Левин Н.Ф. Дворяне Неклюдовы и их усадьбы

Левин Н. Ф.,
краевед, Почетный гражданин г. Пскова

Дворяне Неклюдовы и их усадьбы

О древности дворянского рода Неклюдовых существуют разные мнения. “Энциклопедический словарь” Брокгауза и Ефрона ограничился фразой: “восходящий к середине XV в.”. Более обстоятелен многотомный “Русский биографический словарь” (РБС), издававшийся Императорским Русским историческим обществом и переизданный в конце прошлого века. По нему род Неклюдовых ведёт “своё происхождение от Фёдора Неклюдова, который был жалован поместьями в Тверском уезде во второй половине XV столетия по грамоте князя Андрея Борисовича Микулинского”. Сами Неклюдовы, обращаясь в Псковское дворянское депутатское собрание, указывали, что их предки происходят от Григория Дмитриевича и Фёдора Григорьевича, которые были потомками выехавшего к великому князю Александру Невскому “мужа честна из Немец по имени Ратша” (того самого, которого считали своим предком Пушкины, Бутурлины…). .

Автор статьи о Неклюдовых в РБС считал это утверждение голословным. Григорий Дмитриевич Бутурлин действительно имел прозвище Неклюд (неуклюжий, невзрачный), а его сын Фёдор Григорьевич стал писаться Неклюдовым, однако его потомки продолжали именовать себя Бутурлиными. К тому же Фёдор Григорьевич Бутурлин умер в 1627 году, а Фёдор Неклюдов, от которого происходили псковские Неклюдовы, жил на век раньше, в конце XV столетия, что подтверждается писцовыми книгами Тверского уезда. Этот Фёдор Неклюдов имел пять сыновей, а их внуки Алексей и Андрей отмечены в Писцовой книге Псковской земли, составленной в 1585-1587 годах и опубликованной в 1913 году в пятом томе Сборника Московского архива Министерства юстиции (МАМЮ) “Псков и его пригороды”.

Однако эти разночтения не дают оснований сомневаться в древности рода Неклюдовых. Их герб включён в третью часть “Общего Гербовника дворянских родов Всероссийской Империи”, утверждённую императором Павлом I-м 19 января 1799 года. В верхней части герба на одной стороне в золотом поле изображён одноглавый орёл голубого цвета с короной, держащий в лапах меч и державу. На другой стороне – рука, облачённая в золотые латы, с саблей. В нижней части шита на серебряном поле – птица, стоящая на траве, держит во рту золотое кольцо.

Когда составлялась псковская Писцовая книга, опочецкого городового приказчика Алексея Неклюдова уже не было в живых, и его порожнее место в крепости перешло к церкви святого Петра, а в посаде на Никольской улице Опочки место, принадлежавшее Алексею Неклюдову, передали другому приказчику. Там же, в крепости, находились ещё “места осадные детей боярских и городовых приказчиков”: его брата Андрея и сыновей Василия, Шибана и Михаила Алексеевичей Неклюдовых. Земельные угодья этих трёх братьев и четвёртого – Ивана, а также их двоюродных братьев Захара и Якова Андреевичей Писцовая книга отметила в восьми губах Опочецкого уезда, а также в других засадах и уездах Псковской земли. Особенно много сёл, деревень и пустошей имел стрелецкий голова Шибан Алексеевич Неклюдов, в том числе и в Муравейской губе Завелицкой засады, где позднее неклюдовская деревня Облезово стала их имением Родовое.

В “Разрядной книге 1475-1598 годов”, напечатанной издательством “Наука” в 1966 году, отмечалось, что тогда же, в 1585 году, Василий Неклюдов был наместником в Изборске, а в 1594-1595 годах Шибан Неклюдов – осадным головой в псковском пригороде Красном. Позднее, в 1677 году, воеводой в Красном служил Григорий Неклюдов, в 1673 году Матвей Иванович Неклюдов состоял сотским в Пскове, а в 1701-1702 годах он же - воеводой в Опочке. Таким образом, Неклюдовы много веков жили на Псковской земле и достойно защищали её.

Своим прямым и не столь отдалённым предком, происхождение от которого могли последовательно проследить Неклюдовы, был Лука Силыч Неклюдов. При этом они ссылались на грамоту 7185 (1677) года, по которой царь Фёдор Алексеевич (старший, единокровный брат Петра I-го) за верную службу жаловал Луку Неклюдова псковскими поместьями. В ней явно речь шла о землях, ранее принадлежавших Шибану Алексеевичу, включая деревню Облезово. Копия этой многословной грамоты хранится в архивном деле о дворянства Неклюдовых (ГАПО, фонд 110, опись 1, дело 676).

Интересные сведения о многих псковских Неклюдовых содержатся в шестом томе Сборника МАМЮ, вышедшем в 1914 году. В частности, там упоминаются две челобитные того же псковского помещика Луки Силина сына Неклюдова о краже лошадей зарубежными  ворами в 7161 (1653) году, а также отмечены последние годы его военной службы. В годовой смете Пскова 7180 (1672) года он назван среди дворян и детей боярских, отставленных от полковой службы за старостью и за увечьем, а ниже добавлено, что из отставленных дворян некоторые, в том числе Лука Неклюдов, по указу государеву поставлены на заставе от морового поветрия на литовском рубеже в Островском и в Вышегородском уездах.

О его сыне Савине Лукиче праправнук Михаил Михайлович Неклюдов в мае 1850 года сообщил дворянскому собранию, что не знает, где он служил и служил ли вообще. Зато от прадеда Василия Савиновича остались два патента. Первым, от 3 марта 1748 года,   императрица Елизавета Петровна удостоверяла, что он служил сержантом и 8 июля 1747 года был произведён в прапорщики. Второй патент 5 сентября 1763 года выдала Екатерина II, подтверждая, что та же Елизавета Петровна 3 января 1759 года пожаловала Василия Савиновича Неклюдова в секунд-майоры. Но самые интересные сведения о нём и его усадьбе содержатся в записках известного учёного, первого русского агронома Андрея Тимофеевича Болотова (1738-1833).

Отец Андрея – полковник Тимофей Петрович Болотов в 1743 году прибыл в Псков с семьёй для организации длительной всеобщей ревизии (переписи земель, имущества и населения). В августе 1744 года он выдал старшую дочь Прасковью за помещика Василия Савиновича Неклюдова, владевшего в Островском уезде имением Опанкино (позднее  его называли Апанкино, а сейчас это - деревня Апанькино Рубиловской волости с пятью жителями). Андрей Болотов с 1744 по 1762 год много раз приезжал туда к сестре и её мужу. Его обширные мемуары впервые были напечатаны посмертно четырёхтомным приложением к журналу “Русская старина” за 1870-1873 годы  под названием “Жизнь и приключения Алексея Болотова, описанные самим им для своих потомков. 1738-1793.”.

Из этих мемуаров мы узнаём, что полковник Болотов в 1746 году смог добиться перевода молодого зятя из рижского гарнизона в свой Архангелогородский пехотный полк, а затем и производства его в первый офицерский чин, о чём свидетельствовал первый  упомянутый патент. В 1748 году Василия Неклюдова назначили полковым адъютантом, в 1755-м – квартирмейстером полка, а в начале 1759 года ему удалось выйти в отставку. Сразу после женитьбы он построил “домик получше прежнего”, а после отставки, к лету 1762 года, возвёл “новый огромнейший дом в поле на высоком холме, в конце всего селения, на красивейшем перед прежним месте”.

Автор мемуаров создал яркий, запоминающийся образ своего зятя. Василий Неклюдов “был отменного сложения,…почитался всеми тихим, смирным, добронравным и дружелюбным человеком. Он имел в доме у себя разных мастеров и художников. Были у него столяры и токари, был изрядный резчик, кузнец, слесарь, седельщик, несколько человек ткачей, портных, сапожников и других подобных тому мастеровых и рукодельных людей; словом, он любил, чтобы у него все люди были в упражнениях и не праздно хлеб ели, а нередко и сам кое в чём из мелочей упражнялся и что-нибудь мастерил, делал. У него были целые ящики всякого рода собственных своих инструментов, и часто случалось, что он по несколько часов просиживал, либо обтачивая что-нибудь, либо сгибая и прочее тому подобное;  в особенности был он великий мастер делать из игол рыболовные крючки с зазубрями, которые были ему и надобны по причине, что он превеликий охотник был до ужения удами рыбы”.

А. Т. Болотов рассказал и о переживаниях супругов Неклюдовых, дети которых умирали младенцами. И добавил: “Правда, в тогдашнее время (т. е. в 1752 году – Н. Л.) был у них единственный мальчик, но сестра моя никак не думала, что сей останется в живых. Она родила незадолго до моего приезда, и звали его Михаилом”. К счастью, Михаил Васильевич Неклюдов выжил. С тех пор Неклюдовы стали считать это имя приносящим удачу, и в дальнейшем стали называть так старшего сына.

Позднее о Михаиле Васильевиче его внук смог сообщить лишь то, что дед служил в Псковском мушкетёрском полку, а затем на штатских должностях. По определению Петербургского дворянского депутатского собрания от 11 декабря 1795 года титулярный советник М. В. Неклюдов с детьми был внесён в шестую часть родословной книги. В 1806 году он завершил службу коллежским асессором в столичном казначействе. Его жену звали Анной Петровной, но её девичья фамилия неизвестна. Акт о разделе наследства после его смерти был составлен 10 января 1808 года, так что Михаил Васильевич скончался не позднее 1807 года.

Апанькино располагается на левом берегу речки Лжи, тоже красочно описанной Болотовым.. А в трёх километрах западнее села, на правом берегу Утрои, в погосте Дубки тогда находилась обветшавшая Николаевская церковь с приделом во имя иконы Казанской Божьей Матери. Незадолго до смерти Михаил Васильевич начал строить рядом на свои средства новый, большой каменный храм. Протоиерей Николай Панов в книге “Летопись г. Острова и его уезда”, напечатанной в 1913 году и переизданной псковской областной типографией в 2004 году, ошибочно назвал храмоздателя Михаилом Ивановичем. Церковь освятили в 1809 году, после смерти Михаила Васильевича. При этом основным стал престол во имя иконы Казанской Божьей Матери, а два придела были посвящены святой великомученице Параскеве (небесной покровительнице его матери – Прасковьи Тимофеевны) и Николаю Чудотворцу. На месте прежнего храма построили часовню, а на кладбище – усыпальницу дворян Неклюдовых.

Из упомянутого раздельного акта выясняется, что у покойного Михаила Васильевича и Анны Петровны было три сына и пять дочерей. Старшему из сыновей, майору Михаилу Михайловичу, при разделе досталось, в частности, сельцо Облезово Муравейской губы Островского уезда (будущее имение Родовое) и часть крестьян из сельца Апанкина Дубецкой губы того же уезда. Ко второму сыну, надворному советнику Николаю Михайловичу, перешли 10 деревень в Псковском и Островском уездах, а третьему, прапорщику Василию Михайловичу, село Хилково Аполинского стана Новоржевского уезда, купленное отцом у коллежского асессора Максима Ивановича Карамышева. Вдова Анна Петровна оставила за собой деревянный дом в г. Острове, часть села Апанкина, одну деревню в Хилковской губе Новоржевского уезда. К каждому из сыновей перешли по 157 крестьян мужского пола и от 145 до 162 крестьянок, а матери 66 крестьян и 84 крестьянки. Пять дочерей (девицы Прасковья, Елизавета, Екатерина, Аграфена и Надежда) получили по нескольку деревень с 66 крестьянами мужского пола и с их жёнами и дочерьми. Между всеми детьми и матерью разделили и многочисленную дворню из основного родового села Апанкина.

У надворного советника Николая Михайловича детей, очевидно, не было. Прапорщик Василий Михайлович, родившийся в погосте Дубки 2 июня 1784 года, вышел в отставку поручиком и поселился в Хилкове. Там 1 ноября 1812 года родился его сын Михаил. Он служил в Псковской казённой палате и остался холостяком. Так что продолжателем рода Неклюдовых по мужской линии стал Михаил Михайлович. Он родился примерно в 1777 году, служил в гвардейских войсках с мая 1791 года и за 11 лет дослужился до чина поручика. В апреле 1802 года его перевели в орденский Кирасирский полк ротмистром, а 29 сентября 1804 года в возрасте 27 лет уволили по прошению с присвоением очередного чина майора. В 1812 году дворянство Островского уезда избрало Михаила Неклюдова земским исправником.

Михаил Михайлович женился на Марии Матвеевне Рокотовой, дочери бывшего в 1799-1802 годах псковского губернского предводителя дворянства. 9 сентября 1810 года в имении Родовое у них родился единственный сын, которого 18 сентября в Ильинской церкви Муравейского погоста нарекли Михаилом. При крещении у младенца были две пары восприемников: братья матери - надворный советник Иван Матвеевич и майор Дмитрий Матвеевич Рокотовы, бабушка новорожденного Анна Петровна Неклюдова и её дочь девица Прасковья Михайловна.

Мария Матвеевна овдовела довольно рано. (К сожалению, год смерти её мужа Михаила Михайловича неизвестен). В 1820-е годы она вышла замуж за вдовца, коллежского регистратора Дмитрия Николаевича Философова (1788-1862), имевшего от первого брака с Анной Петровной (девичья фамилия неизвестна) трёх сыновей: Александра (1815-1862), Николая (1817-1863) и Владимира (1820-1894). В ноябре 1827 года отчим подал прошение о выдаче 17-летнему пасынку свидетельства о дворянстве для определения его на службу.

Известны только отдельные факты биографии Михаила Михайловича (2-го). Из Лейб-гвардии Кирасирского полка он уволился поручиком для определения к статским делам и был переименован в коллежские асессоры. Затем вернулся на военную службу и в чине ротмистра был назначен адъютантом военного губернатора Пскова и псковского гражданского губернатора генерал-майора Фёдора Фёдоровича Бартоломея. 20 апреля 1841 года губернатор был поручителем по женихе на бракосочетании Неклюдова и дочери инженер-капитана Анны Степановны Беклешовой.

С июля 1843 года Михаил Михайлович опять на гражданской службе – советником Псковского губернского правления с прежним чином коллежского асессора. К 1850 году он уже коллежский советник, в 1851 году – почтовый инспектор V округа в Вильне и статский советник, в 1853 году служил в Департаменте уделов и жил в столице, ко времени крестьянской реформы - действительный статский советник, незадолго до смерти – тайный советник. Весной 1868 года его избрали гласным Островского уездного земского собрания, но 7 апреля, сразу после выборов, он скончался и был похоронен на столичном Митрофаниевском кладбище.

Михаил Михайлович и Анна Степановна имели шесть сыновей. Своего первенца по традиции они тоже назвали Михаилом. Однако на этот раз надежда на счастливое имя не оправдалась, и в 1842 году младенец скончался.

Их второй сын - Владимир родился в Пскове 9 марта 1843 года. При его крещении в Старо-Вознесенском монастыре восприемниками были брат бабушки - новоржевский помещик Иван Матвеевич Рокотов и жена псковского вице-губернатора Софья Петровна Потулова. Владимир Михайлович окончил Императорское училище правоведения, 35 лет прослужил в судебных органах, в том числе в 1872-1875 годах членом Псковского окружного суда, а последние 11 лет - членом Виленской судебной палаты. Одновременно, с октября 1880 года, он избирался почётным мировым судьёй, с 1892 года – гласным Островского уездного земского собрания. В чине действительного статского советника вышел в отставку 6 февраля 1901 года, уехал из Вильны и был избран островским уездным предводителем дворянства. 13 мая 1904 года он внезапно скончался и был похоронен в семейной усыпальнице погоста Дубки. Склеп подвергался разграблению в советское время.

Владимир Михайлович был женат на дочери генерала от инфантерии Ольге Григорьевне Гогель. Их сын, названный по отцу Владимиром, прожил лишь два года. Дочь Софья родилась у них 25 января 1872 года. Имение Апанкино после смерти Владимира Михайловича перешло к вдове Ольге Григорьевне.

Значительный интерес для псковичей представляет биография Сергея Михайловича Неклюдова, родившегося 9 июля 1846 года в селе Апанкино. Его восприемником стал 27-летний Владимир Дмитриевич Философов – младший сын второго мужа бабушки, будущий главный военный прокурор России и член Государственного Совета. Тогда он был лишь коллежским асессором и только начинал свою юридическую карьеру. Через 9 лет Владимир Философов женился на 18-летней Анне Павловне Дягилевой (1837-1912), ставшей позднее известной деятельницей женского движения. Дружеские отношения Неклюдовых и Философовых продолжались многие годы. В 1876 году Анна Павловна Философова стала крёстной Льва Неклюдова – второго сына Сергея Михайловича, а брат её мужа Александр Дмитриевич Философов – крёстным младшего брата Сергея Михайловича – Константина.

Сергей Михайлович окончил в 1863 году 1-ую Петербургскую гимназию и в 1867 году физико-математический факультет столичного университета со степенью кандидата естествознания. Серьёзное влияние на него оказал студент того же факультета Герман Лопатин, будущий революционер. Свою учёбу Неклюдов продолжил на юридическом факультете, в 1870 году получил степень кандидата прав и начал работать присяжным поверенным округа Петербургской судебной палаты. В 1871 году его избрали гласным Островского уездного земского собрания, а оно выбрало Сергея Никлюдова почётным мировым судьёй и гласным губернского земского собрания. Как адвокат, он защищал участников известной политической демонстрации, состоявшейся 6 декабря 1876 года у Казанского собора. В речи на заседании Островского уездного земского собрания 7 января 1877 года Неклюдов резко критиковал правительство за большие военные расходы и по Высочайшему повелению от 5 февраля был выслан под надзор полиции в город Кадников Вологодской губернии.

Досрочному возвращению из ссылки способствовал крёстный – В. Д. Философов. И после неё Сергей Неклюдов продолжал активно участвовать в заседаниях Островского уездного и Псковского губернского земских собраний, пользуясь уважением за обширные знания и разумные предложения. В 1895 году его включили в состав Экономического совета при Губернской земской управе, создаваемого тогда для предварительного обсуждения наиболее сложных вопросов перед внесением их на сессию земского собрания. В декабре 1907 года, после смерти графа Гейдена, ему поручили председательствовать в Совете.

На чрезычайном Губернском земском собрании 25 марта 1906 года состоялись выборы одного члена реформированного Государственного Совета. Из двух кандидатов (графа П. А. Гейдена и С. М. Некладова) гласные по большинству голосов избрали Сергея Михайловича. Он не раз помогал псковичам в решении важных вопросов в высших сферах и сыграл особую роль при подготовке и рассмотрении Закона об ассигновании средств на строительство в Пскове постоянного моста через Великую. В 1907 году Неклюдов на совещаниях у губернатора графа А. В. Адлерберга не раз обсуждал с псковичами условия, на которых при пособии города и земства столичные власти могут    выделить деньги на его сооружение, лично поддерживал просьбу в МПС и Совете Министров. 19 февраля 1908 года Государственная дума единогласно приняла закон о строительстве моста в Пскове. Однако финансовая комиссия Госсовета, несмотря на подробные разъяснения Неклюдова, рекомендовала не утверждать принятый закон. Это был первый подобный случай в истории Думы. И всё же 19 марта, после аргументированного выступления Неклюдова, Государственный Совет одобрил закон, а 22 марта Император подписал его.

Узнав об этом, Псковская городская дума 28 марта провела чрезвычайное заседание. На нём городской голова А. А. Агапов, “изложив в кратких чертах историю вопроса о мосте и весь ход дела до момента Высочайшего утверждения законопроекта, просил Думу обратить внимание на то, что из числа тех лиц, которые проявили живое участие по этому вопросу и содействовали благополучному его разрешению, город особенно обязан Начальнику Псковской губернии графу Адлербергу и члену Государственного Совета С. М. Неклюдову, а потому (просил) решить, в какой наиболее уместной форме следует выразить благодарность города по отношению к обоим названным лицам.

Гласный В. С. Седельщиков, пользуясь настоящим случаем, указал на те громадные, по его выражению, услуги, которые оказал городу С. М. Неклюдов за последнее время. Во-первых, при его содействии разрешён вопрос о постройке нового здания реального училища. Затем, он принял самое живое участие в вопросе об открытии второго городского училища в городе Пскове и о предоставлении под него прежнего помещения реального училища, лично ходатайствовал, вместе с избранной от города депутацией, перед Попечителем СПбургского учебного округа и перед Министром народного просвещения. Наконец, он проявил самую неутомимую деятельность по вопросу о постройке постоянного моста через р. Великую, хлопоча о благополучном его разрешении по всем, без исключения инстанциям, которые этот вопрос проходил и в Министерствах и перед членами Государственной Думы и Государственного Совета, вплоть до Высочайшего утверждения. Такая сердечная близость к городским интересам, такая постоянная готовность посвятить им своё свободное время, свои силы и служебное влияние не могут не вызвать со стороны города чувства самой глубокой признательности. Наиболее же подходящей формой для выражения этой признательности следует признать поднесение С. М. Неклюдову звания Почётного гражданина гор. Пскова”.

Столь же подробно были доложены и заслуги губернатора. Городская дума единогласно постановила избрать их в почётные граждане Пскова и возбудить надлежащее ходатайство об утверждении в этом звании. Однако императором оно было удовлетворено  только в отношении Неклюдова. (Граф Адлерберг был утвержден в звании Почётного гражданина Пскова позднее, через три года, когда выбыл из Пскова. Очевидно, высшие власти стали считать неэтичным присвоение такого звания действующему губернатору, от которого городская дума находилась в значительной зависимости).

Членом Государственного Совета Неклюдов был переизбран 15 сентября 1909 года. Он скончался в Царском Селе 6 (19) июля 1912 года, не дожив несколько дней до своего 66-летия. Столичная газета “Речь” в № 199 вместо некролога поместила о нём  корреспонденцию М. Сафонова  под названием “Страничка воспоминаний”. Это оппозиционное издание конституционных демократов (кадетов) сочло необходимым подчеркнуть, что Сергей Михайлович всегда отрицательно относился к существующему бюрократическому строю, видел его недостатки, ядовито и зло их высмеивал.  24 июля заметку перепечатала “Псковская жизнь”. А Губернское земское собрание 4 сентября почтило память Неклюдова и постановило учредить стипендию его имени в одном из средних учебных заведений губернии.

Земским деятелем стал и его брат Алексей Михайлович, родившийся 15 сентября 1847 года там же, в Апанкине. Его восприемниками были отставной поручик Лейб-гвардии Измайловского полка Николай Иванович Вульф (тригорский приятель Пушкина), коллежский советник Алексей Борисович Беклешов (брат деда)… 8 января 1872 года 24-летний Алексей Неклюдов женился на 18-летней дочери генерал-майора Софье Александровне Дедюлиной, ушёл в отставку с чином капитана и поселился с женой в Апанкине. В январе 1873 года он стал мировым судьёй 4 участка Островского уезда и был переименован в гражданский чин коллежского асессора. Гласным Островского уездного и Псковского губернского земских собраний он состоял с 1875 года, а в январе 1881 года его избрали членом Губернской земской управы, в связи с чем он уволился с должности участкового судьи и был избран почётным мировым судьёй. Через два трёхлетия гласные избрали Алексея Неклюдова председателем той же управы.

Переехав в Псков, Алексей Неклюдов включился в общественную жизнь города: в Псковском вольном пожарном обществе стал младшим, а с марта 1886 года – старшим брандмейстером; за участие в создании музыкально-драматического общества его в марте 1885 года, к первой годовщине общества, избрали почетным членом… На декабрьской сессии Губернского земского собрания 1892 года при очередных выборах председателя управы А. М. Неклюдов получил лишь 12 голосов из 30-ти, и новым председателем был избран великолуцкий помещик В. П. Горбунов. Ещё в 1890-91 года Неклюдов исполнял обязанности Островского уездного предводителя дворянства. Позднее он был избран на ту же должность в Тельшевском уезде Ковенской губернии (в Литве).

Единственная дочь Алексея Михайловича Наталья родилась в Апанкине 16 марта 1875 года. Её восприемниками стал дедушка А. Л. Дедюлин и бабушка А. С. Неклюдова. Софья Александровна (жена Алексея Михайловича) скончалась рано, 18 июля 1883 года, не дожив два месяца до своего 30-летия. А он умер в 1916 году, пережив жену на 33 года.

О младших братьях Владимира, Сергея и Алексея Михайловичей можно сказать лишь несколько слов. Александр Михайлович родился 31 июля 1849 года в Вильне, где его отец служил почтовым чиновником. Известно лишь, что в отставку он ушёл в чине штабс-капитана. Последний ребёнок – Константин родился 23 сентября 1853 года в Петербурге и скончался через четыре года.

Подробное описание того, что осталось от дворянской усадьбы Апанькино, принадлежавшей Неклюдовым, составила студентка исторического факультета Псковского педуниверситета Надежда Егорова в конкурсной работе, опубликованной с иллюстрациями в двух номерах районной газеты “Островские вести” 17 и 21 декабря 2004 года. Двухэтажный господский дом там не сохранился. Сведения о состоянии парка в Апанькине содержатся и в книге Н. Г. Розова “Ожерелье Псковской земли. Дворянские усадьбы”, вышедшей в серии “Михайловская Пушкиниана” (выпуск 38).

Больше повезло усадьбе Родовое, оказавшейся теперь в Родовской волости Палкинского района. Двухэтажный деревянный дом Неклюдовых используется там детским приютом. В корреспонденции Олега Калкина, напечатанной 15 мая 1973 года в газете “Молодой ленинец”, интересно рассказывалось о парке этой усадьбы. Он обратил внимание на то, что на фундаменте барского дома высечено время его постройки – 1879 год. Значит, он возведён при Сергее Михайловиче Неклюдове, поскольку в Памятных книжках Псковской губернии на 1903, 1905-1906 и 1913-1914 годы именно он назван владельцем усадьбы Родовое-Неклюдово.

В краеведческой литературе указывается, что ему же незадолго до революции принадлежала усадьба Жеребцово с роскошным каменным дворцом на левом берегу Великой, вошедшим в современную территорию города Острова. При этом высказывалось предположение, что оно перешло от прежних владельцев Валуевых благодаря браку С. М. Неклюдова. Между тем, 25-летний Сергей Неклюдов 8 июня 1871 года женился на 20-летней Зинаиде Леонидовне Львовой – дочери статского советника, владельца имения Гора Новоржевского уезда Леонида Алексеевича Львова и Екатерины Николаевны, урождённой Рокотовой.

Тесть заботливо относился к своим внукам. Он был крёстным Михаила (первенца в семье зятя), который родился в Петербурге 16 апреля 1873 года. А при рождении 17 января 1876 года второго сына Зинаиды Леонидовны – Льва Сергеевича восприемником стал её брат, выпускник столичного университета Лев Леонидович Львов. В январе 1880 года Леонид Алексеевич обратился в Псковское дворянское депутатское собрание с ходатайством о внесении внуков в родословную книгу для определения их в казённое учебное заведение. Оба сына Сергея Михайловича, как и он сам, окончили юридический факультет Петербургского университета и служили в Государственной канцелярии. Когда они решили участвовать в земских выборах, на что требовался земельный ценз, отец выделил им из имения Родовое Грибулёвской волости отрез от деревни Зехновой в 1790 десятин (Памятная книжка Псковской губернии на 1905-1906 годы, стр. 386). В начале ХХ века Михаил и Лев Сергеевичи несколько лет состояли гласными Островского уездного и Псковского губернского земских собраний, почётными мировыми судьями Островского уезда, хотя и жили в Петербурге. Дальнейшая судьба братьев неизвестна, а их мать Зинаида Леонидовна скончалась в Риге 20 февраля 1925 года и похоронена там на Покровском православном кладбище.

Заметим также, что село Жеребцово-Неклюдово в “Памятной книжке Псковской губернии на 1903 год”  (стр.107) указано в качестве адреса Островского уездного предводителя дворянства Владимира Михайловича Неклюдова, а у его брата Сергея Михайловича на той же странице приведён другой почтовый адрес: село Родовое.

Судя по архивным делам Неклюдовых, никто из представителей этого дворянского рода не сочетался браком с Валуевыми, хотя свояками они были. Имеется архивная метрическая выпись, по которой 8 июня 1784 года в погосте Дубки при крещении младенца Василия (сына Михаила Васильевича Неклюдова) восприемником был генерал Стефан Миронович Валуев. Именно он возвёл в селе Жеребцово удивительный усадебный дворец, который и принадлежал Валуевым более ста лет. Рассказывая о Валуевых и истории этой усадьбы, Н. Н. Новикова в № 10 журнала “Псков” за 1999 год (с. 39) отметила, что “к 1880-м гг. Валуевы, по-видимому, лишаются и своего родового имения в Островском уезде – с. Жеребцова”. А островская исследовательница Т. П. Алексеева в статье “Господский дом уединенный … Стоял над речкою” столь же неуверенно как бы добавляет: “…и, видимо, только в 80-х годах XIX столетия новым хозяином стал С. М. Неклюдов” (“Псковская земля в лицах”, М., 2006, с. 138). Таким образом, ответ на вопрос об обстоятельствах и точном времени перехода села в другие руки пока так и не нашёлся. Он требует дополнительных исследований.

Примечание: Автор выражает искреннюю благодарность Андрею Александровичу Шумкову за предоставленные сведения по генеалогии рода Неклюдовых.

Источник: Левин Н.Ф. Дворяне Неклюдовы и их усадьбы // Дворянские усадьбы Псковской губернии : (материалы II областной науч.-практ. конф.) / Гос. ком. Псков. обл. по культуре и туризму ; ГУК "Псковская областная универсальная научная библиотека" ; Адм. Локнян. р-на . - Псков, 2008. - С. 71-82.

Сего Дня

4 декабря 1561 года

4 декабря 1561 года

Колокол для Псково-Печерского монастыря. Псковский колокололитейный мастер Тимофей Андреевич отлил к...

4 декабря 1650 года

4 декабря 1650 года

Наказаны главари псковского восстания. Главные «заводчики» и руководители псковского восстания Гаври...

4 декабря 1804 года

4 декабря 1804 года

Католическое освящение. Бывший псковский православный храм Трех Святителей на болоте освящен по като...

Выставки

Памятники  Великой Отечественной войне на территории Псковской области

Памятники Великой Отечественной войне на территории Псковской области

75 лет прошло со дня окончания Великой Отечественной войны.  Во имя сохранения и передачи памят...

Псковские факты

ПроЛог: литературный музей Ал. Алтаева (М. В. Ямщиковой)

ПроЛог: литературный музей Ал. Алтаева (М. В. Ямщиковой)

«Псковская пятница» 2017 года посвящена Ал. Алтаеву, она была  подготовлена  к 145-ле...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru