Курносенко Владимир Владимирович

«Искал он Бога…»: Слово о Владимире Владимировиче Курносенко

(2 июля 1947 - 17 января 2012)

Советский и российский писатель, врач.

«В литературу он пришёл из медицины, которую, в сущности, никогда не оставлял: уже будучи автором книг, работал на скорой помощи… Главная тема его творчества — мучительный, бескомпромиссный поиск смысла жизни человека, поиск Бога — с особой пронзительностью звучит в завершённом писателем незадолго до ухода романе…»

(Андрей Немзер)

Владимир КурносенкоЭто был человек редкой чистоты  и благородства, духовного мужества, свободы мысли и нравственного служения истине. Его тихий проникновенный голос продолжает традиции русской литературы, заложенные еще в золотом XIX веке.

Родился Владимир Владимирович Курносенко 2 июля 1947 г. в Челябинске, там же окончил  Челябинский медицинский институт. Затем заочно окон­чил Литературный институт им. А.М. Горького. Публиковался с 1978 года в «Вечернем Челябинске», «Сибирских огнях», «Новом мире», «Юности», «Друж­бе народов» и др. Вышедшие сборники: «Справедливые дни» (1983), «Милый дедушка» (1988), «Лента Мё­биуса» (1989), «Жена Монаха» (2008), романы «Евпатий» (1996), «Совлечение бытия» (2012).

За роман «Евпатий» получил премию Псковской областной администрации в области литературы и искусств; был номинирован на премию «Русский Букер» (1997), а повесть «Прекрасны лица спящих» вошла в шорт-лист премии имени Ивана Петровича Белкина (2004).

* * * * *

К дню Рождения этого тонкого, совестливого и человечного прозаика мы предлагаем Вашему вниманию фрагменты из воспоминаний Валерия Мухина, псковского поэта и художника, члена Союза писателей России.

Валерий Михайлович Мухин был лично знаком с Владимиром Владимировичем Курносенко, поэтому сумел воссоздать не только основные факты его биографического и творческого пути, но и рассказать читателю, каким человеком был Владимир Курносенко, что составляло суть и предназначение его жизни.

Владимиру Курносенко

Ты сам, покорствуя судьбе,
Себе придумал «наказанье»…
И все забыли о тебе
И о твоём существованье.

И стали ближе и родней
Тебе плакучие берёзы.
Ты сам избрал, взамен людей,
Слова твоей «тяжёлой» прозы.

Я к покаянию привык
В своих раздумьях неутешных.
Прости дружок, прости старик,
Нас неоправданных и грешных.

Не оправдаться никогда
Нам всем под этими грехами…

Жизнь, как прозрачная вода,
Незамутнённая страстями – 

Твой путь в конце – Великий Пост,
Или, как способ очищенья, - 
К Создателю желанный мост,
К Нему – любовь и возвращенье.

Ты понял сущность бытия,
Напомнил мне азы созданья,
Что центр всего – не наше «я»,
А Он – строитель мирозданья.

Как верный сын, Его любя,
Ему ни в чём не прекословил, - 
Ты жил, как будто сам себя
К большому подвигу готовил.

(Валерий Мухин, декабрь 2012)

Когда я вспоминаю о моих старых добрых друзьях Александре Гусеве и Владимире Курносенко, я нахожу много общего в их портретах, характерах и судьбах. Особенно в последние годы их жизни.

В. КурносенкоОба были одиноки, замкнуты, более чем скромны, бедны, равнодушны к материальным благам, оба перенесли когда-то клиническую смерть и вероятно от этого оба были  верующими людьми. 

Каждый из них жил в своём собственном монастыре: один под названием «Великолепная поэзия», другой под названием «Великолепная проза». И ни единой душе никогда не было позволено войти ни в один из этих монастырей.

Чем дальше идёт время, тем более таинственными становятся для меня образы моих добрых собратьев по перу, тем необъяснимее некоторые события или случаи, происходившие тогда с нами.  Хотя сказано, что ничего случайного в жизни нет.

* * * * *

Владимир Курносенко до приезда в 1994 году, вместе с матерью, на место жительства в Псков прожил довольно бурную и интересную жизнь. Они стали жить в большой квартире в центре города. В Пскове у него были друзья - супруги Михаил Устинов и Светлана Молева, жившие неподалёку. Он - прозаик, она известная поэтесса и большая умница, кстати, редактировавшая стихи Саши Гусева. издававшиеся в Лениздате, где она тогда работала. Она же давала мне рекомендацию для поступления в Союз писателей России.

Курносенко ВладимирВладимир Курносенко родился 2 июля 1947 года в Челябинске. После окончания Челябинского медицинского института работал хирургом в областной больнице. Жил в Новосибирске, опять вернулся в Челябинск. Работал редактором в Южно-Уральском книжном издательстве. Был дважды женат. От первого брака у него была дочь, и от второго – дочь.

Первый свой рассказ Володя опубликовал в 1978 году. В 1983 году в издательстве «Современник» вышла первая его книга рассказов «Справедливые дни». Вот что сказал о ней Виктор Астафьев: «Сперва, как врач-хирург, затем – как литератор он понял очень простую, но многим и многим людям недоступную истину: прежде чем сделать операцию больному, надо самому  почувствовать боль человеческую. А задача врача и вместе с ним литератора – помочь убавить боль и уменьшить страдания человека». Виктор Астафьев даёт ему рекомендацию для приёма в Союз Писателей. 

Дальше у Курносенко выходят сборники рассказов «Милый дедушка» (1988) и «Лента Мебиуса» (1989).

В Пскове Курносенко издаёт свой роман «Евпатий» (1996), материал к которому он собирал 12 лет, и для этого ему пришлось съездить  даже в Монголию. За роман  он был удостоен звания лауреата премии Администрации Псковской области. А в 1997 году роман был номинирован на премию «Русский Букер».

Рассказы «Этюды в жанре хайбун» были удостоены премии журнала «Дружба народов» (1999). Повесть «Прекрасные лица спящих» вошла в шорт-лист премии имени Ивана Петровича Белкина (2004).

Книги В. Курносенко

<…>

Сразу же, по приезде в Псков он устраивается на работу, - врачом на «скорую помощь» и работает там до 2000 года. После смерти матери он продаёт квартиру и покупает частный дом на окраине Пскова в Шабанах

Примерно в это же время Саша Гусев говорит мне о том, что Курносенко вышел из писательской организации. Чтобы убедиться – так ли это, я сам спросил об этом у Володи:

-Да вышел. Я отдал членский билет Гусеву и сказал, чтобы он снёс и положил его на стол Бологову.

-Зачем ты это сделал?

-Там некому руку подать

Что произошло на самом деле, я не знаю. Но знаю, что в псковской писательской организации никогда не было спокойных времён. Ещё со времён Игоря Григорьева, основателя организации, которого дружки-писатели «в глазах России обмочили» и выжили с поста председателя, здесь всегда жили раздоры, зависть, наветы…

В. КурносенкоЕстественно, когда Курносенко появился в Пскове, писательское руководство засуетилось. Что за человек? Что ему нужно? Всё-таки редактор Южно-Уральского издательства, знаком с Виктором Астафьевым…

Ему сразу устроили интервью на первом телеканале и не препятствовали с изданием «Евпатия», и дали областную литературную премию…

Потом, присмотревшись, что это человек тихий, спокойный, не карьерист, живёт одиноко, никому не мешает, много работает – потеряли к нему всякий интерес. И даже можно сказать – забыли о нём. Он не участвует ни в каких писательских мероприятиях, а в его доме, в Шабанах, кроме секретаря Ани Ивановой, никто из писателей ни разу не появился.

И десять последних лет он живёт в одиночестве в окружении двух собак, кота, кур или, иногда, гусей… 

Он становится искренне верующим человеком. При этом с головой уходит в писательскую работу, пишет, как он любил говорить, тяжёлую прозу.

<…>

Дом, в котором жил Курносенко, находился на окраине Пскова  в Шабанах, возле железной дороги Псков – Рига. Случайно это или нет, но отец Володи когда-то был офицером железнодорожных войск. 

Дом в Шабанах

Ближе него к железной дороге стоял только небольшой голубенький домик соседа Николая, с которым у Владимира были дружеские отношения. Он говорил, что Николай настоящий русский мужик – работящий и правильный, отзывчивый – всегда готовый чем-нибудь помочь. 

И очень сожалел, когда Николай умер. 

После смерти Николая прошёл год. Как-то я приехал навестить Курносенко, и он рассказал мне следующую историю.

Володя очень любил Ван Гога и, как художника, и за его трагическую жизнь. За его голодное, почти нищенское существование, полное одиночества и презрения окружающих. 

Один его автопортрет, с трубкой, висел над обеденным столом, в кухне, другой – без трубки, во дворе. Он висел со стороны Николая, на стене, над верстаком, под навесом, куда не попадали ни снег, ни дождь

И вот мне Володя и говорит, глядя на портрет над верстаком: 

- Это уже не Ван Гог. Это уже – Николай. И – удивительное дело - чем дольше он висит, тем больше становится похож на Николая. Это он «пришёл» оттуда из-за стены. Ты скажешь, что это мистика, но это правда…

<…>

 Володя увлекался восточной поэзией, в частности очень любил японского поэта Басё, который жил в середине 17 века и был основоположником поэзии «хайку», (трёхстишья) и основателем одного из интереснейших прозаических жанров - «хайбун». 

 Это стихотворения в прозе: небольшие, лаконичные и простые по языку. 

По мысли Басё, если поэт стремится душой к высокому, всё, на что обращает он свой взор, всё, что делает он предметом своей поэзии, даже самое ничтожное, становится исполненным высокого смысла.

 У Курносенко есть целый цикл небольших рассказов объединённых общим названием «этюды в жанре хайбун». Володя часто использовал выражения Басё в своих текстах и в качестве эпиграфов, очень ценил его тонкий поэтический вкус.

Однажды я ему заметил, что он много уделяет внимания Басё и что наши народные пословицы и поговорки – этот кладезь народной мудрости - ничуть не хуже его трёхстиший, порой надуманных. Я, как-то не стеснялся спорить с Курносенко и задавать ему каверзные вопросы.

- Вот возьми своего «Евпатия». Разве проиграло описание эпохи старой Рязани от того, что ты использовал там массу русских пословиц и поговорок? А описание монгольского ига оттого, что использована масса монгольского фольклора?

- Ну, вот видишь, сам же говоришь – использовал. Там, где это было нужно, и использовал. А Басё – моя слабость.

- Или вот ты пишешь «слёзы текли по подглазьям его». Так ведь не говорят. Нужно: «слёзы текли из глаз», или «слёзы текли по щекам».

- Ты не прав. В Пскове так не говорят, а в Челябинске говорят. И потом писатель не должен стоять на месте, он должен шевелить слова, находить новое звучание, быть художником. За что я и люблю Ван Гога, что он, почти отойдя от импрессионистов, создал свой язык живописи близкий к народному, почти реалистичному – но всё-таки свой.

 - Могу тебя успокоить: я читал в интернете одного критика, который сказал, что ты пишешь почти не на русском языке.

- Отлично. Он понял, что Курносенко не такой, как все. Ха….

Но не только за поэзию Курносенко любил Басё. Сама отшельническая жизнь Басё была предметом подражания и смыслом существования Владимира, когда всё было поставлено в угоду творчеству: фактический отказ от внешнего мира, уход в мир тяжёлой прозы, отказ от всех материальных благ, отвлекающих от главного – творчества. В нём, в творчестве он находил и успокоение, и лекарство, и незамутнённость бытия и ответы на все волнующие его самого вопросы. 

<…>

В. Курносенко. ПортретСвои воспоминания о Владимире Курносенко я хочу закончить словами замечательного литературного критика Льва Аннинского, взятыми из послесловия к книге «Жена монаха», вышедшей в 2008 году:

«У Курносенко медицина – не просто профессия рассказчика.  Это и концептуальный базис, и исход. Скальпельная жёсткость взгляда плюс безжалостная логика диагноста. При фатальной, от «худо-бедно-интеллигенции» унаследованной жажды: за правдой факта найти глобальный смысл. Правда проста. На стол хирурга попадает покалеченный бандит, который в школьные годы сам калечил одноклассников, среди коих был тогда и нынешний врач. Вопрос: мстить? Простить? Спасти насильника?

С этого сюжета, я думаю, начинается Курносенко-писатель. (книга «Справедливые дни»).  И этот мотив - невменяемой, невыносимой, не знающей морали «правды» - проходит через все его тексты. 

Растерянность душ и бессилие разума при смертельном всесилии ножа в руке – хирургического или бандитского – любого. В ряд замечательных писателей-медиков (Чехов, Вересаев, Булгаков… теперь, кажется, и Горин) я без колебаний ставлю Владимира Курносенко».

Володя умер в конце января 2012 года, тихо, так же как и жил.

Умер скоропостижно, ни с кем не попрощавшись, никого не предупредив, скорей всего от сердечного приступа.

Стоял сильный мороз, завыли голодные собаки. Сосед, выйдя из своего дома, увидел, что из трубы дома соседа не идёт дымок. Пошёл и стал стучаться в дверь. Но никто не открывал. Тогда он и забил тревогу.

Похоронили Владимира Курносенко 23 января 2012 года на Дмитровском кладбище в Пскове.

Валерий Мухин, поэт, член Союза писателей России

*****

С тех пор, как писатель покинул земной мир, прошло шесть лет – срок небольшой, но как много уже сделано во имя сохранения памяти об этом талантливом подвижнике! Проводятся памятные вечера, воссоздаются воспоминания о писателе и его интервью,  критики и литераторы анализируют, осмысляют его творчество, разработан и пополняется ресурсами сайт в память о писателе – «Писатель Владимир Курносенко», его книга «Совлечение бытия. Избранное» удостоена Национальной премии «Лучшие книги и лучшие издательства —2016».

А как может быть иначе? Если в его книгах каждый из нас находит отголоски своей боли, памяти, любви. Если он является для многих из нас примером благородства и чистоты в жизни и литературе.

«Абсолютное большинство людей, никогда его не встречавших, запомнят Владимира Курносенко как писателя сложного, писавшего на каком-то своем, почти нерусском языке, откровенного и ищущего Искал он Бога…»

(Александра Литварь)

А где Бог, там Истина. Поэтому: если Вы - в поиске, возьмите в руки книги этого честного человека, уверена, не пожалеете.

Литература:

  1. Курносенко Владимир Владимирович. Евпатий : роман / Курносенко Владимир Владимирович - Псков : Отчина, 1996. - 215 с. -ISBN 5-87177-014-2 
  2. Курносенко Владимир Владимирович. Совлечение бытия : избранное / Курносенко Владимир Владимирович , Спиридонова Лариса / Владимир Курносенко ; [редактор: Лариса Спиридонова]. - Москва : Время, 2017 (т. е. 2016). - 798 с., [1] л. портр
  3. Курносенко Владимир Владимирович. К вечеру дождь / Курносенко Владимир Владимирович, 1988. 
  4. Курносенко Владимир Владимирович. Милый дедушка / Курносенко Владимир Владимирович, 1988. 
  5. Курносенко Владимир Владимирович. Справедливые дни / Курносенко Владимир Владимирович, 1983. 
  6. Курносенко Владимир Владимирович. Жена монаха : [повести и рассказы] / Курносенко Владимир Владимирович / Владимир Курносенко. - Москва : Время, 2008. - 329, [4] с. -ISBN 978-5-9691-0255-2 
  7. Курносенко Владимир Владимирович. Лента Мёбиуса : рассказы, повесть / Курносенко Владимир Владимирович / Владимир Курносенко. - М. : Молодая гвардия, 1989. - 201, [2] с. -ISBN 5-235-00404-3 
  8. Валерий Мухин. Воспоминания о Владимире Курносенко// Проза.ру - [Сайт] - [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://www.proza.ru/2014/01/29/89 (Дата обращения: 25 июня 2018)
  9. Писатель Владимир Курносенко// Персональный сайт о писателе - [Сайт] - [Электронный ресурс] - Режим доступа:  https://vladimirkurnosenko.wordpress.com/page/2/ (Дата обращения: 25 июня 2018)

 

Воспоминания публикуются с позволения В. М. Мухина

Материал подготовила Голубева А.

Сего Дня

13 ноября 1824 года

13 ноября 1824 года

А. С. Пушкин пишет из Тригорского В. А. Жуковскому: «…Пещуров (опочецкий уездный предводитель д...

13 ноября 1943 года

13 ноября 1943 года

в 8 часов вечера по немецкому времени (23.00 по Московскому времени) в г. Порхове во время просмотра...

Псковские факты

Проблемы псковской милиции 1923 года

Проблемы псковской милиции 1923 года

1923 год – время новой экономической политики (НЭПа) молодого социалистического государства. Страна...

Выставки

Выставка книг и статей Натана Феликсовича Левина

Выставка книг и статей Натана Феликсовича Левина

27 октября 2019 года исполняется 91 год со дня рождения Натана Феликсовича Левина – краеве...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru