Иванов И. Стихи

Разогнало облака над лесом.
Небо то лазурь, а то кармин...
Жизнь - она веселого замеса -
Удочка, собака да камин.
И бутылка сливовой настойки,
Ароматом пахнущий кальян...
В жизни все условлено настолько,
Что не знаешь, трезв ты или пьян.
Засыпать с улыбкой. На колени
Уронить зачитанный роман...
В жизни бренной эти вот мгновенья
Могут быть дороже, чем кальян.

 

* * *

Завтра будут вопросы.
А сегодня, пока
Манят свежестью росы,
Манит синью река.

Отдохни, друг, с дороги,
От проблем - не тоскуй.
Сами просятся ноги
Босиком, по песку.

В вышине - птичье пенье,
А в дали, от берез
Белым-бело свеченье
До восторга, до слез.

 

Иордань

Ну и что? Знай - движенье основа

Нашей жизни и нашей судьбы.

Ведь мой предок из мира лесного

Шел по зову небесной трубы.

Шел, чтоб жить широко и привольно,

Сеять поле и строить избу.

Это нынче ругать стало модно

Тех, кто трудности нес на горбу.

Это нынче успешным дорога.

Неуспешным помойка и рвань.

Уповать остается на Бога,

На страну, что звалась Иордань.

Где она? Никому не известно.

Раньше знали - ходили туда.

Там шатром синий свод небесный,

Там в ручьях - голубая вода.

Там помогут, подскажут, поплачут,

Погорюют - такие дела.

Человек там хоть что-нибудь значит,

Даже в том, в чем мать родила.

И с котомкой придя к богомолью

В золотую свою Иордань,

Богомолец, чтоб справиться с болью,

К Иисусу протягивал длань.

И Христос, перстами касаясь.

Отводил ненасытную боль.

Чтобы путник, домой возвращаясь,

Не корил бы свою юдоль.

Да, вся жизнь движенье, конечно,

Но не тратьте себя на борьбу...

В век наш суетный и быстротечный

У дороги постройте избу.

 

***

Вот и сблизились
Курсы наши:
Вы не сеете,
Мы не пашем.
И сегодня и завтра
Одно:
Самогон «паленый»,
Вино.

Как случилось,
Что стал я нищим,
Что в кармане
Лишь ветер свищет.
И ни гордости,
Ни геройства,
Ни черты
Подобного свойства.

Ничего. И не лица,
А морды.
Разве могут
Смотреть они гордо?
Не с ухмылкою
Той вороватой,
Сверху спущенной
Нам когда-то...

Не упомнишь,
Махнешь рукою.
Рвенья нету
И нет покоя.
Над широкой
Равниной Русской -
Зной
Добавочною нагрузкой.

 

Была традиция

За полянами, за туманами

Снова день встает молодой.

У сельчанок труды столь ранние

Наступают - ходить за водой.

А заря лишь на кромочку села

И уже по-над лесом висит.

Где то радио громко запело,

И петух-горлопан голосит.

У колодца сбираются бабы,

Молодые - румяны, бойки.

В это время нисколько не слабо

Дует ветер осенний с реки.

Только им нипочем, разогретым,

И судачат о том, что сродни:

Вспоминают ушедшее лето,

Вспоминают веселые дни.

- А теперь мы хвосты прижавши,

Не до шуток холодной зимой...

У меня молоко убежавши,

Рабы, надо скорее домой.

_ У меня теленок не поен...

_ У меня муженек не кормлен...

_ Ну так што - расходиться нам,

што ли?

Бригадир нас торопит на лен...

Разошлись от колодца бабы,

Только день не пришел в угомон.

Не страшны им по жизни ухабы,

Хоть стращали крестьян испокон.

Помогали им золото-руки

Да войною проверенный дух.

Выводили страну из разрухи,

Превратились сами в старух...

И теперь зорьке алой неймется,

И теперь ветра шум над рекой.

Собираться чуть свет у колодца -

Нет традиции больше такой.

 

***

По заснеженной тропке зимой

Я приду к себе в гости, домой.

Задержусь я чуток у порога,

Как же в памяти грустного много.

Уж никто мне дверей не откроет,

Только ветер январский завоет.

Я войду в нежилое жилище,

Где лишь холод напарников ищет.

Печку я затоплю, а потом уж

Поклонюсь земно отчему дому.

И сорвется банальное слово.

Я скажу: принимай Иванова.

 

Поэту

Не грусти, поэт, не надо.

Все пройдет - и грусть, и хворь.

Сам себе повесь награду

И фортуну объегорь.

Обойди тропинкой легкой

Кочки, ямы на пути.

В стороне чужой, далекой

Всех обидевших прости.

По реке словесной, долгой

Потихонечку плыви.

Назови ее хоть Волгой,

Хоть вместилищем любви.

Давит жизнь своей нагрузкой,

Обступает, не щадит.

Горизонта кромкой узкой

В полутьме ночной глядит.

За компьютер сесть заставит

В лютый холод и в жару.

Не горюй, поэт, о славе.

Жизнь прекрасна - точка ru.

 

Добрый город

Наш город и снежный, и белый,

Наш город спокойный такой.

Снежинки летят то и дело

На этот желанный покой.

И время уже к полуночи,

Все спят, кто устал от трудов.

А город не днем - не грохочет,

Не видно ни шин, ни следов.

Он зимнею сказкой увенчан,

Он ждет Новогодья давно.

Он любит, конечно же, женщин,

Таких же, как в старом кино.

Он любит подсматривать в окна

И сладкие сны навевать,

Он может пролезть сквозь волокна

Гардин и присесть на кровать.

Он сказку расскажет ребенку,

Научит полетам во сне,

И сам полетает вдогонку,

Как аист летит по весне.

А после... Средь Летнего сада

Присядет в ночи у костра

И будет восторженным взглядом

Глядеть на костер до утра.

К костру подойдут обогреться

Те люди, что сон берегут.

И те, кому некуда деться, -

Всяк бомж отогреется тут.

Бомж к пламени тянет ладони

И Боженьку благодарит.

Его от костра не прогонят

За жалкий обтрёпанный вид.

Лишь утром последние угли

Подёрнутся белой золой.

Наш город отправится в будни

Под ветер холодный и злой.

Он будет бороться с заносами,

И ёлку в огни наряжать,

Чтоб малые детки курносые

Под ёлку могли прибежать.

 

Журавли

Я люблю в этом мире жестоком

Тишину осенних полей.

Я люблю в небосводе далеком

Над равнинами клич журавлей.

Журавли на гнездовья вернутся,

Чтоб над краем родимым летать,

Чтоб я мог им вослед улыбнуться

И о чем-то хорошем мечтать.

Я люблю, когда ветер доносит

Ароматы цветущих полян.

Крепких рук человеческих просит

Нерожавшая хлеба земля.

Путь в поля стал и труден, и долог -

Запустенье вблизи и вдали.

Но я вижу сквозь лиственный полог,

Как с птенцами летят журавли.

На крыло их сегодня поставят,

И научат, как принято жить.

На холодной осенней отаве

Им покажут, как в стае дружить.

Закричу я, махая рукою:

- Возвращайтесь весною назад,

С вами больше любви и покоя,

С вами меньше по жизни преград.

С вами всё-таки хочется верить,

В то, что рано сжигать корабли…

Открываю на улицу двери,

А в проёме дверей – журавли.

 

***

Слава Богу, мне остается

Удивляться русской зиме.

Вновь метелице в поле неймется -

Закрутила в своей кутерьме.

Закрутила метель, закружила,

Как на крыльях меня понесла

В ту деревню, где жихари живы,

Не закончив земные дела.

Я у дома родимого спрыгну

С мимолетных неласковых крыл.

В нетерпении загодя крикну,

Чтоб отец мне калитку открыл.

Подожду, постою у калитки,

Но его никогда не дождусь...

Вьет метель свои белые нитки,

Заплетает косицами грусть.

Я домой запоздало явился,

Ты прости меня, батя, прости.

Снег в ответ у завалинки взвился

И растаял в дрожащей горсти.

Ты два года лежишь на погосте.

А душою на небе теперь.

В дом никто не захаживал в гости:

За сугробом - холодная дверь.

И холодные кухня и спальня,

И на окнах январская мгла.

Очень поздно и как в наказанье

В отчий дом метель принесла…

Я согрею и дом, и лежанку,

Разложив огонёк под котлом…

У божницы, как память, божанки

О далёком, любимом, былом.

 

У храма

Когда вдали темнеет небосклон,

Сужая горемычное пространство,

Когда дерев осеннее убранство

Не различимо с тенями колонн,

Когда гудок тревожен на реке

И дождь зашторил в дали панораму,

- когда легко пойти к святому храму,

Чтоб помолиться, стоя в уголке.

Блеск фонарей, как будто светляки,

размокший лист ложится мне под ноги,

Лишь белый храм как светоч при дороге,

да купола огромны и легки.

В том храме песнопения звучат

И в сердце поселяется отрада.

Пред Светлым Ликом теплится свеча -

И это - все, и лучшего не надо.

 

* * *

Когда во тьме блеснет вдруг огонек,

И ты почувствуешь и явственно, и зримо,

Что путь от станции не так уж и далек,

И все, о чем мечталось, обратимо.

Вчера тебе твой город был как брат,

Теперь деревня огоньком мерцает.

Вчера тебя приветствовал Арбат,

Сегодня старый мерин привечает

В осеннем поле, где убрали рожь,

И где березы желтые, как свечи.

И будет поздний вечер тем хорош,

Что ты обнимешь мать свою за плечи.

Пока твой домик светит в полной мгле,

Пока тебя ждет у калитки мама,

Не оставляй надежду на Земле,

Иди по жизни радостно и прямо.

 

Волга, март

На Волге лед, на Волге рыбаки,

И тишина над поймами повисла.

Без дела дремлют в створах маяки,

И март с откоса бросил свои числа.

Восходит солнце красное вдали,

И ветерок над берегом не слышен,

Пройдет немного дней, и корабли

Пойдут по Волге в городок Камышин.

Им хлеб возить, арбузы и вино,

И юнг учить - горластых, неуемных.

Но панцирь льда сковал суда давно,

Они так ждут воды и трюмов полных.

Ах, Волга, - величавая река,

Течет себе, и лед ей не помеха…

Приятно мне – на эти берега

Я из далёкой Псковщины приехал.

 

***

Ах, как буйно зелень разрослась,

Как красивы берега и чащи,

И вновь в душе разбуженная страсть

Напоминает о себе все чаще.

А мне б теперь за город убежать,

Где белые луга цветущей кашки...

Начальников, жаль, надо ублажать

Подписывать ненужные бумажки.

Там будто кто-то пролил молоко,

Туда пути не меньше часа хода.

Там дышится привольно и легко,

И там такая милая - свобода...

Любезная свобода - что сказать -

Она меня опять призывно манит,

И выбьется из глаз моих слеза

От ветерка, который другом станет,

С которым я в обнимку побегу.

Куда? Куда задумал я заранее.

Там нынче, на расцвеченном лугу,

Цветов и пчел веселая компания.

И сделаюсь я сумасшедшим чуть,

Каким вовек не стану «при народе».

О, как привольно дышит моя грудь,

О, как спасибо матушке-природе!

 

Изборск

Изборск! Как много силы в этом слове.

Я представляю пращуров своих:

Славяне были добрыми в основе,

Хоть век девятый был на злобу лих.

Но камень был, и были эти горы:

И были и лопаты, и мечи.

Бывать здесь славной крепости,
                                                  коль скоро

Пришли сюда славяне-кривичи.

За дело взялись, помолившись Богу,

И башни вознесли, и стены тож.

И стала эта крепость недотрогой

В хорошем смысле - силой не возьмешь.

Теперь туристы по дорожкам ходят.

Что говорят, нам не дано понять.

Но ясно только: при честном народе -

Изборска им по-прежнему не нять.

 

***

Печорских храмов ликованье

Осенним днем, в монастыре.

Здесь чувству не дано названье

Ни днем, ни утром, на заре.

Я слышу звоны колокольни,

Они летят во все концы,

И рубят под землею штольни

Опять монахи-молодцы.

Здесь мир, который благовестом

Уже хоть чуточку согрет,

Лежит окрест. Святое место

Хранит Божественный секрет.

 

***

Всплесну руками - Боже мой,

Какая красота.

Красу не празднуют зимой -

Она совсем не та.

Другое дело - май и цветь

В садах, в лугах и в поле.

Когда средь стен не усидеть

И хочется на волю.

Когда все трудности дорог

Вполне преодолимы.

Когда увидишь ты у ног

Цветок родной, любимый.

И ты наклонишься к цветку,

Его легонько тронешь

И сразу боль свою, тоску

Из сердца вон прогонишь.

И сразу в жизни веселей,

Надежней в жизни, что ли...

Весна идет среди полей,

Играет свои роли.

 

***

Коль скоро ветры прилетят

И принесут тепло и влагу,

Заварят на болотах брагу,

Как то безудержно хотят

Все сущности земного царства,

Все компоненты бытия

Бог в помощь вам, таким, как я,

Накапайте чуть-чуть лекарства.

В него намешаны чтоб были:

Ручьев звенящая вода,

Туманов белых череда

И водка из большой бутыли,

Еще мать-мачехи цветы,

Подснежник синий на поляне,

И дух березовый для бани,

И подсластитель для мечты.

И выпейте, чтоб не до сна

Вам было в этот синий вечер,

И знайте, что сегодня встреча,

И имя встречи той - Весна...

 

Полынь

Выше туч одна лишь синь,

А внизу одна полынь.

И полынь, и полынок

Так и вьются возле ног.

Душу в грусти напрочь вынь -

Все равно вокруг полынь.

Нет ни ржи, ни ячменя,

Ни крестьянина меня.

Все полынью полонила

Запустенья злая сила.

И ушли отсюда люди...

Что же с отчим краем будет?..

 

Есть Поэзия

Говорят, что Поэзии нету,

Что пророки в бизнес ушли.

Потому, знать, по белому свету

Терпят бедствия корабли.

Потому, знать, поэт никудышен,

Неуспешный нынче поэт,

Что никем и нигде не услышан,

Зря коптит обывательский свет.

И ему советовать смеют

Заниматься чем-то другим.

А поэты «другим» не умеют,

Только творчеством дорогим.

Чтоб поэт мыл пивные кружки?

Ошибаетесь, господа.

Перед ним Александр Пушкин -

Путеводная суперзвезда.

И поэтому нет причины

Не писать ни стихов, ни поэм.

Если вы поэт и мужчина -

Будьте в «теме» извечных тем.

Пойте песни девушкам юным

О любви в звенящей тиши.

И тогда затронете струны,

Зазвеневшей в ответ души.

И клеймите пороки смело,

Разве мало их развелось.

Вот для вас настоящее дело,

Чтоб дела не ехали вкось.

И не надо, не мойте кружки

Для «обслуги» кутил и повес.

Александр Сергеевич Пушкин

Видит все - оттуда, с небес...

 

Крутому бизнесмену

Что за чудо, синие просторы,

Что за чудо, краешек зори....

Как же в душах выветрилось скоро

То, о чем так редко говорим.

В мире все подвластно испытанью.

Но когда вас мучают дела,

Повстречайте в поле утро раннее,

На чуть-чуть уйдите от стола.

Знайте, карты не добудут счастья,

Не добудет счастье и вино.

Только ваше личное участье

Мир переиначит, как в кино.

На пригорке, на ковре зеленом

Из машины выйдите в рассвет.

Сбросьте и красивым, и влюбленным

Со счетов своих десяток лет.

Выпейте росы жемчужной горстку,

Замочите белые штаны.

У сосны хвою, как будто шерстку,

Вы погладьте, чувствами полны.

Видите, какая тут равнина

Русская - Неелово, Камно...

Вы же и вальяжно, и картинно

Сигаретку бросите в окно.

И прибавив скорости, махнете

На красоты здешние рукой.

И тем самым совести соврете,

Или у вас нет уже такой.

При вложеньи с выгодой «зелёных»

Шевельнется ль в вас хотя бы где:

Шелест листьев солнечного клена

И росток картошки на гряде.

 

***

Не суди о прошедшем,

Не печаль свою душу.

Память - это наследство

Никому не порушить.

Ведь у каждого в жизни

Гореванна Голгофа,

Потому в укоризне

Льются горькие строфы.

Жизнь мотает и крутит,

И ударит наскоком,

Пребывая, по сути,

Часто в трансе глубоком.

А проснувшись от транса,

Вдруг увидим, как много

Улетело пространства

В никуда - по дорогам.

Говорят, что давно

Мы живем не по «теме».

Закрутило вино

И пространство, и время.

Но… Когда-то придется

И прозреть, и воспрянуть,

Словно в жерло колодца,

В душу русскую глянуть.

И, отбросив браваду

И кураж, и гордыню,

Жить по совести надо

И ещё – по Святыням…

Сего Дня

28 сентября 1240 года

28 сентября 1240 года

Разгром псковичей под Изборском. Печальное событие для Пскова: под Изборском немцы разгромили пскови...

28 сентября 1429 года

28 сентября 1429 года

Буря в Пскове. На память святого мученика Никиты на Псков и на область внезапно налетела буря, котор...

28 сентября 1624 года

28 сентября 1624 года

Затмение. В Пскове наблюдали затмение месяца, посчитав, как обычно, это природное явление за не...

28 сентября 1814 года

28 сентября 1814 года

Витгенштейн посетил Псково-Печерский монастырь. Оправившись от тяжелого ранения, генерал от кавалери...

Выставки

Пушкин в Михайловском: к очередной годовщине приезда поэта в ссылку

Пушкин в Михайловском: к очередной годовщине приезда поэта в ссылку

Отдел краеведческой литературы представляет виртуальную выставку, подготовленную в 2019 году к 195-л...

Псковские факты

Псковская экскурсионная станция

Псковская экскурсионная станция

27 сентября - Всемирный день туризма. «Псковская пятница» рассказывает о развитии туризма...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru