Письма О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву (1955)

№ 6

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву -  6 января 1955 г.

 

Милостливый государь мой Сергей Александрович!

Не пишу Вам не потому что серчаю на Вас, а потому что стала понемногу «пшеничная» черстветь, сердцем равнодушнее стала и меньше теперь проявляю интереса к людям.

Раньше, когда я Вас еще мало знала, мне казалось, что Вы очень одиноки и я поэтому почувствовала к Вам участие, теперь же я знаю, что Вы богач! У Вас любовь детей и внуков и интерес в жизни есть и работа Вам Ваша нравится. И не смотря на свой почтенный возраст живете Вы полной жизнью!!.

Право, даже, позавидуешь (хотя мне это чувство незнакомо). Однако, всем бы нам такую-то старость. Есть люди много моложе Вас, а дряхленькие и бедные. Гниют на корне. И что с такими делать? Не придумаешь: выдернуть ли их с корнем или пересадить  на другую землю?

Мы живем по старому, если не считать того что с наступлением холодов и темных дней мучительно стало по утрам вставать. Мною изобретен целый метод по подъему с ложа сна кандидата архитектурных наук Ю. П. Спегальского, как-то: холодная вода для обливания, яркий свет для ослепления и громкое завывание радио для обалдевания и как крайняя мера – щекотание под мышками рук и подошв ног.

В этих утренних хлопотах и суете помогает мне наш кот Кузьма, который прыгает на грудь ученого и лапкой трогает его за бороду.

Пишите, милостивейший патриарх.

Низко склоняю свою голову перед Вашим великолепием.

О. К. А.

Четверг 6 I 55 г.

Это письмо написано еще в прошлом году. Было не послано т. к. ждало, когда напишет письмо и мой супруг благодетель – чтобы послать вместе.

А он написал – а мое позабыл положить в конверт.

 


 

№ 7

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 19 января 1955 г.

 

Дорогой старче! Я понимаю, можно негодовать и трястись от ярости, но нельзя выходить из границ положенного?!

После того, как я вычитала в Вашем послании столько нескромных и неприличных определений и сравнений, Ваше пышное благолепие потускнело в моих глазах, гадкий старичишка!..

Лишь, теперь, впервые я познакомилась с такими чудесным выражением как : «ж----й мух ловить». И не удержалась представить Вас себе в этом образе.

Мне непонятна Ваша ярость и Ваша ругань? Будьте справедливы. Разве только в благодатном городе Пскове можно заниматься творческой работой и более нигде? И разве дело только в «фатере на Конюшенной»?

Дело в нас самих! Есть деревья, которые прививаются на любой почве. Растут и приносят плоды! Есть деревья, которым нужна только, одна определенная почва, чтобы они могли расти, зеленеть и цвести. Есть деревья, которые независимо ни  от какой почвы не плодоносят. К каким деревьям принадлежим мы? Это еще вопрос!?

И еще старче, Вам мой совет; никогда никогда не затрагивайте вопрос о плодоношении. Или как Вы называете «громкоговорители» - чтобы не впопад не сделать больно.

Смените свою брань на добрые и ласковые слова. Лучше пишите стихи – (они у Вас хорошо получаются).

Жму Вашу руку.

 

Великолепный обожаемый мною Сергей Александрович.

О. К. А.

 


 

№ 8

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 18 февраля 1955 г.

Милый Сергей Александрович!

Вы, вероятно, очень больны, раз не ответили на письмо Ю. П.?

Как только поправитесь, напишите нам обоим, что делается в граде Пскове? Дошли до нас слухи, что приступили к ремонту «Сергия».

Стихи Ваши читала. В этом амплуа Вы хороши! Жду новых стихов или басен. В баснях, пожалуй, Вы еще лучше!

Я вернулась из Зеленогорска 2 недели назад, где ходила на лыжах по лесу и по озеру. После белых просторных полей, Ленинград показался еще более черным и закопченным, и каким-то мерзко-мрачным…

Ю. П. в своем репертуаре: брюзжит, недоволен, вял, и хочет спать.

Он кажется за те 3 года, что работает в филиале не разу не был веселым. Ежедневно брюзжал на все и, кажется, перепилил меня надвое. Я перестала возражать ему – пусть едет во Псков.

Мне бы только хотелось С. А. чтобы Вы честно написали о той ситуации, которая сейчас есть во Пскове? Действительно ли там есть такая богатейшая возможность творчески работать или это Вы для красного словца, для украшения своих доводов, для соблазна упомянули?

Ничего нет ужаснее, как в преклонном возрасте очутиться на распутьи. И не знать куда двинуться? Что делать? И как прозреть на будущее, не допустить неисправимой ошибки на конец своей жизни.

Дорога и так уже пошла под гору, брать снова  горы, пожалуй, будет не под силу… Надо бы отдохнуть уже. И сердце и нервы расстроились, и от всяких разочарований в жизни чревоточина появилась внутри. Заново строить жизнь во Пскове?! – Судьбу отдать в руки Егорову?

Знать, что благополучие твое зависит от этого мужика?.. И если он сманет тебя своей пухлой лапой, то податься уже более некуда… Все мосты в Лен-д будут уже сожжены…

А Ю. П.? Не может быть он не сильным, не смелым, не ловким…

Его качества: любит свои псковские памятники, упрям, всегда ленив на все что не касается его прямого интереса к памятникам, не дипломатичен, немного болтлив, (иногда не умно болтлив). Не умеет выбирать людей. Не понимает современной ситуации, а никогда не завоюет авторитета и положения в жизни.

И вот с такими данными мы снова во Пскове в обществе Егоровых, Клиневских и «иже с ними»…

В городе «именитом» уже раз «испробованном», где каждый шаг наблюдается, где дома не укрыться от любопытного шпионского глаза недоброго…колючего, волчьего. Право делается страшно…

Но я молчу. Я запрятала все свои страхи далеко. И не хочу мешать моему «Повелителю» дерзать на новом пути.

Однако, как в ледоход, все трещит и ломается, льдины со скрежетом лезут одна на другую, кипит вода в пробоинах и я одна на этих льдинах и устала бороться… плыву… зажмурив глаза.

Не знаю, зачем я открываю тайники своего сердца Вам? Ведь Вы уже один из моих врагов – «змей-искуситель» - и в Ваших руках была палочка которой Вы чуть-чуть растрепали семейное гнездо и позвали свистом соловья в другие страны, где текут «реки молочные» «с берегами кисельными». И вот он уже стоит на краю гнезда, прислушивается и вот вот вспорхнет и улетит на сладкое Ваше посвистывание.

С глуб. уваж.

О. К. А.

 


 

№ 9

 

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 15 марта 1955 г.

Спасибо, дорогой Сергей Александрович, за Ваш быстрый и подробный ответ на мои вопросы. Вы прелесть! И я с Вами, окончательно, помирилась.

Ваше описание известного «очаровательного» заведения вполне отвечает моему представлению о нем, сложившемуся у меня уже давно.

Всякие «тарантулы» и «скорпионы» типа Росляковых мне хорошо известны и для меня очутиться снова в подобном омуте равносильно добровольному наложению на себя рук.

Но чего не сделает женщина ради своего возлюбленного повелителя?!. И вот я, прекрасно сознавая весь ужас того «прекрасного» будущего, сама было, начала переговоры с этим «Педриллой», «Лукавым царедворцем».

Мне необходимо, Сергей Александрович», уточнить с Вами, дату отставки того архитектора? Имя его, Вы  мне не написали, кто он? Ибо ответ Педриллы был тогда таков, что место архитектора в реставрац. мастерских – занято. Разговор этот с ним происходил по телефону 26го февраля с/г.

Я теперь допускаю, что он врал мне, раз он плохо относится к моему повелителю (о подробностях Вам известных сообщите при встрече). И конечно лукавил. Но он тогда сам любезно вызвался поговорить с испокомом о персональной ставке Падишаху т. к. я ставила это условием работы Ю. П. В общем,  я, конечно,  ему не верю. Он и не может быть к Падишаху хорошо расположен т. к. Падишах мой, как Вам известно не воздержан в словесах, груб и непочтителен к Педрилле. Высказывается по адресу Педриллы в присутствии его «прихвостней» , а те доносят добросовестно, по назначению.

Теперь о достопримечательности моего письма…

Вы напрасно, любезный Сергей Александрович, обвиняете меня в невнимательности.

В субботу 5го марта наш дом посетила чета одного сослуживца Ю. П. Жена его историк –педагог, она-то и сообщила нам что в воскресенье 6го марта состоится защита диссертации Г. В. Проскуряковой. Я еще очень удивилась, но потом приняла это на веру решив, что перенесли сроки… Или Вы были введены в заблуждение!.? Теперь я совсем не уверена. Состоялась ли эта защита 6го или она должна состоятся 18го марта? Сие поручаю Повелителю – выяснить – и посетить защиту одному т. к. я не имею никакого времени. Эти дни и до конца марта в связи с проектом монумента.

Очень возможно, что мы будем в начале апреля во Пскове на 2-3 дня в связи с болезнью его мамахен. Требуется доставить ей кое-что из продуктов. Но я в этой поездке, далеко не уверена, т. к. она потребует много денег, которых у нас нет.

Повелитель мой, по-прежнему куксится. Вчера были в гостях у одного знакомого художника-корейца, который угостил нас водкой настоеной на жень-шене. Падишаху в рюмку попал кусочек жень-шеня, и он слопал его, теперь я надеюсь, что он  проживет 100 лет.

«Минотавр» наш стоит без колес недвижимо. Гараж занесло снегом. Дворники нарочно сваливают снег к воротам гаража, видимо желая сорвать весною с нас бакшиш. Снег превратился в лед и Падишах пытаясь откопать ворота, сломал начисто лопату.

Я усиленно просвещаю своих питомцев. Таскаю их на выставки. На днях пойдем на китайскую выставку прикладного искусства (в Эрмитаже) и на выставку в Академии Художеств русских мастеров – художников XVIII и нач. XX вв.

Пишите Сергей Александрович.

Скорее.

С глуб. уваж.  к Вам

О. К. А.

Посылаю Вам обратно фото.

Привет от Падишаха.

 


 

№ 10

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 20 марта 1955 г.

Милый Сергей Александрович.

Мы обязательно выполним Вашу просьбу, если во первых, поедем и во вторых, если к тому времени, опять не будет очереди за сахаром, каковые имели место недели 2 тому назад. Если поедем, то поездом, а не «Минотавром» т. к. в нем холодно и ехать на нем скользко, а водители мы, пока, еще не опытные и застрять в дороге на холоде весьме неинтересно.

Ю. П. наконец спроектировал для Творогова домик-музей. Мне он очень нравится: простой, выразительный, камеральный, и к тому же, очень Псковский.

Теперь ему надо все вычертить начисто и отмыть. Боюсь, что эту половину работы он опять затянет т. к. он сейчас занят одной работой, которая дает ему дополнительные деньги. А деньги нам очень нужны – весной мы должны окончательно разделаться с долгами, которые наделали во время покупки «Минотавра».

Я с головой завязла в работе над монументом. 31 III срок подачи – а у меня еще пропасть работы.

Сегодня 21 III получили Ваше письмо с неожиданно интересным известием!!!

«Педрилла» сковырнулся. Это конечно хорошо. Было бы еще лучше если б он совсем покинул Псков. К стати у нас прошел какой-то слушок что в г. Псков направляют к качестве архитектора Крейцера – еврея по национальности, тоже человек с прошлым? («Быль однако молодцу не укор»).

Леша Ларкин мой соученик. Когда-то в Академии мы очень дружили и он часто бывал у меня. Вместе занимались. С Ю. П. он тоже учился некоторое время. Но время и положение людей меняет, так что не знаю как было бы сейчас? Но думаю, что сравнений с «Педриллой» ни каких не может и воздух стало быть стал разряжаться в Пскове. Просвет виден!!!

Я советую Ю. П. написать письмо Ларкину. Но он, как всегда, не выражает желаний к каким нибудь решительным действиям. Возможно он прав. Поспешность очень часто вредит. Теперь, конечно, надо лопнуть, треснуть, но ухитриться приехать на разведку в апреле в Псков. У Леши мы бывали, дома запросто, а стало быть обо всем можно с ним обсудить не торопясь и узнать его точку зрения на этот счет.

Спасибо Сергей Александрович, что Вы держите нас курсе дела Псковских событий. Это все для нас очень важно знать. И так, возможно, до скорого свидания. При встрече поднимем чарочку прощальную за Педриллу чугунного!!! И закусим гнилым сыром. Попойка состоится у Вас – поэтому случаю надо будет освободить свой стол от архива, в котором Вы скоро потоните и он Вас задавит окончательно.

Если бы Вы были ниже ростом Вам бы тогда можно было соорудить антресоли, куда бы Вы и забрасывали все Ваши архивные изыски.

Просьба к Вам, Сергей Александрович, для меня писать письма разборчивее. У Вас в почерке есть странности: от ясного и четкого – почти печатного шрифта Вы вдруг даете такие закрученные коленцы в сторону, что приходится долго гадать над каким нибудь словечком.

Если судить по почерку о Вашем характере, милостивый государь, то делается ясна неуравновешенность Вашей натуры, дающий крутые крены в сторону от прямого пути.

Будьте здоровы!

С уваж. к Вам

О. К. А.

Привет от Ю. П. Он еще не вернулся с работы.

На защите Проскуряковой он не был.

Не сердитесь за него за это. Он действительно не мог быть.

 

 


 

№ 11

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 1 апреля 1955 г.

Дорогой Сергей Александрович!

Ю. П. не дадут даже на 2 дня отпуск если Вы не вышлите, срочно, на его имя телеграмму следующего содержания:

«Мама очень больна, немедленно выезжай. Нина».

От Вас , т. е. зависит наш выезд, который мы планируем не позже среды или четверга 6, 7 IV. Т. о. телеграмма должна быть много ранее для оформления отпуска.

Дорогой Сергей Александрович! Ваше превосходительство, Вы кажется сердитесь?.. И вероятно за то, что мы не посетили защиту Проскуряковой.? Просим прощения коленопреклоненном попробуем, как нибудь загладить свою вину перед Вами.

В доказательство того, что Вы не обижаетесь на нас, напишите нам Сергей Александрович, что еще нового в Вашем священном граде Пскове?

С глуб. уваж. к Вам. О. К. А.

Привет от Ю. П.

 


 

№ 12

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 25 апреля 1955 г.

Дорогой Сергей Александрович!

Наконец сдала проект монумента и теперь отдыхаю. Захотелось поговорить с Вами.

Как Ваши дела? Что нового в славном городе Пскове? Уехала я из этого, благословенного, города в самом скверном настроении. Вы понимаете? Но в Петербурге все опять встало на свое место. Надо видно стать философом, побольше рассуждать и поменьше дергаться. Ко всем прочим моим недостаткам, надо прибавить еще один  - я фаталист. Я всегда говорю себе – «чему быть того не миновать»; и «от судьбы не убежишь», и прч.

Только об этом никому не рассказывайте. Засмеют. Я прошла, ведь, весь курс диалектического материализма, и к тому-же педагог – и вдруг  - фаталист!

Предвижу, что Ю.П. теперь окончательно загрустит т.к. о Пскове ему мечтать запрещено, Высшим синодом, Пскова. Однако, пока, как ни странно, он стал, вроде, меньше брюзжать и, как будто, нисколько не гаркнет на неугодное к нему отношение.

А я себя не пойму. Псков я не люблю и учить в нем не хочу. Убедила себя в последнее время, что учить в нем должна ради Ю.П. у которого работа во Пскове – мечта всей его жизни, и вот теперь, когда вроде все срывается, я грущу больше чем он. Я расстроена и удручена несправедливостью сильных мира сего. А в общем то все прах и тлен. И все мы мошки и букашки, однако сколько букашек мнит о своем величии! Сколько букашек раздуваются как пузыри, пока не лопаются с треском на манер «Педриллы». Запасемся терпением и будем ждать. Что же, касается нового Вашего начальства, то я сделала вывод, что Леша человек слабый и вертеть им его выше его стоящее начальство обязательно будет, возможно даже на все 360.

Хороший, милый, но бесхребетный человечек, весь подчинен партийной дисциплине, не способен ни на какие смелые противоречивые ей мнения. Сразу он меня разочаровал и я поняла, что это не тот человек, каков надобен был бы здесь.

Сегодня у нас с утра, наконец солнце и я с вожделением смотрю на наш «минотавр» хочется скорее в природу окунуться и забыть все. Однако за городом ещё много, много снега и мы не рискуем.

Пишите любезнейший Сергей Александрович Ваше Превосходительство.

Выпить нам с Вами не удалось, Ю.П. зная мою слабость в этом отношении следить за мной, как старый ворчливый дядька, да к тому же уже и деньгами выдохлись, пока были во Пскове.

Но ничего! Еще возьмем свое! Как с Вашей командировкой? Слышно ли что-нибудь. Или это осталось только милыми словами, славного Леши.

Жду писем от Вас дорогой Сергей Александрович! Без Ваших писем скучно. Только если будете писать мне, то пишите пожалуйста четче, не делая в сторону, а то мне приходится обращаться за помощью к Ю.Н. чтобы разобраться в Ваших иероглифах. Привет О.К.А.

 


 

№  13

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 24 мая 1955 г.

Дорогой Сергей Александрович!

 

Не пишу Вам т. к. от холода майского замерзли все мысли и настроение сентябрьское. Что же это будет? Голодовка?

Вы все время напоминаете мне о «цукер-сахаре» и сыре. Если к июлю мес-цу ситуация изменится – то тогда привезу. Пока же сахара нет совсем даже в очередь, а сыр лежит только швейцарский, другого не вижу. Так, что заранее не возбуждайте в себе аппетит на такие драгоценные продукты…  До чего мы дожили? Продукты первой необходимости отсутствуют накрепко. (Масло у нас тоже пропало).

Дорогой Сергей Александрович приоткройте завесу таинственного и напишите мне, хотя бы в общих чертах, какую «бадягу» развел перед Вами «Алексей-человек божий» в вопросе о работе Ю. П. во Пскове.

Я окончательно утверждаюсь в той мысли что это человек студнеобразного амёбистого начина, куда его высоко-партийное начальство повернет туда он и расплывается, а своего, настоящего ничего нет. Погано и грустно. Это – тот же приспособленец, хотя и в  благородной оболочке.

У нас, пока, все по старому. Живем-киснем. Собираемся в июне съездить в Москву, посмотреть Дрезденскую галерею.

Ваше письмо с описанием Приказной палаты привело Ю. П., как мне показалось, в столь возбужденное настроение, что в тот вечер он съел более положенного ему, и не спал всю ночь. Это хорошо! Но чаще бы Вы «Нин тощой» полировали бы ему таким образом кровь. А то у него она совсем застоялась.

Благодарю Вас за это дорогой.

Жму Вашу руку.

С уваж. к Вам

О. К. А.

 


 

№ 14

О. К. Аршакуни С. А. Цвылеву - 3 сентября 1955 г.

Милый С. А. Ц!..

Очень уж Вы тонкой организации человек, что так реагируете на все нюансы моего настроения? Настроение мое очень быстро меняется, и поэтому я уже более не сержусь на Вас. Что же касается «допустить до ручки»? То на этот счет у меня свое мнение, которого я придерживаюсь твердо: не люблю я целования ручек!  Этикет этот устарел, так же как тюр-нюры, шлейфы и проч. И сейчас это выглядит как-то смешно до нелепости. К вашему стилю, возможно, подходит это, но уж к моему – никак!.

У меня к Вам просьба дорогой Сергей Александрович. Пишите чаще Ю. П. Ваши письма его оживляют. Он еще более загрустил о Пскове. Он очень жалеет, что Вы, повидимому, не собираетесь в свой отпуск побывать в Лен-де? Мы бы были очень рады Вашему приезду.

Пишите, пишите, пишите.

 

Я бы хотела получить от Вас новые частушки, которые писать Вы мастер.

С глуб. ув. к Вам

О. К. А.

Сего Дня

23 июля 1844 года

23 июля 1844 года

Снесло три Псковских моста. При сильном ветре и проливном дожде, от коего вода в реках Великой...

23 июля 1844 года

23 июля 1844 года

В Великолукском уезде разбушевалась стихия. Выпал град величиной с грецкий орех. Как писали «Пс...

23 июля 1471 года

23 июля 1471 года

Поход на Новгород. По повелению великого князя Московского Ивана III, псковичи «пригороды и вол...

23 июля 1946 года

23 июля 1946 года

Визит Алексия I в Псков.  Патриарх Всея Руси Алексий I освятил восстановленный Троицкий собор в...

23 июля 1974 года

23 июля 1974 года

Открыт мемориальный комплекс в ознаменование 30-летия освобождения Пскова.  В Пскове на Площади...

23 июля 2003 года

23 июля 2003 года

Открыт памятник княгине Ольге на Октябрьском проспекте. Скульптор  Клыков Вячеслав Михайлович.

Псковские факты

Псков - город-воин, город воинской славы

Псков - город-воин, город воинской славы

Псков, как пограничный город, на протяжении всей своей более чем тысячелетней истории играл оргомную...

Выставки

Пушкин в Михайловском: к 195-летию со дня приезда поэта в ссылку

Пушкин в Михайловском: к 195-летию со дня приезда поэта в ссылку

Отдел краеведческой литературы представляет виртуальную выставку, посвященную 195-летию со дня приез...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru