных».

В лагере военнопленных морили голодом, вся пища военноплен­ных составляла из 150-200 граммов хлеба в день и то нерегулярно, больше никакой пищи военнопленные не получали. Больные, кото­рые не могли ходить, не получали совершенно никакой пищи и уми­рали от голода. Когда жители города и окрестных деревень пытались через колючую проволоку, которой был обнесен лагерь, перебро­сить пищу военнопленным, они - жители города, выстрелами и плетьми разгонялись, а военнопленные за прием пищи от граждан избивались и расстреливались. Свидетели Лебедева Пелагея Ива­новна, Устинов Евдоким Никитич и Баранова Евдокия Ивановна по­казали:

«Больные, которые не могли ходить, не получали никакой пищи и умирали от голода».

«Пленные у жителей города просили поесть, и когда одна жен­щина отдала хлеб, на него с жадностью набросились пленные. Немцы за это жестоко стали избивать пленных и одного заколотили насмерть, и он остался валяться на дороге».

«Военнопленных избивали за то, что принимали пищу от насе­ления, на глазах многих жителей за это до смерти избили военноплен­ного. В лагере военнопленным, давали только 150-200 граммов хлеба, поэтому на бросаемую пищу жителями они набрасывались с жад­ностью голодных. Полученную таким образом пишу немцы от военнопленных отнимали, а их жестоко избивали и даже расстреливали».

Были нередки случаи, когда вместе с расстрелянными в могилы зарывались раненые - живые люди, по этому вопросу свидетель Ба­ранова Евдокия Ивановна показала:

«Был однажды случай, когда среди мертвых зарыли в могилу и раненых и из могилы были слышны стоны».

Свидетель Андреева Мария Михайловна показала:

«Одна моя знакомая пошла к могиле расстрелянных и вместе с другими жителями г. Великие Луки вынули из могилы раненого и отнесли его в городскую больницу».

Расстрелянные, умершие и живые военнопленные сваливались в яму, из которой долгое время торчали руки, ноги. За 35 дней суще­ствования лагеря в Летнем саду из 10 тысяч человек осталось всего не более 2500-3000, 3/4 лагеря было уничтожено, что подтвердил свидетель Устинов, показав:

«К октябрю месяцу осталась лишь четвертая часть находившихся к началу организации лагеря, а было их более 10 тысяч».

В октябре месяце в г. Великие Луки, в поселке Рибяки* был организован новый лагерь, в котором положение военнопленных ничем не отличалось от лагеря в Летнем саду, свидетель Макеева Ев­гения Ивановна показала:

«В Рибяках военнопленные находились в казармах и бараках, причем казармы и бараки были без окон, больным военнопленным никакой медицинской помощи не оказывалось. Большинство боль­ных военнопленных умирало от голода. Я видела, как колхозники привозили воз капусты и бросали ее военнопленным, которые впи­вались зубами в кочан капусты и не отрывались от нее, пока не съедали вместе с кочерыжкой, были такие случаи, когда приносимая жителями пища для военнопленных отбиралась немцами и отдава­лась лошадям, а военнопленные со стоном и плачем просили хоть маленький кусочек хлеба».

Систематически военнопленные расстреливались немцами в ла­гере без всяких причин. Свидетель Андреева показала:

«Большое количество людей, находившихся в лагере военно­пленных, расстреливались немцами без всяких причин».

Допрошенный Яковлев Андрей Андреевич показал:

«В деревне Рибяки в казармах был организован лагерь для рус­ских военнопленных, в котором находилось до 10 тысяч человек. Хлеба по 200 граммов давали с большими перебоями. Были случаи, когда по 8 дней совершенно хлеба не давали... На почве недоедания, холода и отсутствия медицинской помощи, в лагере была высокая смертность, и в дни отсутствия хлеба в лагере ежедневно умирало до 70 чел. военнопленных. В обычные дни в лагере ежедневно умирало до 30 человек. Только за октябрь 1941 г. в лагере умерло свыше 1000 человек военнопленных. Больные и раненые валялись на полу в бараках, питались из общего котла. Комендантом лагеря был немец в звании капитана, который жестоко расправлялся с военноплен­ными. По приказу этого капитана в лагере расстреляны 4 санитарки и одна медсестра, за то, что они выразили свое возмущение отноше­нием немцев к больным и раненым военнопленным. Расстрел был произведен публично.... В этом же лагере расстреляли 11 человек евреев, только зато, что они евреи. Перед расстрелом евреев немцы объявили военнопленным, что расстреливаются представители той расы, из-за которой идет война....

...Один военнопленный у барака оторвал небольшой кусок доски. Это заметил комендант лагеря и приказал расстрелять военноплен­ного. По доносу предателя Филипкова в лагере был расстрелян рус­ский военнопленный майор Матвеев...

...Расстреливались все военнопленные, которые пытались бе­жать из лагеря. Ежедневно в лагере расстреливалось не менее 2-х че­ловек. Только на моих глазах в Рибяках расстреляно не менее 170 человек русских военнопленных....

...Примерно 28 или 29 августа 1941 г. недалеко от города немцы расстреляли 50 русских военнопленных...

...При ликвидации лагеря в Рибяках немцы выстроили около двух тысяч военнопленных, в том числе больных, раненых, ослаб­ленных, и повели на вокзал. Всех отстающих, упавших от усталости немцы расстреливали на месте. Вся Торопецкая улица была усеяна трупами военнопленных. Подвергались расстрелу и те военноплен­ные, которые пытались поднимать брошенный гражданами хлеб. Только на Торопецкой улице из этой группы военнопленных было расстреляно не менее 60 чел....

...По словам местных жителей, мне известно, что в лагере воен­нопленных, который был организован в бывшем военном городке, немцами расстреляно не менее 200 человек русских военнопленных. Расстрел производился прямо во дворе военного городка».

Так, по вине командира 83 немецкой дивизии генерала Шерера, коменданта лагеря в Рибяках и Летнем саду немецкого капитана, на­чальника немецкого гарнизона г. Великие Луки подполковника немецкой армии фон Засса истреблено, замучено, умерло от голода и болезни около 10 тысяч русских военнопленных в г. Великие Луки.

II. Истребление и издевательства над мирными советскими гражданами г. Великие Луки

 

В феврале месяце 1942 г., когда Красная армия подошла к г. Великие Луки и немецкому гарнизону в городе угрожала опас­ность. Немецкая жандармерия и тайная полевая полиция /ГФП/ в целях обеспечения безопасности своего тыла произвела арест совет­ских граждан в г. Великие Луки (преимущественно молодежи), в общей сложности свыше 150 человек. Аресты советской молодежи начались 21 февраля 1942 г. Все арестованные были заключены в тюрьму, которая находилась в нижнем этаже гостиницы «Москва» (угол К. Либкнехта и Пионерской). Фашистское «следствие» продол­жалось около месяца, в период которого немецкая жандармерия же­стоко издевалась над своими жертвами. Свидетель Смирнов Николай Иванович, переживший в этот период ужасы фашистских застенков, показал:

«В период нахождения под следствием жандармерия при допро­сах обвиняемых и свидетелей применяла зверские методы физиче­ского воздействия, принимавший участие в допросах немецкий переводчик Зондер фюрер Кресс с арестованными и свидетелями иначе не разговаривал, кроме как при помощи резиновой дубины. За все время моего пребывания в тюрьме (с 24 февраля по 26 марта 1942 г.) я не встречал ни одного случая, когда бы арестованный с допроса имел способность в камеру придти на своих ногах. Так, аре­стованный Токарев Александр в середине марта 1942 г. с допроса принесен был жандармами избитый, в бессознательном состоянии и брошен в одиночную камеру. Арестованных босыми заставляли при 20-25-градусном морозе мыть цементные полы. Питание аресто­ванных состояло только из 200 граммов хлеба в сутки. Показания свидетелей и арестованных переводились на немецкий язык и не за­читывались, арестованными и свидетелями не подписывались».

После такого рода «следствий» немецко-фашистскими варварами с 19 по 25 марта 1942 г. было расстреляно свыше 100 человек со­ветской молодежи. Расстрел производился в г. Великие Луки на Коломенском кладбище. Главными виновниками указанного зло­деяния являются немецкие офицеры: начальник ГФП лейтенант Блюм, следователь ГФП унтер-офицер Пастер, следователь ГФП фон Рейндор, заместитель начальника ГФП Гедрих Эрих, перевод­чик жандармерии Зондер Фюрер Кресс, начальник полевой жандармерии, капитан германской армии Мевес, полевой судья майор не­мецкой армии Шульц.

В период оккупации немцы установили 4 виселицы, из них две виселицы на площади Ленина и две виселицы на заводе им. М. Гельца. Всего на этих виселицах было повешено свыше 10 человек, в том числе председателя Сидоровщинского сельсовета Смирнова, и 10 но­ября 1941 г. кадровых рабочих завода им. М. Гельца - Чертогонова и Васильева.

По отношению ко всему гражданскому населению г. Вели­кие Луки был установлен немцами невыносимый режим. Хождение по городу разрешалось только с 8 часов до 16 часов, за нарушение указанного режима немецко-фашистские разбойники расстреливали без предупреждения. Во время оккупации города население пережи­вало ужасный голод, рабочие, занятые на тяжелых работах, полу­чали 300 граммов хлеба в сутки, а иждивенцы и неработающие (престарелые, дети) получали только 150-200 граммов. Других ни­каких продуктов населению не выдавалось. В конце 1942 г. выдача населению хлеба совершенно прекратилась. Медицинской помощи населению не оказывалось. На почве голода в городе были массовые заболевания, вследствие чего вымирало население.

Летом 1942 г. по распоряжению немецких властей: начальника гарнизона полковника немецкой армии Фон Рапордт, коменданта г. Великие Луки майора Зоннгвальда Вельгельма, начальника па­ровозоремонтного завода Ган Гуго при заводе был организован трудовой лагерь, куда немецко-фашистские захватчики насильствен­ным путем загоняли советских граждан, мужчин, женщин и детей около 300 человек. В лагере для всех рабочих был установлен 12-14-часовой рабочий день. За малейшие проступки рабочие наказывались розгами. Питание рабочих состояло из 200 граммов хлеба и один, пол­тора литра так называемой баланды. В период уличных боев в г. Великие Луки немецко-фашистские захватчики расстреливали граж­данское население, не желающих отступать вместе с немцами. Кроме этого комендант г. Великие Луки Зонневальд Вельгельм насиль­ственно мобилизовал население г. Великие Луки для строитель­ства немецких укреплений вокруг г. Великие Луки.

Таким образом, немецкими варварами было истреблено около 200 советских граждан г. Великие Луки. Об истреблении рус­ского населения свидетель Смирнов показал:

«Всего за период немецкой оккупации в г. Великие Луки нем­цами расстреляно, умерло от ран и от голода около 7000 человек».

Таким образом, по вине главных виновников перечисленных выше злодеяний в г. Великие Луки, Зонневальда Вельгельма, фон Засса, Ган Гуго, заместителя начальника Великолукского отделе­ния ГФП Гедрих, полевого судьи майора Шульца, Зондер Фюрер Фрейданга Вельгельма, начальника гарнизона полковника - Раппард Фрица, командира первой роты 277 пехотного полка 83 дивизии ка­питана Кнауф Вальтер, командира особой роты 277 пехотного полка старшего лейтенанта**, командира отделения карательного отряда 277 пехотного полка*** Герш Макс и др., в г. Великие Луки умерло от ран и от голода, расстреляно и умерло от массовых эпидемических заболеваний около 7000 человек гражданского населения г. Великие Луки.

III. Угон в немецкое рабство гражданского населения города

За время оккупации г. Великие Луки немецкие власти про­изводили массовый угон гражданского населения в немецкое раб­ство - в Германию и оккупированные немецкими войсками области и республики. Материалами расследования комиссия установила, что немцами в течение своего хозяйничанья в г. Великие Луки увоз в немецкое рабство производился большими партиями 8 раз. Всего массовым порядком, не считая увоз мелкими группами и оди­ночками, было вывезено около 8,5 тысячи человек.

В апреле месяце 1942 г. из г. Великие Луки немцами вы­везено в Германию около 600 человек молодежи, что подтверждается показаниями граждан Федотова Александра Федотовича и Алехно-вич Ильи Ивановича.

В мае месяце 1942 г. немцами была вывезена из г. Вели­кие Луки в Германию вторая партия советских граждан, в количестве 340 человек, что подтверждается актами и протоколами допросов Макеевой Евгении Ивановны, Цветковой Марии и Панова Никиты Ивановича.

С 1 по 8 июня 1942 г. немцами из города была вывезена третья партия советских граждан в количестве 3000 человек. В июле 1942 г. из г. Великие Луки было отправлено несколько товарных эшелонов с советскими гражданами в общей сложности 5000 чело­век. Это обстоятельство подтверждается показаниями Смирнова Ни­колая Ивановича, Бломберг Серафима Николаевича, Максимовой Ксеньи и др.

Наконец 25 сентября 1942 г. немцы отправили из города в свой тыл 80 семей советских граждан, в общей сложности 560 человек.

В момент увоза населения, со стороны немецких властей приме­нялись насильственные меры, население, отправляемое в Германию, немцами избивалось. Гражданка Румянцева Александра показала:

«В июне месяце 1942 г. при отправке в Германию граждан Скворцов Василий Васильевич, проживавший по улице Некрасова, дом № 5, пытался выйти из вагона и тем самым избежать угона в не­мецкое рабство. Немецкий часовой открыл по Скворцову огонь, затем Скворцова догнали, избили и водворили обратно в товарный вагон. Судьба Скворцова осталась не известной».

В пути следования в немецкое рабство немцы по отношению к своим жертвам применяли издевательство и избиение. Граждане г. Великие Луки Григорьева Александра Семеновна и Карпов Тихон Карпович показали:

«В пути следования немцы к нам относились издевательски, по существу никакой пищи не давали, за исключением 150 граммов сур­рогатного хлеба. Люди просили пить, но им не разрешали выходить из вагона за водой на остановках. Кто пытался выйти из вагона, не­мецкие солдаты избивали палками и прикладами. Например, не помню, как фамилия девушки, по имени Настя, на одной станции, в районе Беларусии, выпрыгнула из вагона с кружкой и хотела на­питься, но ее немецкий солдат догнал, ударил прикладом в спину и водворил обратно в вагон».

В пути следования медицинской помощи отправляемым в Герма­нию никакой не оказывали, на почве голода, скученности в вагонах и холода, среди отправляемых в Германию распространялись массо­вые заболевания, в результате чего люди умирали. Родственникам умерших хоронить не разрешалось. Трупы выбрасывались на оста­новках. Эти обстоятельства подтверждаются актами граждан Толстоуховой, Поярковой и др. Об ужасах фашистского рабства рассказывает гражданка Павлова и Крюмберг, возвратившиеся из не­мецкого рабства на родину:

«17 июня 1942 г. ночью наш эшелон отправили со станции Ве­ликие Луки по направлению к Белоруссии. Нас привезли на станцию Ганцевичи Пинской области, в Западной Белоруссии всех выгрузили и разместили в конюшне и свинарниках и не разрешили никуда вы­ходить. Держали нас на голодной пайке, давали по 150 грамм недоб­рокачественного хлеба, с примесью разных суррогатов, затем всех нас разослали по разным деревням и заставили работать на кулаков и помещиков, а также на жандармерию и полицию. Заставляли вы­полнять самую грязную работу, в том числе стирать грязное белье для жандармов, полиции и комендатуры. Режим для нас был установ­лен невыносимый, запрещалось общаться друг с другом, не разреша­лось выходить в другие населенные пункты к своим знакомым, за нарушение этого режима сажали в спецлагеря и расстреливали. Осо­бенно своими зверствами к населению прославил себя немецкий ко­мендант Верховский. Он лично расстрелял жену командира, вывезенную из г. Великие Луки с двумя малолетними детьми, Мокалькову**** Ксенью и ее детей. Формальным предлогом для рас­стрела послужило то, что Москалькова якобы имела связь с партиза­нами, а фактически она была расстреляна за то, что отказалась стирать белье служащим комендатуры Верховского. В сентябре ме­сяце 1942 г. случайно спаслась от расстрела гражданка г. Ве­ликие Луки Павлова Наталья Николаевна, которой 17 сентября 1942 г. прислуга Верховского принесла стирать белье, принадлежащее Верховскому, зная о том, что Верховский болеет венерической бо­лезнью, Павлова отказалась стирать это белье. Ночью этих же суток Верховский с группой немцев ворвался в дом, в котором жила Пав­лова, начал над последней издеваться, угрожать ей оружием и рас­стрелом. Павлова от Верховского вырвалась и в нижнем белье выбежала на улицу, спряталась в кустах, расположенных около дома. Когда Павлова бежала от Верховского в кусты, Верховский по ней сделал несколько выстрелов. Впоследствии за взятку бургомистру, в виде своего последнего шелкового платья и часов своего мужа, Пав­лова была переведена в другой населенный пункт и тем самым спасла свою жизнь».

Вернувшиеся из немецкого рабства граждане Панова, Цвенева и Гец показали:

«После того, как всех нас, жителей г. Великие Луки, выгру­зили на станции Щучино, нас загнали всех в лагерь, который был расположен в чистом поле и обнесен колючей проволокой. В этом лагере нас продержали около 3-х недель, а затем стали направлять на работу к кулакам и помещикам. Всю молодежь отправили дальше в Германию. Во время нахождения в лагере нас буквально морили го­лодом. На одни сутки давали только 150 граммов хлеба и одну та­релку недоброкачественного супа. В лагере, как и в пути следования, никакой медицинской помощи нам не оказывали».

Главными виновниками насильственного увода граждан г. Великие Луки в немецкое рабство являются комендант г. Вели­кие Луки немецкий майор Вельгельм Зонневальд, начальник гарни­зона Великие Луки Засс Эдуард, командир 277 полевого полка полковник - Раппард Фриц и др.

Источник: Великие Луки в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. : сборник документов / [отв. ред. Д. А. Белюков]. - Великие Луки : [б. и.], 2012. - 343, [1] с. : ил., табл. - (Великолукская книга). - Библиогр. в подстроч. примеч.

Акт Великолукской городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в г. Великие Луки: [I. Массовое истребление советских военнопленных и издевательства над ними ; II. Истребление и издевательства над мирными советскими гражданами г. Великие Луки ; III. Угон в немецкое рабство гражданского населения города]. – С. 308-319.

65 лет Великой Победы! [Электронный ресурс] / Гос. арх. упр. Псков. обл., ГУО "Гос. арх. страхового фонда и аудиовизуал. документов Псков. обл.". - Электронные данные. - [Псков : б. и.], 2010. - 1 электрон. опт. диск (DVD-Rom).

См. Акт районной комиссии о злодеяниях и зверствах немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной ими территории Бежаницкого района Великолукской области от 18 декабря 1944 года.

Бежаницкий район // Книга памяти: Псковская область : историко-документальная хроника. – Псков, 1993. – Т. 1. – С. 249-254.

«Всего мирных жителей погибло за время оккупации в нынешних границах Бежаницкого района более 2 тысяч человек.

Призвано в ряды Советской Армии перед войной и в годы Великой Отечественной войны Бежаницким, Кудеверским, Ашевским и Пожеревицким военкоматами 13297 человек.

Свыше 2 тысяч советских людей оккупанты насильно угнали на фашистскую каторгу  в Германию.

Всего погибло на фронтах 8403 воина-земляка, из них пропало без вести 3700 человек».

 

Книга Памяти : Псковская область : ист.-докум. хроника : к 50-летию Победы в Великой Отеч. войне. Т. 15 : Бежаницкий район. Локнянский район / Рос. Федерация [и др.] ; Орг.-метод. центр по подгот. и изд. обл. Книги Памяти ; [гл. ред. Н. П. Корнеев]. - Псков : Изд-во организационно-методического центра, 1995. - 606 с. : ил.

См. также: Т. Федоренкова.

В г. Великие Луки были организованы лагеря для советских военнопленных в Летнем саду и пос. Рябики; в этих лагерях погибло более 10 тысяч человек.

Немецкая жандармерия и тайная полевая полиция с 21 февраля 1942 г. начали производить массовые аресты граждан в г. Великие Луки; арестованные отправлялись в тюрьму, которая находилась в нижнем этаже гостиницы «Москва» (ул. К. Либкнехта и Пионерской). Расстрелы производились на Коломенском кладбище, также в городе были установлены 4 виселицы.

Летом 1942 г. был организован на паровозоремонтном заводе трудовой лагерь. Для строительства немецких укреплений вокруг города было насильственно мобилизовано население.

Во время оккупации несколько раз производился увоз населения в Германию. Из-за голода, скученности в вагонах, холода распространялись заболевания – люди умирали. Хоронить запрещалось: трупы просто выбрасывали из вагонов. Людей заставляли работать на кулаков и помещиков, а также жандармерию и полицию. Все отмечают голод, произвол и невыносимый режим, нарушение которого грозило расстрелом.

Подробней см. N 114. Акт Великолукской городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе Великие Луки, г. Великие Луки, 28 декабря 1944 г.

Город Великие Луки и Великолукский район // Книга памяти: Псковская область : историко-документальная хроника. – Псков, 1993. – Т. 1. – С. 240-249.

«По частично сохранившихся спискам Великолукского ГВК за 1941-1945 гг. призвано в Советскую Армию из города и района около 35000 человек.

На фронтах Великой Отечественной войны погибло 8650 наших земляков, жителей г. Великие Луки и Великолукского района, в том числе пропало без вести около 7000 воинов земляков. Великолукская земля дала стране в годы Великой Отечественной войны 20 Героев Советского Союза. Более 5000 земляков за боевые заслуги на фронтах награждены орденами и медалями.

В борьбе с фашистами в период Великой Отечественной войны погибло около 200 партизан-земляков и 56 подпольщиков. Во время немецкой оккупации расстреляно и замучено мирных жителей 8325 человек, угнано на каторжные работы в Германию 14500 человек.

Фашистами сожжено на территории Великолукского района 232 деревни».

 

Книга Памяти : Псковская область : ист.-докум. хроника : к 50-летию Победы в Великой Отеч. войне. Т. 4 : Город Великие Луки. Великолукский район / Рос. Федерация [и др.] ; Орг.-метод. центр по подгот. и изд. обл. Книги Памяти ; [гл. ред. Н.П. Корнеев]. - Псков : Изд-во организационно-методического центра, 1993. - 477, [2] с. : ил.

***

 

Великие Луки в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. : сборник документов / [отв. ред. Д. А. Белюков]. - Великие Луки : [б. и.], 2012. - 343, [1] с. : ил., табл. - (Великолукская книга).

Из содерж.: N 114. Акт Великолукской городской комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе Великие Луки, г. Великие Луки, 28 декабря 1944 г. : [Массовое истребление советских военнопленных и издевательства над ними ; Истребление и издевательства над мирными советскими гражданами г. Великие Луки ; Угон в немецкое рабство гражданского населения города и др.] – С. 308-319.

65 лет Великой Победы! [Электронный ресурс] / Гос. арх. упр. Псков. обл., ГУО "Гос. арх. страхового фонда и аудиовизуал. документов Псков. обл.". - Электронные данные. - [Псков : б. и.], 2010. - 1 электрон. опт. диск (DVD-Rom).

См.: Акт комиссии по установлению и расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в городе Великие Луки от 28 декабря 1944 года;

Акт комиссии по установлению и расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в городе Великие Луки от 10 января 1946 года;

Акт № 1 районной комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на территории Великолукского района от 27 декабря 1944 года;

Акт районной комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками на территории Великолукского района от 27 декабря 1944 года;

Акт районной комиссии по учету ущерба и расследованию злодеяний, нанесенных немецко-фашистскими захватчиками Великолукскому району от 10 января 1946 года.

Памяти павших будьте достойны : брат. захоронения, памятники, мемориалы в честь павших на земле Великолукского р-на в годы Великой Отечеств. войны воинов и жителей сел и деревень / [авт.-сост. В. М. Смородов]. - Великие Луки : [б. и.], 2005. - 106 c. : ил.

Гайдас, А. "Отзовитесь и помогите" / А. Гайдас // Великолукская правда. - 2005. - 13 янв. - С. 2.

Воспоминания о лагере, который фашисты организовали на  ул. Маршала Жукова в городском летнем саду. Предложение об увековечивании памяти жертв немецкого лагеря.

 

Канавщиков, А. Открыт памятный знак / А. Канавщиков // Великолукская правда. - 2001. - 29 июня.

К открытию памятного знака бывшим узникам.

 

Смирнов, И. [Великолукский лагерь военнопленных] / И. Смирнов // Бухенвальдский набат. - Горький: Волго-Вят. кн. изд., 1966. - С. 65-71.

См. также:

Клуб бывших малолетних узников фашистских лагерей «Судьба» (Великие Луки)

Р. Боткина, Е. И. Дегтярева, В. М. Заветный, А. П. Капралова, Е. С. Ковалева, В. Кузьменков.

Гдовский район // Книга памяти: Псковская область : историко-документальная хроника. – Псков, 1993. – Т. 1. – С. 254-261.

«На территории Гдовского района находится 48 захоронений воинов, партизан, подпольщиков, мирных жителей, уничтоженных фашистами.

Всего на территории Гдовского района захоронено воинов, партизан, мирных жителей 3145 человек, установлены фамилии на 695 человек.

Из района в годы войны призвано 4338 человек.

На фронтах Великой Отечественной войны погибло воинов-земляков 3575, в том числе пропало без вести 1762 человека. Партизан-земляков погибло 310.

Мирных жителей уничтожено фашистами – 491, угнано в Германию 2659 человек.

Сожжено около 200 деревень».

 

Книга памяти : ист.-докумен. хроника: к 50-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Кн. 8 : Псковская область. Гдовский район. Плюсский район. Стругокрасненский район / РФ, Псков. обл. Собрание депутатов ; Администрации Псков. обл., Гдовского, Плюсского, Стругокрасненского районов ; Организац.-метод. центр. - Псков : Псковский областной организационно-методический центр по подготовке и изданию Книг Памяти, 1994. - 574,1 с. : ил. 

 

См. также: С. Т. Васильев, А. И. Голубева, Н. А. Карпов, В. А. Иванова, М. Г. Новенская.

65 лет Великой Победы! [Электронный ресурс] / Гос. арх. упр. Псков. обл., ГУО "Гос. арх. страхового фонда и аудиовизуал. документов Псков. обл.". - Электронные данные. - [Псков : б. и.], 2010. - 1 электрон. опт. диск (DVD-Rom).

См.: Акт о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в Дедовичском районе Ленинградской области.

Дедовичский район // Книга памяти: Псковская область : историко-документальная хроника. – Псков, 1993. – Т. 1. – С. 261-266.

«Братскими могилами (их в районе 29), а не только победами отмечен путь Советской Армии и партизан. Всего в этих захоронениях покоится прах 289 человек, имена известны 263 человек.

По сохранившимся данным архивов военкоматов, из Дедовичского района призвано перед войной и в годы войны 6203 человека.

На фронтах Великой Отечественной войны погибло воинов-земляков 3893 человека, пропало без вести 1425 человек, партизанов-земляков погибло в борьбе с фашистами 413 человек. Количество подпольщиков-земляков, погибших в борьбе с фашистами, не установлено.

Мирных жителей-земляков погибло во время немецко-фашистской оккупации 924 человека, из них на каторжных работах в Германии 6 человек. Большинство уничтоженных мирных жителей похоронено на гражданских кладбищах в одиночных могилах.

В годы войны фашистами сожжено в районе 308 деревень, из них не восстановлено 125».

 

Книга памяти : истор.-док. хроника : к 50-летию победы в Вел. Отеч. войне. Т. 13 : Псковская область. Дедовичский район. Дновский район / гл. ред. Н.П. Корнеев ; РФ, Пск. обл. Собрание депутатов Администраци. Пск. обл. - Псков : Псковский обл. орг.-метод. центр по подготовке и изданию Книг Памяти, 1994. - 463 с.

 

См.: Спасение партизанами мирных жителей от угона в рабство.

Из «Доклада об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»:

«В г. Дно имелось два лагеря советских военнопленных. Один размещался в военном городке, в бывших конюшнях артиллерийско­го дивизиона, и второй – в 3 км юго-восточнее г. Дно, в местечке Колотушино. В Дновском лагере для размещения военнопленных было занято более 15 крупных бараков, в которых по по­казаниям свидетелей размещалось одновременно не менее 12-15 тыс. человек. Площадь лагеря в Колотушине превышала 1500 кв. м. Военнопленные советские военнослужащие находились в исключи­тельно тяжелых условиях. Помещения, в которых жили люди, не име­ли ни нар, никакого другого оборудования. Люди валялись на гряз­ном полу, на котором не было даже подстилки из соломы. Режим обо­их лагерей был рассчитан также на изнурение его заключенных непосильным трудом и умерщвление голодом. Свидетель Б. И. Богда­нова удостоверила, что из Дновского лагеря на городское кладбище вывозилось ежедневно по несколько грузовых машин, наполненных трупами. Ее показания подтвердила свидетель Иванова, не раз видев­шая на кладбище моменты привоза и захоронения трупов, и целый ряд других свидетелей. При этом все опрошенные очевидцы привели немало фактов захоронения вместе с мертвыми еще живых, но до­шедших до крайней степени истощения людей.

О повальной смертности от изнурения и голода в лагере Колоту­шино рассказали свидетели Е. И. Михайлова, П. А. Тимофеева, Е. Ф. Сливкина, Н. В. Никанорова, Е. И. Семенова и многие другие. Е. М. Михайловой приходилось видеть, как каждый день возвращавшиеся с работы группы военнопленных несли с собой умерших товарищей. По ее заявлению смертность в этом лагере достигала 30 и более чело­век в день. Трупы погибших полными возами вывозились на специально устроенное кладбище в полукилометре от лагеря. От самих во­еннопленных ей стало известно, что некоторые дошедшие от голода до грани безумия люди были вынуждены заниматься людоедством, а свидетель Никанорова М. М. удостоверила, что по словам одной из работниц лагеря в отдельные дни на кладбище вывозили до 60 трупов, и что охрана лагеря часто добивала обессилевших от голода людей.

Широкое применение имели в обоих лагерях и расстрелы. Расстреливали не только за видимость проступка, по даже за просьбу о помощи питанием, за то, что не мог поднять бревно, а в другой раз при ней же расстреляли военнопленного, принявшею от нее несколько соленых помидор.

При раскопках на городском кладбище г. Дно обнаружены рвы-могилы, имевшие в длину 20 м, в ширину 4 м, в глубину 3 м. Таких рвов обнаружено 13. По поручению комиссии главным судебно-медицинским экспертом Ленинградского фронта, подполковником медслужбы, профессором Владимирским А. П. была про­изведена судебно-медицинская экспертиза эксгумированных трупов. Экспертиза установила, что причиной смерти погребенных на Дновском городском кладбище военнопленных послужило истощение на почве голода, расстрелы, а также повреждения тупыми, тяжелыми предметами, что полностью подтвердило показание свидетелей. Об­щее количество истребленных советских военнопленных, захоронен­ных на Дновском городском кладбище, превышает 21 тыс. человек.

Возле местечка Колотушино было обнаружено 2 кладбища. На одном найдено 4 рва длиной каждый по 100 м, шириной 3 м и глубиной 2 м и на расстоянии одного километра восточнее этого кладбища было обнаружено еще 10 рвов, длиною каждый 5 м, шириной 3 м, глубиной 3 м. Данные судебно-медицин­ского исследования установили и здесь те же причины гибели воен­нопленных, что и у захороненных на городском кладбище. Общее ко­личество захороненных на указанных кладбищах истребленных в Колотушинском лагере военнопленных определяется не менее 23-25 тыс. человек». (Войной испепеленные года. Псков, 2005. С. 282-284).

***

Дновский район // Книга памяти: Псковская область : историко-документальная хроника. – Псков, 1993. – Т. 1. – С. 266-272.

«На территории района расположено 14 захоронений советских воинов, партизан, подпольщиков, военнопленных, мирных жителей; в них захоронено 874 человека, на 632 человека фамилии известны. […]

По имеющимся неполным данным, было призвано из района в Советскую Армию 3450 человек, из них в 1941 году – 901 человек, в 1944-1945 годах – 2549 человек.

По предварительным данным, не вернулось с фронтов Великой Отечественной войны около 3000 дновцев, из них около 1500 пропало без вести.

Погибло в борьбе с фашистами около 50 партизан-дновцев.

Данных о количестве погибших подпольщиках-земляках пока не имеется.

Во время немецко-фашистской оккупации погибло 515 мирных жителей, из них 407 человек расстреляно, 108 человек сожжено.

В годы войны в районе сожжена фашистами 91 деревня полностью и 43 частично».

 

Книга памяти : истор.-док. хроника : к 50-летию победы в Вел. Отеч. войне. Т. 13 : Псковская область. Дедовичский район. Дновский район / гл. ред. Н. П. Корнеев ; РФ, Псков. обл. Собрание депутатов Администраци. Псков. обл. - Псков : Псковский обл. орг.-метод. центр по подготовке и изданию Книг Памяти, 1994. - 463 с.

*** 

Тиханов, А. Лёгкий пар на крови / А. Тиханов // Псковская правда. - 2009. - 28 окт. - 3 нояб. (N 211). - С. 18 : фот.

О памятных местах в Дновском р-не, где был концлагерь, и о том, как местные жители разбирают дорогу, по которой водили пленных, на каменки для бань.

 

Тиханов, А. Ад назывался Колотушино / А. Тиханов // Псковская правда. - 2009. - 2-9 сент. (N 171). - С. 36-37 : фот.

Исторические сведения, воспоминания участников войны.

Лукьянова, Л. Если бы не было войны... / Л. Лукьянова // Дновец. - 2006. - 30 июня. - С. 3.

История военного городка "Гривочки", построенного в нач. 30-х годов 20 века и взорванного немцами в годы Великой Отечественной войны. Краткие сведения о концентрационном лагере для сов. военнопленных в Колотушино. На снимке: памятник в Колотушино.

Петрова, Г. Живёт людская память / Г. Петрова // Дновец. - 2006. - 30 июня. - С. 3.

История местечка Колотушино, где в годы Великой Отечественной войны находился лагерь военнопленных (захоронено свыше 25 тысяч человек). К 50-й годовщине Дня Победы, 4 мая 1995 г. на территории бывшего концлагеря был установлен памятник.

 

Калинина, Л. Идущий мимо голову склони / Л. Калинина, Ю. Захаров // Дновец. - 1995. - 6 мая.

О фашистском концлагере для советских военнопленных в д. Колотушино недалеко от Дно (июля 1941 г.). Фот памятника, открытого на месте лагеря.

Егоров, С. Заросли кустами могилы... : [Колотушино Дновского р-на] / С. Егоров // Заветы Ильича. - 1989. - 27 июня.

Из «Доклада об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»

В результате кровавого разгула и чудовищного террора по Псков­ской области за период временной ее оккупации немецко-фашист­скими захватчиками расстреляно мирных граждан 17189 человек, по­вешено 132 человека, заживо сожжено 1990 человек, убито бомбами 104 человека, а всего погибло 19415 человек и, кроме того, подверг­лось арестам, насилиям и побоям 6621 человек.

По приказу верховного ко­мандования германской армии и преступного германского правительства путем голода, истязаний, пыток, расстрелов и нанесения те­лесных повреждений ударами тяжелыми тупыми орудиями 355 935 военнопленных советских военнослужащих.

Вместе с кровавым террором фашистские захватчики принесли па нашу землю рабство и тяжесть подневольного труда со всеми отв­ратительными ужасами фашистского гнета. 

 

Земельная реформа

Из «Доклада об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»:

«Особенно широкий размах приобрели мероприятия по насажде­нию крепостнического режима в псковской деревне под видом так называемой «земельной реформы». Колхозы в 1942 г. были объяв­лены ликвидированными. На время войны немцы в деревнях остав­ляли «общинное хозяйство» с натуральными поставками сельхозпро­дукции, которые взимались в совершенно непосильных для крестьян размерах.

В совхозах немцы организовали «государственные» и помещичьи хозяйства. Так, в совхозе им. Ворошилова Псковского района, как и в других совхозах, еще в августе 1941 г. были вывешены объявления, что все земли, имущество и постройки совхоза поступают в распоряжение Торошинской комендатуры и «будут управляться в интересах армии великой Германии». В совхоз был назначен управляющим не­мец. На скотные дворы были поставлены коровы и овцы, отнятые от населения и оставшиеся в колхозах. Скот этот откармливался, шел для снабжения немецкой армии и в большом количестве отправлялся в Германию.

В совхозе «Матуриха» был назначен особый управляющий, кото­рый приехал с женой и был намерен стать хозяином подаренного Гит­лером имения. Несколько семей рабочих, оставшихся в совхозе, и колхозники окружающих деревень были бесплатной рабочей силой.

Помещики-управляющие были поставлены немцами и в других хозяйствах: в совхозе «Дербинка», в совхозе «Березка», опытной стан­ции «Стремутка» и т.д. Причем, все это «хозяйствование» заключа­лось, главным образом, в выкачивании экономических ресурсов, в закабалении и угнетении окружающего населения, в пытках, порках и издевательствах. Помещик Шульц был посажен хозяином в совхозе «Диктатура». (Войной испепеленные года. Псков, 2005. С. 269-270).

Массовый угон населения на каторжные работы и в рабство в Германию

Из «Доклада об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»:

«Начиная с 1942 г. мероприятия по насаждению крепостнического режима сопровождались массовым угоном населения на каторжные работы и в рабство в Германию. Все население области поголовно бы­ло пропущено через специальные комиссии. На руки выдавался до­кумент с отметкой о годности к работе, с припиской «Оставлен до особого распоряжения». По особому распоряжению комендант давал разверстку на волости и деревни. При этом немцы не считались ни с семейным положением, ни с интересами личности - разлучали мужа с женой, мать с детьми. Угоняли людей неизвестно куда и не давали возможности иметь почтовую переписку.

С особым ожесточением применялся угон в рабство мирного на­селения с конца 1943 г. Населению целых деревень отдавался при­каз покинуть дома и быть готовыми к отправке в течение 10 минут. С собою можно было взять только то, что успеешь. Женщины с детьми и вещами в руках под конвоем угонялись на запад, а их имущество подвергалось разграблению и сжигалось. Чтобы спастись от угона в рабство, жители г. Пскова и Псковской области вынуждены бы­ли скрываться в лесах, в склепах кладбищ, в окопах, подвалах, ямах, в любых укромных местах. Немцы организовывали охоту за людьми, используя для этого специально тренированных собак. При обнаружении укрывающихся их жестоко избивали, а чаще убивали на месте. При подозрении, что укрылся от угона хотя бы один человек, вся де­ревня сжигалась дотла. Чтобы охарактеризовать масштабы угона в рабство, достаточно сослаться на лог факт, что при освобождении Пскова Красной Армией в городе оказалось всего лишь 115 жителей.

По установленным данным, поименных списков, составленных местными Советами, а также количеству вернувшихся по репатриа­ции, комиссия установила, что за период временной оккупации об­ласти было угнано в немецкое рабство от 100 до 150 тыс. человек». (Войной испепеленные года. Псков, 2005. С. 271).

 

Концлагеря

Из «Доклада об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»:

«С первых дней захвата г. Пскова и области немецко-фашистскими властями была организована целая сеть лагерей для советских воен­нопленных. Обычно лагерь представлял собой участок земли, огоро­женный двумя рядами густо переплетенной колючей проволоки, где люди вынуждены были находиться круглые сутки под открытым не­бом. Зимой лагеря устраивались в не отапливаемых помещениях ко­нюшен, свинарников, дощатых сараев.

Комиссией установлены и расследованы условия содержания во­еннопленных в лагере «Шталаг № 372», позднее «Дулаг № 376», поме­щавшемся в быв[ших] конюшнях кавалерийской дивизии военного городка в г. Пскове, лагере военнопленных в «Крестах» близ г. Пскова, лагере в «Песках», в свинарниках быв[шего] совхоза «Диктатура», в г. Дно, в г. Порхове, лагере в Моглине и Черняковичах Псковского района, двух лагерях в Островском районе, одном – в Новосельском районе.

Как установила комиссия, основной целью организации этих ла­герей немецко-фашистское командование ставило преднамеренное массовое умерщвление военнопленных – советских военнослужа­щих. Заключенным лагерей хлеба выдавалось от 50 до 150 граммов, причем недоброкачественного, испеченного с огромной примесью древесных опилок. Кроме хлеба выдавалось от пол-литра до литра жидкого супа –  «баланды», сваренной из воды и отбросов овощей, причем и этой мизерной порции заключенные в лагерях системати­чески лишались под всевозможными предлогами.

Вечно голодные обитатели лагеря, чтобы избежать смерти, рвали произраставшую во дворе траву, ловили обнаруженных на его терри­тории лягушек. В некоторых лагерях установлены случаи людоедства. Всякие попытки голодавших просить помощи у проходивших мимо лагеря мирных граждан категорически пресекались под угрозой жестоких расправ и расстрелов как просивших, так и оказавших помощь. […]

Описанный голодный режим в отношении военнопленных соче­тался с изнурительным непосильным трудом и уже первые дни пре­бывания в лагере тягчайшим образом отражались на организме чело­века. Смертность в созданных для содержания военнопленных лаге­рях приобрела невиданные, потрясающие размеры. […]

Комиссия считает документально доказанным факт преднамеренного уничтожения на территории Псковской об­ласти за период временной ее оккупации по приказу верховного ко­мандования германской армии и преступного германского правительства путем голода, истязаний, пыток, расстрелов и нанесения те­лесных повреждений ударами тяжелыми тупыми орудиями 355 935 военнопленных советских военнослужащих». (Войной испепеленные года. Псков, 2005. С. 255-301).

Из «Доклада об итогах учета ущерба, причиненного немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками на территории Псковской области»:

«В августе 1941 г. был организован на территории военного го­родка лагерь для военнопленных и в г. Порхове, который суще­ствовал до 1944 г. Для содержания военнопленных были отведены 3 трехэтажных каменных дома и 3 деревянных сарая, совершенно неприспособленных для жилья. Кроме того, из-за отсутствия поме­щения часть военнопленных размещалась во дворе под открытым не­бом и летом, и зимой. В лагере размещалось одновременно от 25 до 30 тыс. человек. Как установлено материалами расследования, в указан­ном лагере, которым руководили капитан Гуммер Людович и майор Эрм, также в результате голода, пыток, избиений и умышленного распространения эпидемических заболеваний, в частности тифа, по­гибло не менее 75 тыс. чел. На кладбище, расположенном недалеко от военного городка, занимающем площадь размером 100х150 м обнаружено 11 рвов, длиной каждый 20 м и шириною 4 м. Через узенькую дорожку от них имеется 13 параллельно расположен­ных рвов, каждый длиной 20 м и шириною 4 м. На этой же площади имеется еще 4 рва, длиной каждый 35 м и шириною 5 м. Во всех вскрытых рвах обнаружены трупы мужчин, лежащие в различных положениях. На основании исследования трупов глав­ный судебно-медицинский эксперт Ленинградского фронта подпол­ковник медслужбы профессор Владимирский удостоверяет, что смерть советских военнопленных, истребленных немецкими оккупантами, наступила от тех же самых причин, что и в описанных выше лагерях. Общее количество трупов, захороненных на указанном клад­бище, комиссия определяет не менее 73-75 тыс. человек». (Войной испепеленные года. Псков, 2005. С. 284-285).

***

Братская могила на месте концлагеря «Дулаг-110» находится в г. Порхове, в 400 м от шоссе Порхов-Дно // Книга памяти: Псковская область : историко-документальная хроника. – Псков, 1993. – Т. 1. – С. 340.

В братской могиле захоронено 85 тысяч военнопленных – солдат и офицеров Красной Армии. Установлен памятник.

 

***

 

Семенов, А. Фабрика смерти : это одно из самых страшных мест в Псковской области. Причем страшное по нескольким причинам / А. Семенов ; фото авт. // Псковская правда. - 2011. - 15 июля (N 128). - C. 8.

В память о погибших в концлагере для пересыльных "Дулаг-100" на окраине Порхова 13 июля 2011 г. состоялось открытие часовни Покрова Божией Матери и поклонный крест, но глава Порховского р-на В. Степанов не сомневается, что вандалы, несмотря на искусственные преграды, все равно будут пытаться проехать на автомобилях по закрытой еловой аллее к "Озеру Слез".

 

Некрасов, С. В честь жертв концлагеря освятят часовню / С. Некрасов // Невское время. - 2011. - 12 июля (N 123). - С. 4.

Моисеенко, Ю. Эхо 43-го: на месте концентрационного лагеря под Порховом пасут коз и выращивают картофель / Ю. Моисеенко // Российская газета. - 2008. - 28 нояб. (N 245). - С. 17 : фот. - (Северо-Запад. Память).

Насурдинова, Г. К. Роль Артемия Сагумяна в судьбе армянских узников Порховского лагеря (действия 41-го диверсионного партизанского отряда "Керченский") / Г. К. Насурдинова // Краеведческие чтения. Порхов-Холомки / Ком. по культуре Адм. Псков. обл. [и др. ; сост. Л. Т. Васильева]. - Псков, 2006. - С. 158-168.

Отряд сформирован 5.08.1943 из б. военнопленных и местных новобранцев. Цит. полковой дневник комиссара Изотова и др. документы.

Порхов

Некрасов, С. Игра в кости: мемориал на месте бывшего концлагеря так и останется долгостроем? / С. Некрасов // Псковская правда. - 2005. - 21 апр. - С. 3 : фото.

Почти 25 лет стоит на окраине Порхова недостроенный памятник на месте бывшего концлагеря Дулаг-110.

Матвеева, О. Узники "Дулага-110" / О. Матвеева // Новости Пскова. - 2003. – 28 апр. - С. 5 : фото.

О концлагере и современном состоянии памятника, установленного на его месте.

 

Зубкова, Л. В защиту мемориала "Дулаг-110" / Л. Зубкова // Новости Пскова. - 2003. -31 янв. - С. 4 : фото.

О недостроенном памятнике на месте бывшего концлагеря около Порхова.

Потемкина, А. На костях героев? / А. Потемкина // Псковская правда. - 2002. - 27 авг.

Письмо хранителя музея "Родина" из Порхова о местах массовых захоронений советских военнопленных в Порховском р-не: "Дулаг-110", Заполянье, Поляковой Мызе.

Константинов, О. Дулаг-110, или Как в области попирается память 85 тысяч жертв фашизма / О. Константинов // Новости Пскова. - 2002. – 25 окт. - С. 1, 4 : фото.

Трава забвения : [Дулаг-110] // Псковская правда. - 1995. - 6-9 мая.

 

Полубелова, О. Жертвам концлагеря / О. Полубелова // Порховский вестник. - 1992. - 28 янв.

О концлагере на территории бывшего военного городка под Порховом и строящемся много лет на этом месте памятнике жертвам фашизма.

Николаев, М. Погиб в порховском концлагере : [Дулаг-110] / М. Николаев // Коммунистический труд. - 1989. - 12 дек.

 

Сенцов, В. Мужеству и стойкости / В. Сенцов // Коммунистический труд. - 1983. - 3 дек.

Начались работы по реконструкции и благоустройству памятника жертвам фашизма ("Дулаг-110").

Ни давности, ни забвения... : по материалам Нюрнбергского процесса : [сборник / ред. и авт. предисл. Л. Н. Смирнов]. - М. : Юридическая литература, 1983. - 400 с. : ил.

О концлагере под Порховом см. на с. 15.

 

***

Матвеева, О. Узники «Дулага-110»: забвение памяти [Электронный ресурс] // Русское Воскресение: православие, самодержавие, народность. – Режим доступа: http://www.voskres.ru/.

Рассказ о своей семье, многие из которой пострадали в годы Великой Отечественной войны: оказались в фашистском концлагере, затем были угнаны в рабство в Литву. О сохранении памяти о тех страшных событиях.

 

Порховский музей Электронный ресурс. – Режим доступа: http://porkhov-muzeum.ucoz.ru/.

Из содерж.:  «Дулаг» 100 или 110 / Н. А. Исакова ; «Дулаг-110» / А. Е. Крылов ; Б. П. Калачев / А. Е. Крылов.

 

Страшко, У. Дулаг-110: возвращение памяти [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dulag110.pobeda.vif2.ru/index.html.

Представлен материал о лагере Дулаг-11о в Порхове, концлагере в Заполянье, «калачевском подполье», воспоминания бывших узников и свидетелей: П. Д. Давыдова, П. М. Михайлова, Л. Д. Никулина, Д. В. Осипова, Е. А. Лунева, В. М. Никольского.

В работе использованы не только опубликованные материалы, но и документы Порховского краеведческого музея.

dulag600

Сего Дня

23 июля 1844 года

23 июля 1844 года

Снесло три Псковских моста. При сильном ветре и проливном дожде, от коего вода в реках Великой...

23 июля 1844 года

23 июля 1844 года

В Великолукском уезде разбушевалась стихия. Выпал град величиной с грецкий орех. Как писали «Пс...

23 июля 1471 года

23 июля 1471 года

Поход на Новгород. По повелению великого князя Московского Ивана III, псковичи «пригороды и вол...

23 июля 1946 года

23 июля 1946 года

Визит Алексия I в Псков.  Патриарх Всея Руси Алексий I освятил восстановленный Троицкий собор в...

23 июля 1974 года

23 июля 1974 года

Открыт мемориальный комплекс в ознаменование 30-летия освобождения Пскова.  В Пскове на Площади...

23 июля 2003 года

23 июля 2003 года

Открыт памятник княгине Ольге на Октябрьском проспекте. Скульптор  Клыков Вячеслав Михайлович.

Псковские факты

Псков - город-воин, город воинской славы

Псков - город-воин, город воинской славы

Псков, как пограничный город, на протяжении всей своей более чем тысячелетней истории играл оргомную...

Выставки

Пушкин в Михайловском: к 195-летию со дня приезда поэта в ссылку

Пушкин в Михайловском: к 195-летию со дня приезда поэта в ссылку

Отдел краеведческой литературы представляет виртуальную выставку, посвященную 195-летию со дня приез...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru