Левин Н.Ф. Первый рисунок сельца Михайловского

Братья Матвей и Михаил Виельгорские были известными музыкальными деятелями. В своём столичном доме с 1826 года они постоянно проводили симфонические и камерные вечера, на которых бывал и Пушкин. Граф Матвей Юрьевич стал одним из организаторов и первых директоров Император­ского русского музыкального общества, отделение которого в 1867 году было создано и в Пскове. А Михаил Юрьевич сочинял музыку к «Цыганам», посе­щал смертельно раненого поэта, и Пушкин, прощаясь с друзьями, сказал, что искренне любит его.

Графа Михаила Виельгорского по просьбе Натальи Николаевны вклю­чили в состав опеки, учреждённой над имуществом и малолетними детьми скончавшегося поэта. Обращаясь от имени опекунов к псковскому губернатору Алексею Никитичу Пещурову по поводу составления описи имущества в име­нии Пушкиных, Михаил Юрьевич в письме от 31 марта 1837 года добавляет: «Не найдётся ли порядочного живописца в Псковской губернии, который бы взялся за условленную плату снять два вида: один — могилы Пушкина, нахо­дящейся в Святогорском монастыре, а другой — вид домика, находящегося в селе Михайловском, где живал покойный Александр Сергеевич».

13 апреля губернатор ответил Виельгорскому: «...Что касается до живо­писца для снятия вида с могилы Пушкина и с домика, где жил он в сельце Михайловском, то я постараюсь найти такового и не премину уведомить, но сие надобно будет исполнить не прежде, как летом, ибо вид будет несрав­ненно приятнее».

Через год новый запрос прислал граф Григорий Александрович Строганов, и А. Н. Пещуров отвечал ему 19 апреля 1838 года: «Что касается до снятия видов могилы Пушкина и домика в сельце Михайловском, то виды сии готовы были ещё прошлым летом, и я посылал занимавшегося оным псковского гу­бернского землемера Иванова к графу Виельгорскому, который, как сказывал мне Иванов, одобрил их. Один экземпляр сих видов при сем имею честь пред­ставить...»

Вскоре, 12 мая, Виельгорский подтвердил: «Доставленные Вами виды могилы Пушкина и домика села Михайловского представлены ныне в опекунс­тво, которое, вновь поручив мне благодарить Ваше Превосходительство за оказанное тем внимание просьбы оного, покорнейше просит довершить труб сей, уведомить опекунство, что следует заплатить снявшему те виды землемеру Иванову». Губернатор сообщил художнику о согласии опекунства опла­тить его труд и, получив от него отзыв, переслал подлинник в столицу.

Итак, эта долгая переписка, приведённая частично в брошюре И. И. Ва­силёва «Следы пребывания Александра Сергеевича Пушкина в Псковской губернии» (СПб., 1899) и сохранившаяся более полно в Институте русской литературы (Пушкинский Дом), позволяет установить не только точное время, но и обстоятельства появления первого рисунка сельца Михайловского. Этот рисунок воспроизводится почти во всех изданиях, посвященных жизни поэта в Псковском крае, так как более ранние виды пушкинской усадьбы неизвестны, да и вряд ли существовали. К тому же весной 1860 года домик поэта был сломан за ветхостью. Поэтому рисунок Иванова стал бесценным раритетом и его так тщательно изучают все, кто занимается реставрацией в Заповеднике.

Михайловское зарисовал землемер, привыкший по профессии снимать точ­ные планы участков. Но его рисунок оказался не сухой фиксацией увиденного, а достойным произведением искусства. Он лирично и тонко передаёт не только вид зданий и окружающую усадьбу природу. Художник постарался оживить картину воспоминаниями о Пушкине и его соседях, бытовыми деталями. У него на рисун­ке от барского дома на белом коне отъезжает всадник в сюртуке и широкополой шляпе с тростью в руке, за ним бежит собачка, а по тригорской дороге навстречу едет коляска, запряжённая парой лошадей, с кучером и двумя барышнями. Не трудно догадаться, что так художник изобразил Пушкина и обитателей Тригорского. Женщина на крыльце напоминает об Арине Родионовне. В пейзаж естественно вписываются фигурки крестьян, стадо у Сороти, бредущий старик... К сожале­нию, эти детали обычно плохо видны на репродукциях. А подлинник рисунка был намного больше и в литографском исполнении составлял 40 х 30 см.

mihailovskoie 1

Совсем другое настроение создаёт рисунок Святогорского монастыря, посвященный памяти рано погибшего поэта. Он лишён подобных деталей, отвлекающих внимание от свежей могилы Пушкина. Могила обозначена высо­ким деревянным крестом; рядом у апсид Успенского собора — плиты на захо­ронениях матери поэта и Ганнибалов.

Оба рисунка доказывают, что их создал опытный рисовальщик. Губерна­тор, конечно, не случайно поручил работу именно Иванову. Очевидно, пскови­чам были известны другие его живописные работы. И действительно, такие кар­тины не только были, но и сохранились до наших дней благодаря его энергии, трудолюбию и предприимчивости. 11 июня 1837 года петербургская ежедневная газета «Северная пчела» поместила «Письмо псковича к петербургскому другу» с таким сообщением: «...под руководством здешнего губернского землемера г. Иванова вновь заводится литография. Первые опыты её произведены с необыкновенным искусством, которым не отреклись бы похвалиться и сто­личные наши художники». И «Псковские губернские ведомости» в новогоднем обзоре от 2 января 1841 года отметили в городе такие важные перемены пос­ледних лет, как появление кондитерских, книжного магазина, литографии, спра­вочного места.

Самой известной из литографий стала «Галерея видов города Пскова и его окрестностей, снятых с натуры, издаваемая Псковским губернским землемером Ивановым». В её первую тетрадь вошли четыре литографированных рисунка с такими же длинными, в духе времени, названиями:

1. Псков с юго-западной стороны с изображением крестного хода, возвращающегося в Печерский монастырь;

2. Изборск, основанный в VII веке, столица Князей Российских, с могилою Князя Трувора;

3. Пролом Короля Стефана Батория, сделанный в Псковской городовой стене, 1581 года;

4. Святогорский монастырь, основанный в 1561 году, с изображением мо­гилы А.С. Пушкина.

На каждом листке под рисунком мелким курсивом помечено: «Литографи­ровано в Пскове 1837». И к каждой литографии приложен отдельный лист с подробным описанием изображённого вида.

Предстоящий выход второй части «Галереи» Иванов проанонсировал 4 мая 1838 года через «Псковские губернские ведомости», обещая напечатать в ней список лиц, подписавшихся на издание. Во вторую тетрадь также вошли четыре литографии:

1. Мирожский монастырь и церковь Преображения, существующая с осно­вания своего архиепископом Нифонтом в 1156 году, и Губернская гимназия;

2. Печерский монастырь, ограждённый каменною стеною в 1565 году, с церковью Успения П.Б., выкопанной в горе в 1523 году;

3. Снетогорский монастырь, основанный в 1312 году, с церковью Рож­дества Богородицы;

4. Сельцо Михайловское, А.С. Пушкина, состоящее в Опочецком уезде, от Святогорского монастыря в 3-х верстах.

Кроме того, на нижней обложке этой тетради Иванов счёл необходимым дать такую информацию: «Все виды галереи Пскова и его окрестностей сня­ты с натуры; на камне рисованы г. Александровым, литографированы в Пскове; продаются в С. Петербурге в магазинах гг. Смирдина и Снегирёва, в Москве в книжном магазине А.Ф. Смирдина и у самого издателя в Пскове. Цена за обе части с текстами 15 рублей ассигнациями, а за каждый эстамп порознь с текстом по одному рублю серебром».

Рисунки Иванова перенес на литографические камни известный столич­ный художник-литограф Пётр Александрович Александров, а не его однофа­милец Павел Алексеевич, как считали некоторые исследователи. А список под­писчиков на «Галерею» содержал 38 фамилий, из них 14 псковичей, ещё 14 жителей губернии (Порхова, Холма и Великих Лук), восемь — из Петербурга и два — из Луги.

Немалый интерес представляют описательные тексты, приложенные к каждой литографии, особенно о сельце Михайловском:

«Здесь представлен господский дом помещиков Пушкиных, стоящий одиноко почти в двух верстах от деревни, которая собственно называется Михайловское. Этот дом должен быть столь же драгоценным для русских, как для англичан дом Шекспира: в нём несколько времени постоянно жил Пуш­кин и после из Петербурга почти каждую осень приезжал сюда. Много про­изведений его здесь обдумано, а ещё больше писано...

Деревянный и уже обветшалый одноэтажный дом Пушкина занимает середину между службами, идущими с обеих его сторон. Пушкин выбрал для себя комнату с правой стороны последнюю, в три окна. Перед домом с этой стороны есть небольшой скуэр (теперь говорят «сквер». — Н. Л.). Дорога к нему хорошо обделана, так что за версту начинается чистый парк, укра­шенный по местам цветниками. Противоположная сторона дома обращена к реке Сороти, извивающейся по приятному лугу. Пушкин любил купаться. Можно вообразить, сколько удовольствия доставляла ему близость реки...»

Это лишь два фрагмента обширного текста, перемежающегося цитатами из пушкинских стихов. И весь текст дышит искренней любовью к Пушкину, кото­рого Иванов в описании Святогорского монастыря назвал «славнейшим из на­ших поэтов».

Литография с видом Печерского монастыря. Остальные шесть видов Пскова и его окрестностей имеют не меньшее историческое, краеведческое значение. Их художник рисовал столь же свое­образно, с множеством житейских сцен, с лодками, всадниками, фигурками людей, коров... Удивительный подарок исследователям своего творчества он преподнёс на рисунке Псково-Печерского монастыря: в левом нижнем краю изображён за работой живописец с мольбертом на коленях. Конечно, это автопортрет Иванова в профиль, довольно чёткий. Автору нельзя отказать в чувстве юмора: на рисунке его в упор рассматривают два парня-полуверца, впервые видящие художника; один из них в задумчивости даже засу­нул палец в рот.

«Галерея» сразу получила вы­сокую оценку. 23 марта 1839 года был разрешён к выпуску 14-й том основанно­го Пушкиным журнала «Современник». В обзоре новых сочинений «Галерее» посвящены полторы страницы:

«На прекрасное и у нас совершенно ещё новое предприятие г. Иванова мы смотрим как на учёный труд, который он исполняет со всею заманчивостью художника. Псков и его окрестности — классические места в древне истории нашей. Не только прелестию видов, они высоким своим значением в Летописях наших достойны внимания соотечественников. Художник сочетал эти две идеи и осуществляет их достойным образом. При каждом виде вы находите его историю, сжатую, но полную жизни и занимательности. Мы уверены, что узнать названия изображённых им предметов любопытно будет для каждого из наших читателей. (Далее приводятся все восемь длинных подписей под картинами. — Н.Л.). После исчисления сих видов мы ничего не смеем прибавить, что бы ещё могло сильнее возбудить и участие и внима­ние. В описании сельца Михайловского, где получили жизнь лучшие создания из произведений нашей литературы, мы встретили несколько подробностей о жизни поэта, истинно бесценных и умилительных».

Более того, по Высочайшему повелению императора от 21 апреля 1838 года «за полезное предприятие по распространению сведений в Отечественной истории» Иванова наградили бриллиантовым перстнем.

Теперь, заинтриговав читателей описанием интереснейшего издания Иванова, пора поделиться сведениями о его жизни, которые удалось собрать по псковским источникам. В Государственном архиве Псковской области среди бумаг дворянских семей Ивановых, нисколько не связанных между собой, есть и «Дело о внесении в третью часть родословной книги коллежского асессора Ильи Степановича Иванова с сыном Павлом и дочерьми Александрою, Глафи­рою и Екатериною с выдачей на имя каждого по документу» (фонд 110, ед. хр. 342).

Из него мы узнаём, что Илья Иванов происходил из обер-офицерской се­мьи и был на два года старше Пушкина. 21 апреля 1813 года мальчика приняли на обучение в чертёжную межевого департамента Правительствующего Сена­та. Через 5 лет, 10 сентября 1818 года, он получил звание младшего землеме­ра, а 31 декабря 1820 года — назначение в Гдов уездным землемером. Там он женился на гдовской помещице Марии Михайловне Быковой, владевшей в родовом имении — сельце Узьмино Быстреевского погоста за речкой Еглиной — 18-ю ревизскими душами крестьян. Затем на имя Марии Михайловны Ивано­вы приобрели ещё 46 душ в деревнях Колечко и Смердино Вельского погоста Гдовского уезда. Своих детей: Александру, родившуюся в 1824 году, Павла — в 1827 году и Глафиру — в 1829 году — они крестили в Михайловской церкви погоста Быстреево.

16 сентября 1830 года Сенат перевёл Илью Степановича на должность 1 псковского губернского землемера. Указом от 28 апреля 1833 года его награди­ли первым орденом — Святого Станислава 4-й степени, — дававшим право на дворянское достоинство, и уже через три месяца он обратился с соответству­ющим прошением. В Пскове у Ивановых родилась младшая дочь Екатерина, которую крестили 3 декабря 1833 года в Покровской от Торга церкви.

Незаурядность личности Иванова проявилась с первых дней службы в Псковской губернии. Об этом свидетельствует другой архивный документ — «Дело о приглашении гг. дворян к подписке на издание губернским землемером Ивановым карт Псковской губернии, каждого уезда порознь» (ГАПО, фонд 366, дело 437). Оно началось 4 июня 1834 года письмом губернского предводителя дворянства Николая Александровича Яхонтова (знакомого Пушкина) всем восьми уездным предводителям, в том числе и другому пушкинскому приятелю Гавриилу Петровичу Назимову:

«Псковский губернский землемер г. Иванов, жертвовавший в продолже­ние трёх лет всем своим временем для собрания подробнейших сведений о губернии, ныне составляет карты каждого уезда порознь. Приближаясь к концу своих занятий и желая услужить благородному дворянству Псковской губернии сочинёнными им картами, на которых показаны:

а) не только все селения ныне существующие, но видно будет ведомс­тво, к которому принадлежат, и число дворов

в) контуры лесов, болот и прочей ситуации

c) дороги почтовые и главные просёлочные, с показанием станций и числа вёрст

d) реки судоходные, большие и средние, с показанием бродов и порогов, препятствующих коммуникации в отношении промышленности.

Карты сии могут быть полезны для всяких статистических соображе­ний, будут искусно налитографированы и напечатаны на лучшей бумаге и по последней методе Высочайше утверждённых условных знаков иллюминованы.

Губернский землемер просит меня уведомить о сём гг. предводителей дворянства для извещения гг. дворян... желающих иметь вышеуказанные карты, просит доставить в непродолжительном времени сведения, — как собственные его издержки при литографировании и напечатании прости­раться будут до 2000 рублей, следовательно, цена экземпляров каждого уез­да зависеть будет от количества требования.

Дабы познакомиться гг. дворянам с чистотою работы упомянутых уез­дных карт, — то желающие могут ныне же адресоваться к г. губернскому землемеру Илье Степановичу Иванову для получения генеральной карты гу­бернии с платою по 5 рублей серебром за экземпляр».

Следующее письмо датировано 19-м февраля 1836 года и подписано но­вым губернским предводителем Николаем Ивановичем Крекшиным:

«Господин Псковский губернский землемер Илья Степанович Иванов, предполагая выпустить в свет сочинённый им Атлас Псковской губернии, по распоряжению Министров внутренних дел и военного, должен был пред­ставить карты свои на ревизию в главный штаб Его Императорского Величества. Получив ныне из Депо карт одобрительное свидетельство на печа­тание упомянутого Атласа, сделал уже все распоряжения о гравировании и надеется в непродолжительном времени удовлетворить им всех изъявивших желание на получение, но как из числа гг. подписавшихся многие ещё не до­ставили денег, почему, представляя ко мне ведомость, просит отнестись, к гг. уездным предводителям дворянства, дабы благоволили, собрав деньги по подпискам, доставить к нему для отсылки занимающимся художникам. При сём г. Иванов присовокупляет: как издержки при напечатании Атласа много превышают сумму по подпискам, следственно, удовлетворив гг. подписавшихся, он не будет в состоянии доставлять своего Атласа по той же, цене тем лицам, кои изъявят желание на получение после подписок».

Из дальнейшей переписки видно, что цена атласа для подписавшихся составила 100 рублей. Он был выпущен псковской литографией Иванова в 1838 году и состоял из 9 карт: общегубернской и каждого уезда. А 14 июня следующего года «Псковские губернские ведомости» сообщили, что псковский губернский землемер коллежский асессор Иванов представил составленный им Атлас Псковской губернии управляющему МВД графу А. Г. Строганову, а тот представил на Высочайшее воззрение Императору. За это сын господина Иванова Павел принят в 1-ю Санкт-Петербургскую гимназию на казённый счёт, а земле­меру Иванову из Кабинета вручён подарок в награду за превосходно исполнен­ный труд его. Судя по формулярному списку о службе Иванова, на этот раз ему подарили золотую табакерку.

Кроме того, 17 декабря 1838 года Статистическое отделение МВД избрала Иванова своим членом-корреспондентом. Он оправдал это назначение, составив в 1839 году записку «О средствах улучшения льнопроизводства», а в 1843 году — проект «Восстановления водяного сообщения между Псковом и Ригой или Перновым». Идеи, заложенные в этих экономических заметках, созрели у Ильи Степановича значительно раньше. Ещё в 1837 году в описании к первой литографии с видом Псковского кремля он отмечал:

«Ныне город Псков имеет жителей до 10.000; в том числе более 1.500 человек торгового сословия; господствующий их промысел состоит в льняной торговле... При нынешних её обстоятельствах нет надежды Пскову прийти в цветущее положение... если бы открыть прежнюю коммуникацию к Пернову, завести в Пскове льняное складочное место, учредить заводы и фабрики ткацкую и сетевязную... Тогда могли бы поправить торговые! обстоятельства Пскова и улучшилось бы положение крестьян льнопроизводителей».

Эти высказывания Иванова свидетельствуют о его разносторонних инте­ресах и стремлении своими советами содействовать развитию экономики гу­бернии. Заботился он и о подготовке кадров для землемерного, межевого дела. В «Псковских губернских ведомостях» от 12 февраля 1838 года он известил о намерении открыть в Пскове Межевую школу с трёхгодичным курсом для грамотных мальчиков старше 16 лет, в которой собирался преподавать рисо­вание. Это намерение осуществилось не скоро. Только 18 августа 1843 года «Губернские ведомости» уведомили, что в связи с недостатком работников для межевания учреждается бесплатный курс землемерия при Псковском уездном училище, запись на который ведёт губернский землемер И.С. Иванов. Этот до­полнительный класс открылся ровно через два месяца.

После выпуска «Галереи видов...» и «Атласа...» литография Иванова вы­полняла лишь отдельные небольшие работы. Так, сообщая дважды — 24 ап­реля и 8 мая 1840 года — о выходе первой тетради «Географии для детей», составленной бывшим учителем здешней гимназии Фёдором Дмитриевичем Студитским, та же газета отметила, что к учебнику приложен листок черте­жей, оттиснутых очень чисто в псковской литографии Иванова. А в 1844 году появилась брошюра «О Псковском детском приюте святой Ольги», изданная к открытию этого приюта для агитации за сбор средств на его содержание. К ней приложены чертежи плана и фасада дома приюта, безденежно литог­рафированные псковским губернским землемером надворным советником И.С. Ивановым.

Причины такого сокращения работ литографии раскрывает ещё одна хра­нящаяся в архиве переписка (ГАПО, фонд 20, дело 1223). 9 октября 1837 года министр внутренних дел Дмитрий Николаевич Блудов разослал во все губер­нии предписание о доставке к нему точных и полных сведений о существующих древних зданиях: «...монастырях, церквах, замках, домах, водопроводах, мо­стах, развалинах стен, остатках древних дорог и других памятниках древ­ности, замечательных по своим историческим событиям, с обозначением настоящего их положения и, если возможно, то доставить рисунки таковых древностей и изложить вкратце историю существования оных или предания, кои на их счёт сохранились». Губернатор переадресовал запрос Губернскому статистическому комитету, а тот — губернскому землемеру Иванову, очевидно, полагая, что он может выполнить такую грандиозную работу.

Через два года из министерства пришло напоминание. Вице-губернатор потребовал объяснений у Иванова. В ответном рапорте от 2 января 1840 года Илья Степанович сослался на изданные им «Галерею видов...»и «Атлас...», как бы считая этим свою задачу выполненной. После новых запросов министерства губернское начальство более строго потребовало у него нужные сведения. В январе 1844 года И.С. Иванов представил более подробный рапорт:

«Хотя исполнение этого требования не составляет прямой моей служебной обязанности, но из уважения к начальнику губернии я имел честь представить Его Превосходительству собранную мною коллекцию достопримечательностей Псковской губернии с историческими описаниями, отлитографированными в собственной моей литографии и такую же кол­лекцию по званию члена-корреспондента Статистического отделения МВД представил управляющему оным отделением действительному статскому советнику Арсеньеву. К исполнению этого, довольно ценного предприятия я имел тогда средства — отделял остатки из положенного мне содержа­ния за исправление дел Псковской губернской дорожной комиссии по журналу его, состоявшемуся 28 февраля 1837 г., по 1500 рублей ассигнациями в год. Но Его Превосходительству Фёдору Фёдоровичу угодно было к исправлению дел Губернской дорожной комиссии назначить состоящего при нём чиновника Пинабеля, с предоставлением назначенных сумм для содержания дорожной комиссии. Лишась средств, я не в состоянии был далее продолжать моих живописно-исторических описаний губернии. И, к сожалению, теперь ничего не имею, кроме прежде доставленных рисунков. Когда же найду средства, с удовольствием буду продолжать снятие с натуры и описание предметов, заслуживающих место в нашей Отечественной истории...»

Обиду Иванова на нового губернатора Ф. Ф. Бартоломея понять нетруд­но. В Пскове не один Иванов удивлялся стремительной карьере Константина Ивановича Пинабеля. Он ушёл из 1-го класса Митавской гимназии и до Пскова проработал менее четырёх лет мелким канцелярским чиновником в Рижской таможне. Военный губернатор Пскова и псковский гражданский губернатор ге­нерал-майор Бартоломей вступил в должность 18 января 1840 года, а уже в марте принял 21-летнего Пинабеля в штат своей канцелярии и через 20 дней назначил на должность чиновника по особым поручениям. В сентябре Пинабель получил ещё и должность правителя канцелярии Статистического коми­тета, а в ноябре — и секретаря мужского и дамского попечительных комитетов о тюрьмах. В октябре 1841 года Пинабелю поручили заведовать также делами Губернского комитета о земских повинностях. Наконец, 2 марта 1842 года его назначили правителем канцелярии губернатора...

Трудно сказать, насколько эти «обиды» повлияли на Иванова, но в 1845 году (по другим источникам — в 1846-м) Илья Степанович скончался. Вскоре Псковское губернское правление выкупило литографию у его вдовы. Позднее некоторые виды из «Галереи...» вышли дополнительным тиражом с сохранив­шихся литографических камней, изготовленных П. Александровым.

В 1848 году проникновенную статью о «Галереях видов Пскова» и судь­бе её создателя опубликовал в журнале «Иллюстрация» (№№ 9 и 11) Фёдор Студитский. Он возмущался равнодушием россиян, не желающих приобретать такие замечательные во всех отношениях литографии, в то время как «...во Франции, в Англии, в Германии этих галерей всякого города, городка, городиш­ка, фабрики, дачи...» выпускается и продаётся во множестве. В этой статье Студитский перепечатал пояснительные тексты к литографиям из «Галереи...», а также поместил в качестве иллюстраций гравюры, воспроизводящие пять ви­дов. Для этого известный гравёр Лаврентий Серяков перенёс рисунки на дере­вянные доски в уменьшенном размере, пригодном для журнала, поскольку литографии Александрова были крупноформатными. Другой псковский художник, Александр Михайлович Кислинский, тоже изготовил уменьшенные литографс­кие камни с рисунков Иванова, убрав с них многие фигурки людей и животных. Печатание велось всё в той же литографии, устроенной Ивановым. Работы Кислинского украсили, в частности, «Памятную книжку Псковской губернии на 1861 год».

В 1899 году выпускали немало открыток к столетию со дня рожде­ния Пушкина. На одной из них воспроизведена центральная часть рисунка И. С. Иванова с видом села Михайловского. Она представляет для нас особую ценность, так как стала первой открыткой, специально посвященной пушкинским местам Псковского края. К тому же создатели открытки не ограничились только этим рисунком. Во-первых, под рисунком помещены две стихотворные строчки:

Вот смиренный домик,

Где жил я с бедной нянею моей.

Лицевая сторона открытки

Они взяты из знакомого со школьных лет стихотворения «Вновь я посе­тил...». Пушкин начал работать над ним в Михайловском 26 сентября 1835 года, не раз возвращался к тексту, исправляя и переписывая его набело, но так и не успел опубликовать при жизни. Стихи точно передают настроение, владевшее тогда поэтом. Днём раньше, 25 сентября, в письме к жене он говорил прозою то же самое: «В Михайловском нашёл я всё по-старому, кроме того, что нет уж в нём няни моей и что около знакомых старых сосен поднялась, во время моего отсутствия, молодая сосновая семья, на которую досадно мне смотреть, как досадно мне видеть молодых кавалергардов на балах, на которых я уже не пляшу. Но делать нечего: всё кругом меня говорит, что я старею, иногда даже чистым русским языком. Например, вчера мне встретилась знакомая баба, которой я не мог не сказать, что она переменилась. А она мне: да и ты, мой кормилец, состарился да и подурнел».

Стихотворение впервые было напечатано сразу после смерти поэта — в пятом томе «Современника» за 1837 год. Внимательный читатель должен заметить, что на открытке написано: «Вот смиренный домик», хотя мы привыкли декламировать: «Вот опальный домик», — как и указано в пушкинском автографе. А тогда слово пришлось заменить, чтобы не конфликтовать с цензурой, не напоминать о ссылке Пушкина в Михайловское.

Первая публикация стихотворения произвела на современников глубокое впечатление. Белинский назвал его лучшим предсмертным произведением Пушкина, а Гоголь отметил: «Удивительная простота и такая тихая и вмес­те глубокая грусть, что я не в силах был переписать; мне так сделалось грустно».

Сейчас, публикуя эти белые стихи, для заглавия используют их первые слова: «Вновь я посетил...», так как в пушкинской рукописи они не озаглавле­ны. Но в конце 1836 года, готовя к печати сборник своих произведений, поэт составил их список и включил в него эти стихи под названием «Сосны», одним словом передав их главную мысль о неизбежной смене поколений.

Кроме того, на первой открытке с видом Михайловского слева воспроиз­ведён портрет Пушкина работы Райта. Художник украсил этот портрет факси­мильной подписью поэта. А на подлинной гравюре можно рассмотреть и над­пись автора: «Рис. и грав. Райт», а в скобках — его фамилию по-английски.

Пушкин основательно готовился к изданию собрания сочинений. Тогда же, не позднее декабря 1836 года, он пригласил художника, чтобы нарисовать портрет для этого сборника. Выбор поэта остановился на известном гравёре Томасе Райте. Уже через месяц после смерти Пушкина Райт выпустил гравюру по своему рисунку.

К сожалению, имя этого художника сейчас не очень известно. Говоря о прижизненных портретах Пушкина, обычно вспоминают двух художников — Ореста Кипренского и Василия Тропинина, а энциклопедические статьи о них непременно иллюстрируют нарисованными ими в 1827 году портретами поэта. А Томас Райт даже не удостоился не только отдельной статьи, но и упоминания в 30-томной Большой Советской Энциклопедии. Между тем портрет Пушкина, созданный Райтом, является классическим и очень популярным, его постоянно публикуют — уже 170 лет. Его работу высоко оценил Репин, десятилетиями работавший над образом поэта и создавший знаменитую картинку «Пушкин на лицейском акте». Репин говорил: «Обратите внимание... что в наружности Пушкина отметил англичанин. Голова общественного человека, лоб мысли­теля. Виден государственный ум».

Биографию Райта вполне заслуженно приводили дореволюционные эн­циклопедии и Русский биографический словарь. Вкратце познакомим с нею и наших читателей. Томас Райт (1792—1849) родился в Лондоне и стал опыт­ным художником-акварелистом и гравёром, работавшим в технике пунктира. Для создания Военной галереи Зимнего Дворца в честь героев Отечественной войны император Александр I пригласил другого прославленного английского портретиста, Джорджа Дау. Тот убедился в грандиозности порученной работы и в 1822 году попросил 30-летнего Томаса Райта принять в ней участие. В пер­вый приезд Райт провёл в России четыре года. Он не только рисовал портреты русских военачальников. Часть портретов, нарисованных Дау и им самим, Райт гравировал, и желающие могли приобрести их.

Во второй приезд он работал в России 15 лет, с 1830 по 1845 год, со­здал портреты и гравюры членов императорской фамилии, государственных деятелей, генералов, писателей, сановников, танцовщиц... В дореволюционных Словарях русских гравированных портретов перечислены 86 гравюр, создан­ных Райтом. Среди них портреты Пушкина, Вяземского, Жуковского, Греча, Кантемира, Оленина... К этому надо добавить множество акварелей, в том чис­ле портрет Натальи Николаевны Пушкиной. Стокгольмская и Флорентийская академии избрали Райта своим членом. Не отстала от них и Императорская Петербургская Академия художеств: в 1824 году причислила его к назначенным академикам, в 1833 году за 54 выставленные гравюры избрала почётным воль­ным общником, а уже в 1836 году за 14 представленных акварельных портретов Райт получил звание академика. По экземпляру почти всех гравюр, в том числе и выполненных за границей, Райт подарил Эрмитажу.

Справа, симметрично портрету, на первой открытке с видом Михайловского помещён дворянский герб старинного рода Пушкиных. Он был официально опубликован в пятой части (книге) Общего гербовика дворянских родов Всерос­сийской Империи, которую Павел I разрешил напечатать 22 октября 1800 года — почти через полтора года после рождения поэта и менее чем за пять меся­цев до убийства императора. В книге под рисунком герба дано его описание и перечислены заслуги рода Пушкиных: «Щит разделён горизонтально на две части, из коих в верхней в горностаевом поле на пурпуровой подушке с золотыми кистями положена княжеская шапка. В нижней части в левом голубом поле изображена в серебряных латах правая рука с мечом вверх подъятым; в правом золотом поле голубой орёл с распростёртыми крыльями, имеющий в когтях меч и державу голубого же цвета. Щит увенчан обыкновенным дво­рянским шлемом с дворянскою на нём короною и тремя страусовыми перья­ми. Намёт на щите голубой, подложенный золотом.

Во дни княжения святого и благоверного великого князя Александра Невского из Седмиградской земли выехал знатной славянской фамилии муж честен Радша. Происшедший от сего Радши Григорий Александрович имел прозвание Пушка, и от него пошли Пушкины. От сего же Радши произошли Мусины-Пушкины, Бутурлины, Кологривовы, Неклюдовы, Полуектовы и иные знатные фамилии. Потомки сего рода Пушкины, многие Российскому Пре­столу служили боярами, наместниками, посланниками, стольниками, воево­дами, окольничими и в иных знатных чинах и жалованы были от Государей в 1533 и других годах поместьями и разными почестями и знаками Монарших милостей. Всё сие доказывается сверх истории Российской, справкою Колле­гии иностранных дел и родословной Пушкиных».

В 1899 году, когда выпускали первую открытку с видом Михайловского, Россия ещё не имела большого опыта издания подобных миниатюр. Для изго­товления такой сложной цветной открытки пришлось воспользоваться услугами хромолитографии «Вольфрум и Гауптман» в Нюрнберге.

Как видим, эта старинная открытка, вышедшая к столетию поэта, оказа­лась многоплановой и весьма содержательной. Изучение её открыло некото­рые малоизвестные страницы российской и псковской истории.

P. S. Конечно, многие филокартисты (коллекционеры открыток) мечтают приобрести эту давно ставшую раритетной почтовую карточку, что через сто лет после её издания почти невозможно. Захотелось в какой-то мере порадо­вать их и заодно отметить столетний юбилей со дня выхода такой своеобраз­ной первой открытки с видом сельца Михайловского, портретом поэта и гербом рода Пушкиных. Так появилась идея её переиздания.

Подобный опыт у псковичей уже был. Годом раньше, в апреле 1998 года, к столетию со дня появления была переиздана первая видовая многоцветная открытка Пскова, на которой были воспроизведены пять достопримечательнос­тей города. По такому же образцу к 200-летию со дня рождения Пушкина, в мае 1999 года, та же псковская фирма «Аванти» (руководитель — Игорь Петрович Бобровников), которая переиздала первую почтовую карточку Пскова, перепе­чатала и первую открытку, посвященную псковскому Пушкиногорью. Заметим, кстати, что сто лет назад, в 1899 году, ту серию цветных пушкинских открыток пришлось печатать за границей, в Нюрнберге.

Новую открытку в 1999 году сделали двойной, складной. На правой её половине напечатан такой текст:

Сто лет первой открытке Пушкиногорья

Левая половина настоящей юбилейной складной открытки воспроизводит обе стороны выпущенного в 1899 г. «Открытого письма» с видом села Михайловского.

Псковский губернский землемер И.С. Иванов зарисовал барский дом в Михайловском летом 1837 г. Подписью под рисунком в открытке стали две строчки из стихотворения А.С. Пушкина «...Вновь я посетил».

Портрет Пушкина гравировал в марте 1837 г. английский художник Томас Райт. «Открытое письмо» украшает герб рода Пушкиных.

Переиздается к 200-летию со дня рождения Пушкина Автор текста — краевед Н. Ф. Левин.

Подробную информацию о переиздании первой открытки Пушкиногорья "Псковская правда" опубликовала в последнюю декаду мая 1999 года, накану­не празднования 200-летнего юбилея поэта. Значительная часть тиража была направлена для реализации в Пушкинские Горы. Сейчас, почти через десять лет, и эта дважды юбилейная открытка тоже стала раритетом.

Левин Н.Ф.,
краевед, Почетный гражданин г. Пскова

Источник: Михайловская Пушкиниана. Вып. 46 : Псковичи - во славу Пушкина / Н. Ф. Левин / М-во культуры и массовых коммуникаций РФ, Федер. гос. учреждение культуры "Гос. мемор. ист.-лит. и природ.-ландшафт. музей-заповедник А.С. Пушкина "Михайловское" (Пушк. Заповедник)". - Сельцо Михайловское-Псков : Псковская областная типография, 2008. - 141, [2] с. : ил. - (Михайловская Пушкиниана).

Сего Дня

23 сентября 1999 года

23 сентября 1999 года

Вышел первый номер городской газеты «Великолукские ведомости».  

Псковские факты

О чем писал «Псковский городской листок»

О чем писал «Псковский городской листок»

В Псковской губернии первые периодические печатные издания начали выходить в 30-х годах XIX века. &n...

Выставки

Александр Невский - защитник земли Русской

Александр Невский - защитник земли Русской

Князь Александр Невский прославил свое имя в борьбе со шведами, немцами и литовцами, которые стремил...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru