Агин Александр Алексеевич

agin600(1817-1875)

В «Псковской энциклопедии» под редакцией профессора А. И. Лобачёва мы находим следующую информацию об этом талантливом человеке: «Рисовальщик, художник-график, один из зачинателей бытового жанра в русском искусстве. Лучший иллюстратор поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души». Родился в имении Петровское Новоржевского уезда Псковской губернии, принадлежавшем его отцу А. П. Елагину, участнику Отечественной войны 1812 года. Мать была крепостной. Как незаконнорожденный получил усеченную фамилию отца – Агин. В Петровском прожил десять лет. Первые уроки рисования получил у своего дяди – художника С. Полякова. С 1827 года учился в Псковской мужской классической гимназии, затем окончил Императорскую Санкт-Петербургскую академию художеств, где учился в классах художника К. П. Брюллова. Иллюстратор многих литературных произведений, в том числе 104 иллюстраций к «Мертвым душам». Был крестным отцом писателя Алтаева Ал. (Ямщиковой М. В.). В 1853 году переехал в Киев, где преподавал рисование в Кадетском корпусе. Последние годы жил в селе Качановка Черниговской губернии, где и скончался». 

Просто, коротко, ёмко. Однако, без подробностей, которые могли бы приоткрыть нам личность, мировоззрение и творческий секрет этого удивительного человека. Попробуем сделать это сами, обозначив основные вехи его жизни и творчества.

Исследователи считают Агина основоположником русской жанровой иллюстрации, ведь свое призвание он нашел в жанре рисунка. Непревзойденный мастер карандашного и перового рисунка к литературным текстам, – рисунка, сближающего иллюстрацию с карикатурой. Его стиль близок к «физиологическому очерку» в русской литературе того времени, да собственно именно такие очерки - гротескные летописи современного быта и нравов – он чаще всего и оформлял. Исполнял жанровые, сатирические рисунки, портреты для журналов «Художественная газета» (1841), «Литературная газета» (1844), «Иллюстрация» (1846–1848). Создал иллюстрации к литературным сборникам: «Физиология Петербурга» (СПб., 1845), «Петербургский сборник» (СПБ., 1846), альманаху «Первое апреля» (СПб., 1846), «Первое путешествие по Северной Персии» (Казань, 1852). Выполнил рисунки к рассказам Е. П. Гребенки – «Ротмистр Хрущёв», «Странная перепелка», «Злой человек» (все – 1844); очерку И. И. Панаева «Петербургский фельетонист» (1845); поэме И. С. Тургенева «Помещик» (1846), «Повести о капитане Копейкине» Н. В. Гоголя.

В 1847 году по заказу Общества поощрения художников, стипендиатом которого он являлся еще в пору обучения в академии, Агин выполнил 83 рисунка к Ветхому Завету, гравированные затем весьма трудолюбивым и талантливым гравером Константином Яковлевичем Афанасьевым. Другим крупным заказом стала разработка горельефов для памятника Ивану Андреевичу Крылову скульптора Петра Карловича Клодта, установленного в Летнем саду Петербурга в 1855 году. 

Однако лучшей и самой значительной работой художника, принесшей ему известность, стали 104 иллюстрации к «Мертвым душам» Николая Васильевича Гоголя, созданные в творческом содружестве с ксилографом Евстафием Ефимовичем Бернардским (1819-1889) . Но об этом – чуть позже.

Самый важный период своей жизни – детство, когда закладываются в сознании самые главные ценности жизни, художник провел на Псковской земле... И кто знает, быть может, он мог видеть Александра Сергеевича Пушкина, ведь новоржевское Петровское, где в 1817 году будущий художник и появился на свет, находилось недалеко от Михайловского. Мать художника, Прасковья Даниловна, была крепостной, родила Алексею Петровичу, кроме Александра, еще одного мальчика – Василия. Судьба распорядилась жестоко – во время вторых родов Прасковья Даниловна скончалась. Алексей Петрович тяжело переживал смерть любимой, жалел что не успели обвенчаться. К своим детям он всегда относился хорошо, а после смерти Прасковьи Даниловны, и вовсе взял на себя хлопоты об их образовании, воспитании и развитии. К слову, изрядно поощрял рано пробудившуюся склонность мальчиков к рисованию. И не зря: впоследствии оба стали талантливыми – Александр – в жанре рисунка, Василий – акварели и литографии.

В 1827 году Алексей Петрович отправляет детей в Псковскую мужскую классическую гимназию. В период обучения в гимназии Александр Агин занимался рисунком под руководством своего дяди Сергея Полякова – выпускника Петербургской Императорской академии художеств и тоже крепостного Елагиных. В 1834 году братья Агины приехали в Петербург для поступления в Академию художеств. Отец умер, не упомянув детей в завещании, поэтому братья бедствовали. 

По результатам испытаний в Академию был принят только Александр. Важную роль в этом сыграло ходатайство дирекции гимназии, благодаря которому он был принят степендиатом Общества помощи художникам для обучения в Академии. По окончании Академии художеств (в 1839 г.) Агин получил звание учителя рисования, и занялся, по поручению членов упомянутого общества Ф. И. Прянишникова и А. П. Сапожникова, сочинением очерков на сюжеты из священной истории. Эти очерки, гравированные на меди К. Я. Афанасьевым, были изданы в 1846-47 гг. в виде сборника, под заглавием: «Ветхий Завет в картинах». С 1844 года начал иллюстрировать повести и рассказы, публиковавшиеся на страницах петербургской «Литературной газеты».

В середине 1840-х гг. он проиллюстрировал поэму «Помещик» И. С. Тургенева. Его современник, критик В. Г. Белинский, в рецензии на «Петербургский сборник» эти иллюстрации отмечал особенно: «Смотря на картинки господина Агина, невольно вспомнишь стих Пушкина: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет». Его картинки к «Помещику» – загляденье!». Иллюстрации имели шумный и заслуженный успех у современников. 

Графический цикл к поэме «Помещик» И.С. Тургенева, опубликованный в «Петербургском сборнике» в 1846 году, Александр Алексеевич сделал вместе с художником-гравером Евстафием Ефимовичем Бернардским. 

Именно творческое содружество Агина и Бернардского даровало миру прекрасные иллюстрации к «Мертвым душам» Н.В. Гоголя. Работы имели небывалый успех, да и сегодня они остаются самыми лучшими иллюстрациями к поэме.

Уроженец Новгородской губернии Евстафий Ефимович Бернардский (1819-1889) поступил в Академию художеств вольноприходящим учеником по классу исторической живописи в 1838 году, когда академическое обучение Агина подходило к концу. Тем не менее именно в это время произошло их сближение, положившее начало многолетнему совместному труду. По общему мнению, никто лучше Бернардскоrо не мог передать в гравюре своеобразие агинских рисунков. Здесь, без сомнения, сказывалось не только высокое профессиональное мастерство гравера (резать на дереве Бернардский учился в 1840 1842 гг. в мастерской барона П. К. Клодта), но и душевное родство двух художников.

Первоначально иллюстрации к «Мертвым душам» Агин и Бернардский задумали издать в виде альбома с небольшими текстами Н. В. Гоголя, поясняющими иллюстрации. Выходить альбом должен был отдельными тетрадками по четыре гравюры в каждой. Всего предполагалось сделать сто изображений. В этом предприятии Бернардский брал на себя не только гравирование рисунков, но и издательские вопросы. Параллельно с таким полуавтономным от литературного произведения вариантом иллюстраций у художников возник план предложить Гоголю второе издание поэмы (первое вышло в мае 1842 г.) с их работами.

В начале 1846 года, за несколько месяцев до выхода в свет второго издания «Мертвых душ», Бернардский написал издателю журнала «Современник» Петру Александровичу Плетневу, сообщив о намерении проиллюстрировать поэму Н. В. Гоголя – «Будет сто рисунков … в большую осьмушку листа, будет выходить выпусками. Каждую неделю один вып[уск], состоящий из четырех рисунков, под каждым рисунком текст, объясняющий содержание рисунка (все сто рисунков разделены на 25 выпусков)… Когда я буду иметь право печатать текст «Мерт[вых] душ», тогда я прибавлю еще сто гравюр маленьких в текст и сто больших отдельно… Когда приобрету текст, то тоже будет разделено на 25 выпусков; аккуратно выходить будет каждую субботу, один во всяком случае, буду ли с текстом печатать рисунки, или рисунки одни, все-таки выйдет в свет нынешнего 1846-го года никак не позже первого октября. Печатание возьмет много времени, и потому я начну с 1-го мая печатать; и для этого мне бы очень хотелось поскорее получить ответ от Гоголя». За разрешение издать поэму Е. Е. Бернардский предлагал Гоголю тысячу пятьсот рублей серебром.

8 марта 1846 года Гоголь, обдумав сделанное ему предложение, написал Плетнёву: «Художнику Бернардскому объяви отказ. Есть много причин, вследствие которых не могу покамест входить в условия ни с кем. Между прочим, во-первых, потому, что второе издание 1-й части будет только тогда, когда она выправится и явится в таком виде, в каком ей следует явиться; во-вторых, потому, что по странной участи, постигавшей издание моих сочинений, выходила всегда какая-нибудь путаница или бестолковщина, если я не сам и не при моих глазах печатал. А в-третьих, я – враг всяких политипажей и модных выдумок. Товар должен продаваться лицом, и нечего его подслащивать этим кондитерством. Можно было бы допустить излишество этих родов только в таком случае, когда оно слишком художественно. Но художников-гениев для такого дела не найдешь, да притом нужно, чтобы для того и самое сочинение было классическим, приобревшим полную известность, вычищенным, конченным и не наполненным кучею таких грехов, как мое».

Отказ Гоголя был понятен: иллюстрации, да еще столь выразительные, могли исказить замысел книги. Агин и Бернардский решили вернуться к первоначальному, с минимальным текстом варианту. Формат иллюстраций художники решили привести в соответствие со вторым изданием «Мертвых душ», которое все-таки вышло в Москве в 1846 году, точнее с 1 ноября 1846 года. Однако, в начале 1847 года издание неожиданно прекратилось. Всего оказалось напечатано 18 тетрадей, содержавших 72 гравюры. На вопрос, почему издание прервалось, однозначного ответа нет. Основной причиной, видимо, были финансовые затруднения, но немаловажную роль, как считают исследователи, сыграл и цензурный запрет на некоторые гравюры к «Повести о капитане Копейкине». 

Бернардский и Агин не переставали хлопотать о продолжении альбома, прося денег у Академии художеств. Однако полное издание гравюр увидело свет только в 1892 году. Три гравюры к «Повести о капитане Копейкине» были помещены в «Иллюстрированном альманахе» в 1848 году, две гравюры – в «Литературном сборнике» 1849 года, издаваемом Н. А. Некрасовым и И. И. Панаевым.

Первым откликом на альбом А. А. Агина и Е. Е. Бернардского стал несколько уничижительный отзыв И. С. Тургенева в журнале «Современник»: «Мы не можем скрыть от г. Агина, что они ему не вполне удались … иные даже приближаются к истине, но только приближаются, только намекают на настоящее понимание … Главный промах - фигура Чичикова. Это толстое, коротконогое созданьице, вечно одетое в черный фрак, с крошечными глазками,пухлым лицом и курносым носом, - Чичиков? Да помилуйте, Гоголь же сам нам говорит, что Чичиков был ни тонок, ни толст, ни безобразен, ни красив. Чичиков весьма благовиден и благонамерен, в нем решительно нет ничего резкого и даже особенного, и между тем он весь с ног до головы - Чичиков. Уловить такой замечательно оригинальный тип, при отсутствии всякой внешней оригинальности, может только весьма большой талант».

Более благожелательно отозвался на иллюстрации Агина Ф. М. Достоевский: «Карандаш и резец художников тоже не оставались праздными; прекрасное предприятие господ Бернардского и Агина – иллюстрации «Мертвых душ» … нельзя достаточно нахвалиться добросовестностью обоих художников. Некоторые из политипажей окончены превосходно, так что лучшего трудно желать».

В более поздние годы В. Г. Короленко дал очень точную оценку места и значения иллюстраций Агина во всей истории художественного оформления «Мертвых душ»: «Первый иллюстратор Гоголя Агин дал нам Плюшкина и Собакевича, которых мы уже не можем представить иначе, как в чертах, им закрепленных».

Действительно, Агин воспринимал свою задачу – иллюстрирование поэмы – не как простой «пересказ» содержания книги «в картинках», он стремился к тому, чтобы рисунки в совокупности создали фабулу поэмы, дали наглядное представление о судьбах основных героев. Именно поэтому общий иллюстрационный план Агина колеблется – он то почти неотрывно следует за литературным повествованием, воспроизводя один за другим эпизоды в пределах одной страницы текста, то целые куски поэмы оставляет вообще неиллюстрированными. Более пристальное внимание рисовальщик, несомненно, уделяет главному герою, он изображен на семидесяти пяти иллюстрациях, и вопреки мнению И. С. Тургенева, Чичиков у Агина, равно как и у Гоголя, – живой человек во всем своем неповторимом своеобразии. Изображая наиболее характерные поступки героя, Агин показывает, как постепенно вырабатываются его манеры, повадки, жесты, как формируется весь его зримый облик. В его образе художник не стремится к утрированию тех или иных черт характера, напротив, Павел Иванович необычайно благообразен. Здесь нет гротеска, ибо он нарушил бы внешнее сходство между графическим образом и его литературным прототипом. Элемент карикатурности неизбежно сделал бы характеристику одноплановой, упростил бы жизненность изображаемых сцен. В результате получилось то, что получилось – образ, который остался в сознании читателей "Мертвых душ" на года.

С более развернутым отзывом об альбоме Агина-Бернардского выступил в «Отечественных записках» молодой критик Валериан Николаевич Майков. В целом он дал весьма положительную оценку иллюстрациям Агина, приветствуя «опыт художника бойким карандашом начертить ряд разнообразнейших сцен из похождений Павла Ивановича и ознакомить публику посредством этих рисунков с разными явлениями действительной жизни». Сатирического смысла поэмы и иллюстраций Майков почти не касался. Он отметил и некоторые, с его точки зрения, недостатки иллюстраций, сожалея, что «художники оставили без воспроизведения те дивные места поэмы, в которых Гоголь явился исключительно живописцем, совершенно независимым от самого себя как от рассказчика». Действительно, в иллюстрациях Агина лирический пафос поэмы не нашел своего полного выражения, и изумительные по художественной полноте и красочности гоголевские пейзажные описания остались без внимания. Следует, однако, помнить, что лирически проникновенная эмоциональная трактовка родной природы в ее обыденном неприкрашенном облике – завоевание русского изобразительного искусства лишь второй половины XIX века. 

В 1892 г. по поводу выхода в свет полного альбома иллюстраций выступил в печати со статьей, называвшейся «Об иллюстрациях к «Мертвым душам», Николай Семенович Лесков. Он касался главным образом истории создания иллюстраций и их дальнейшей судьбы. Лишь в конце была дана оценка рисунков Агина в сравнении с работами других иллюстраторов – П. П. Соколова и П. М. Боклевского. Лесков приходил к выводу, что «любителю литературы агинский альбом рисунков к «Мертвым душам», несомненно, будет интереснее и драгоценнее других двух альбомов, тоже очень хороших, но не представляющих собой всей той полноты, какую мы находим в альбоме рисунков Агина». Правда, вынося свое суждение, Лесков был знаком лишь с незначительной частью иллюстраций Петра Петровича Соколова. 

Работа над иллюстрациями к «Мертвым душам» стала для Агина вершиной его творчества. Ничего более значительного художник впоследствии не создал. Не было взлета в карьере и у Бернардского. В апреле 1849 года он был арестован по делу М. В. Петрашевского (за демократизацию политического строя России и освобождение крестьян с землёй) и был посажен в Петропавловскую крепость. И хотя через два с половиной месяца его освободили за недоказанностью вины, профессиональная карьера художника, остававшегося под негласным надзором полиции, пошла на спад.

Последние двадцать лет жизни Александр Агин прожил в Киеве, где служил учителем рисования во Владимирском кадетском корпусе. Мелкие оформительские работы в театре Фердинанда Бергера, частные уроки – ничто не приносило ему ни радости, ни денег, достаточных, чтобы выбиться из нищеты. Да художник, по всей видимости, к этому и не стремился. 

Работая в гримёром в театре Фердинанда Бергера, он познакомился с Владимиром Дмитриевичем Рокотовым, стал крестным отцом его дочери, Маргариты, будущей писательницы Ал. Алтаев ( М.В. Ямщиковой в замужестве). Неоднократно повторял: «Я счастлив, теперь у меня есть цель жизни. Сколько я напишу картин! Мне есть для кого работать. Я буду для нее работать!». В своей книге «Памятные встречи», в главе «Рисовальный учитель», крестница Маргарита Владимировна напишет: «Мать рассказывала: «Появился на нашем горизонте Агин в Киеве в один из тусклых ноябрьских дней тысяча восемьсот семьдесят первого года. Смотря пристально своими зоркими голубыми глазами на представленного ему Бергером «своего человека», отец спросил: «Простите, господин Бергер, я имею. Удовольствие видеть Агина, знаменитого иллюстратора «Мёртвых душ»? Голос выражал глубокое уважение. Как давно не слышал Агин подобной интонации в отношении себя!».

Жил Агин бедно, о чем М. В. Ямщикова с горечью писала: «Подумать только: он, большой мастер, достойный иллюстратор великого Гоголя, и должен, как нищий, кутаться в отрепья». Он нуждался всю жизнь. Жил на материальную помощь Общества поощрения художников, обучал рисованию детей в семьях богатых купцов, где ему часто приходилось терпеть унижения, и он со скандалом бросал преподавание. Однажды его забрали в рекруты, и друзьям пришлось спасать художника – они купили для него квитанцию, освобождавшую от воинской повинности. Не преуспел он и как издатель. Да и любимого родного брата Василия, погибшего впоследствии во время Крымской войны, приходилось поддерживать. 

Однажды болеющий Агин в разговоре с матерью Маргариты Владимировны сказал: «Стыдно ныть мне, которому жизнь послала так много тепла и сердечной ласки и который живет в этом удивительном и прекрасном городе. Но порой меня неудержимо тянет на север, в глушь родной Псковщины, тянет слышать псковскую речь… Прекрасен благодатный, щедрый климат Украины, а меня, поди ж ты, манит суровый и бедный север. Зацветут здесь каштаны, а я мечтаю о нашей северной черемухе». О Псковщине художник вспоминал неоднократно, но вернуться ему было не суждено. В конце жизни он был вынужден поселиться в имении мецената, коллекционера Г. С. Тарновского, находящемся в селе Качановка, где в 1875 он и скончался. Такая ирония судьбы — слава пришла посмертно, ибо умер этот замечательный художник, зачинатель реализма в искусстве, первый русский иллюстратор, в полной нищете и забвении...

После его смерти, в 1892 году альбом иллюстраций к «Мертвым душам» был издан в полном виде под заглавием «Сто рисунков к поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души». Следующее издание вышло в свет в 1893 году. А вместе с гоголевским текстом, как мечтал рисовальщик, иллюстрации были опубликованы лишь в 1902 году, причем сразу в двух изданиях. Следующее подобное издание появилось лишь в 1934 году. Затем последовали издания в 1937, 1941, 1946, 1949, 1961 годах. Последнее издание – в 2001 году. 

Подлинники иллюстраций Агина к «Мертвым душам» Н. В. Гоголя хранятся в Русском музее в Петербурге и в Историческом музее в Москве. 

На сайте «Псковиана» вы найдете материалы, посвященные 200-летию со дня рождения Александра Алексеевича Агина: 
«ПСКОВСКАЯ ПЯТНИЦА» АЛЕКСАНДРА АГИНА (видео, где представлены псковские годы жизни Александра Агина и основные вехи его творчества) и АГИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ (статья к юбилейной дате).

Литература: 

  1. Алтаев А. К вершинам искусства. - Л.: Дет. лит., 1979. - 296 с.: ил. 
  2. Алтаев А. Рисовальный учитель// Ал.Алтаев Памятные встречи. – М.: гос. изд-во худож. лит., 1957. 
  3. Белинский Виссарион Григорьевич. Полное собрание сочинений. Т. 9 : Статьи и рецензии. 1845 - 1846 / Белинский Виссарион Григорьевич / АН СССР, Ин-т рус. лит. (Пушк. дом). - М. : АН СССР, 1955. - 804 с. 
  4. Борщаговский Александр Михайлович. Портрет по памяти : роман : [о художнике А. Агине] / Борщаговский Александр Михайлович / Александр Борщаговский ; [худож. Б. Жутовский]. - Москва : Советский писатель, 1986. - 333, [1] с. 
  5. Вересова Т. Иллюстратор «Мёртвых душ» /Тамара Вересова// Пикуль// Псковская земля. История в лицах. «Сии бо люди крылати...»/ ред.-сост. Т.В.Вересова; худож. Г.И.Метченко. - М.: Северный паломник, 2007 .- С.156-162 
  6. Кузьминский Константин Станиславович. Художник-иллюстратор А. А. Агин : его жизнь и творчество : с 51 ил. / Кузьминский Константин Станиславович - Москва ; Петроград : Госиздат, 1923. - 156 с. 
  7. Курбатов Валентин Яковлевич. А.А. Агин / Курбатов Валентин Яковлевич - Ленинград : Художник РСФСР, 1979. 
  8. Лазаревский И. Александр Алексеевич Агин, 1817-1875 / Лазаревский И. / И. Лазаревский. - Москва; Ленинград : Искусство, 1946. - 26, [1] с., [5] л. ил. 
  9. Псковская энциклопедия, 903-2003 / под ред. А.И. Лобачева. - Псков : Псковская энциклопедия, 2003. - 912 с. - Указ.: с. 855-903. - Библиогр.: с. 904-910 . 
  10. Псковский биографический словарь / Пск. гос. пед. ин-т им. С. М. Кирова. - Псков : Псковский государственный педагогический институт, 2002. - 529 с., [1] л. ил. 
  11. Савинов Алексей. Сто памятных дат. Художественный календарь на 1992 год. М.: Советский художник, 1991. Режим доступа: http://proverenovremenem.com/author_detail/?id=37 
  12. Стернин Григорий Юрьевич. Александр Алексеевич Агин : [художник]. 1817 - 1875 / Стернин Григорий Юрьевич - М. : Искусство, 1955. 

Материал для сайта подготовила: Голубева А. Е. 
Дата публикации: 09.10.2017

Персоны: Новоржев_Агин Александр Алексеевич

Сего Дня

18 октября 1517 года

18 октября 1517 года

Опочка отражает литовские войска. Литовские войска Константина Острожского штурмовали крепость Опочк...

18 октября 1539 года

18 октября 1539 года

Погорело все Полонище в Пскове, в том числе 12 церквей. В церкви Анастасии римлянки на Кузнецкой ули...

18 октября 1581 года

18 октября 1581 года

Посланник папы Римского прибыл под Псков для участия в русско-польских переговорах о мире. В по...

18 октября 1655 года

18 октября 1655 года

Крупный пожар в Опочке, от которого выгорел практически весь город. Как доносил царю Алексею Михайло...

18 октября 1912 года

18 октября 1912 года

Новая лечебница в Пскове. В Пскове освящено здание лечебницы общины Красного Креста на углу Фор...

Выставки

Рерих Николай Константинович

Рерих Николай Константинович

(27 сентября (9 октября) 1874 г., Санкт-Петербург - 13 декабря 1947 г., Наггар, Химачал-Прадеш, Инди...

Псковские факты

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Сайт: http://www.pskovlib.ru