Федотова Л. Люди, здравствуйте, это - я!

Мелькает в памяти порой
Мой дом родной, мое закутье.
В день неприглядный и сырой
Одна стою на перепутье.
Куда теперь? Вперед, назад,
Лавируя на узкой бровке?
То очередь клубится в ад,
То к райской куще группировки.
Нет с милым рая в шалаше,
И плоть мою гнетет усталость,
В моей расхристанной душе
Христу вдруг места не осталось,
И ослабели, как струна,
Мои космические связи.
Уже созревшая луна
Давно лежит в небесной вазе.
Безмолвствует собор тиши,
Темнеет власяница бора.
Опустошения души
Боюсь, как гибельного мора.

Колок

Как храм забытый, колок у оврага.
Тихи его минорные тона.
Кора березы — белая бумага,
А черные отметки — письмена.
Кто их прочтет — да будет жить счастливо,

Других от бед попробуй спасать.
За знаком знак, впечатанный красиво,
И никогда мне так не написать.
Душа от мук отходит, даже млеет...
Береза что-то шепчет в окоем.
Нагое тело истово белеет,
И чьи-то иероглифы на нем.

*****

В стране с названием Россия,

Вблизи от центра и вдали

Живут народы коренные

И те, которые пришли.

Была ли цель в распределены?

Еще с неведомых времен,

Как в хаотическом движеньи,

Так и в оседлости племен?

И всяк имел свое забрало,

Сверкали копья, палаши.

Для тела места надо мало,

А сколько надо для души?

Для русской мил простор огромный,

Как независимый оплот.

Но сам народ издревле скромный,

И лишь правители не в счет.

Опасна их речений ложность!

Куда б призывы не вели,

Но так нужна своя надежность

И тех, которые пришли.

...Где виноватые, кто — судьи

В делах сегодняшних, лихих?

Я знаю, есть плохие люди,

И только наций нет плохих.

Теперь мы все в оценках смелые

II стали к прошлому строги,

Где были красные и белые —

Непримиримые враги.

11 на мгновенье вознесенные

Еще какие-то зеленые.

II были желто-голубые,

Кругом противники, любые.

А шли они со всех сторон —

II черный сгинувший барон,

II анархисты, и другие —

Совсем без цвета,

Никакие.

Но каждый против красных бился,

Да их союз не получился.

А после всех побед, потерь,

Какого цвета мы теперь?

*****

Ты с виду кажешься простым,

Ты обаятельный и сильный.

Но поведением своим —

Восточный хан любвеобильный.

Не  для одной ты,

А для всех,

Да я не пленница гарема,

И говорить про свой успех —

Твоя излюбленная тема.

Иди, обманывай, греши,

И что еще, прощаясь, молвить?

В тебе отсутствие души

Я не смогла ничем заполнить.

А чтоб в семье надежно жить,

Смотреть вокруг при этом гордо,

Сказали мне,

Что должен быть

Мужчина чуть красивей черта.

*****

Как принято, мы жили по старинке
Одной судьбой,
А на закате дней
Жизнь разломилась на две половинки,
Да только кажется — моя больней.
Житейская обыденная сложность...
Мы не заметили в слепой раю,
Что я превысила твою возможность,
А ты принизил слабую мою.
Осталась боль да эта бабья жалость,
На них душой измученной стою...
Я за мужскую голову держалась,
А надо бы держаться за свою.
Учили бабу терпеливой быть,
Учили мужу преданно служить,
Безропотность пугливую хвалили
И на хребет ее забот взвалили.
Превозносили вечную покорность,
Желанье мыслить выдали за вздорность,
Сопротивленье кулаком лечили,
А человеком быть —
Нет, не учили.

Да кто же против!

И. Лысцову

Когда наш век в жестокий бой

Еще идет и силы тратит,

Мне говорят — пой про любовь,

Ты — женщина,

С тебя и хватит!

О, нет!

Любовь для всех приманка,

Она — как свет,

По между тем

Я нес же разве не гражданки?

Не вижу тысячу проблем?

Давно утраченные грации,

Обратный лик эмансипации,

Усталость а теле и душе,

Когда не до любви уже.

Печальный тон и грустный вывод,

II л современный наш период

Любовь живет,

Пак будто дремлет,

Она проблемы не приемлет,

1"н скорость века не угодна.

Любовь по сути старомодна,

Л к суете она больна.

Она как будто не вольна,

Кат; человек в проблемах роста.

1-5 делах больших и мелких прочих.

А па словах все очень просто —

Пси. про любовь?

Да кто же против?!

*****

Плывут столбы, качаются дома,

В пустых глазах — застывшее бездумье.

Проклятье это — водка, как чума,

А, может, даже хуже — как безумье?

Привязчива губительная страсть,

Любителей нашедшая не сразу.

Да это нероссийская напасть —

Заморское нашествие на разум.

Нашествий много видывали мы,

Со всеми расправлялись в чистом поле.

А с этим — помрачаются умы,

Бездействует ослабленная воля.

Сорокоградусный веселый «бес»

Дурит людей, уродует походку.

Что думал врач по имени Рагез,

Когда в Багдаде изготовил водку?

Вот жертва пьяная ползет едва,

Бормочет что-то, речь свою калеча,

Болтается, как шарик, голова.

Кому ты нужен, античеловече?

За это зелье, что в твоих кровях,

Потомство бедное здоровьем платит.

Я пьяниц вешала б на фонарях,

Да вот боюсь, что фонарей не хватит.

 

 

*****

Я не кухарка, я — другая,

Еще неведомо какая.

И как планета дальняя,

Я индивидуальная.

Как обесценивает личность

Уме слишком явная практичность.

Конечно, негреховная,

Но, в общем, бездуховная.

Безрукость — стыд и срам, о боже...

Ее обсмеивают тоже.

Она всегда конкретная

И потому заметная.

Сама себя познать не сможешь,

Уму руками не поможешь.

Но может ум рукам служить,

Чтоб небездельницею быть.

Опыт и запрос

Не дают года в кредит,

Время быстрое летит.

Вот и дочь уже невеста,

С кем найдет под крышей место?

Если возраст — самый цвет,

С женихом проблемы нет,

Много их — большая рать,

Значит, можно выбирать.

Опыт жизненный дарю,

Строго дочке говорю:

Ты смотри примерно так,

Чтобы он был не дурак,

Не растяпа, не нахал,

Кулаками не махал.

Чтобы горькую не пил,

Если можно — не курил,

Не бездельник был, не пан,

И боялся бы развода,

Не гулял, как Дон-Жуан,

А любил, как Квазимодо.

Дочь замучилась вопросом:

«Женихи такие, где вы?»

Ей с моим большим запросом

Не остаться б старой девой.

*****

Очень ласково сначала
Друга милого встречала.
Разлюбила — так бывает,
Только он не понимает.
Милый мне отмщеньем платит,
На меня он бочку катит.
Если с медом — то согласна,
Если с дегтем — то напрасно.
Я о том не беспокоюсь,
Растворителем отмоюсь.

Сего Дня

26 октября 1905 года

26 октября 1905 года

Волнения железнодорожных рабочих. Начальник Псково-Рижской железной дороги Лундгрен направил в Депар...

26 октября 1941 года

26 октября 1941 года

Начальником Православной Миссии в Пскове назначен Николай Александрович Колиберский. Указом экзарха...

Выставки

Юон Константин Федорович

Юон Константин Федорович

(12 (24) октября 1875, Москва - 11 апреля 1958, Москва), художник Родился в Москве. В 1898 году окон...

Псковские факты

Земля святого Димитрия

Земля святого Димитрия

6 ноября 2021 года - Димитриевская родительская суббота у православных. 8 ноября - Дмитриев день в н...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Сайт: http://www.pskovlib.ru