А. В. Филимонов. Учет и паспортизация памятников археологии в Псковской области в конце 1940-х - начале 1950-х гг.

14 октября 1948 г. Совет Министров СССР принял Постановление «О мерах улучшения охраны памятников культуры» и утвердил одноименное «Положение» об охране памятников. В соответствии с этими документами ответственность за охрану и надзор за содержанием исторических, архитектурных, археологических памятников, братских захоронений и памятников Великой Отечественной войны возлагался на исполкомы областных и краевых Советов депутатов трудящихся. Во исполнение Постановления повсеместно следовало приступить и в течение года - до 1 октября 1949 г. - закончить паспортизацию всех видов памятников, располо­женных на территориях областей и республик страны. Списки памятников общесо­юзного и республиканского значения не позднее первой декады ноября 1949 г. над­лежало рассмотреть и утвердить исполкомами областных Советов, а затем пред­ставить их в Совет Министров РСФСР (ГАПО, ф. 903, оп.1, д. 663, л. 272).

После получения Постановления Правительства на местах следовало ожидать аналогичных решений областных органов Советской власти. В ряде областей так и произошло: Постановление союзного Правительства было подкреплено соответствующими решениями облисполкомов. В Псковской же области, богато насыщен­ной разнообразными памятниками, с самого начала была допущена неоправданная недооценка вопроса, акцентированного в Постановлении Совета Министров СССР. Решения облисполкома на этот счет не последовало, и работу по учету и паспорти­зации памятников проводил лишь областной отдел культпросветработы. Ему ока­зывал содействие областной краеведческий музей, но поскольку районные Советы соответствующих указаний облисполкома не получили, то в проводимой работе участия почти не принимали. Поэтому в установленные Правительством сроки сде­лать удалось немногое, а начатая работа была далека от завершения.

«В области проделана некоторая работа по учету и паспортизации памятни­ков...», - отмечалось в отчете областного отдела культпросветработы за 1949 г. На 1 января 1950 г. в Пскове и области произведена паспортизация 153 исторических и 25 археологических памятников. Полностью закончили паспортизацию памятни­ков, согласно списков первичного учета, только в г. Пскове, Палкинском, Остров­ском и Плюсском районах.

Крайне медленный темп паспортизации исторических и археологических памятников объясняется тем, что областной отдел культпросветработы своевременно не придал должного значения работе по учету, паспортизации и охране памятников, которые должен был утвердить облисполком.

Составление списков первичного учета памятников было поручено Псковско­му областному краеведческому музею, который к выполнению этой работы отнесся безответственно. Списки первичного учета, в которые были включены 589 истори­ческих и 327 археологических памятников, были составлены неточно и неправиль-но.,. . Кроме того, эти списки не были представлены на рассмотрение облисполко­ма. Работа по паспортизации в летний период в основном проводилась лишь дирек­тором музея Ларионовым, без привлечения научных сотрудников, учителей, сту­дентов и другого актива, способного проводить эту работу.

Отдав распоряжение о проведении паспортизации и выслав бланки паспортов в районные отделы, областной отдел культпросветработы не обеспечил должной консультации и пустил эту работу на самотек, в результате большая часть паспор­тов была заполнена неправильно, небрежно и неграмотно. Неудовлетворительно проводили работу. По паспортизации в 1949 г. Псковский, Печорский, Дедовичский, Полновский, Пушкиногорский, Пожеревицкий районные отделы культпросветра­боты. Таким образом, паспортизация памятников в сроки, установленные Комите­том в 1949 г., выполнена не была. Средства, отпущенные на паспортизацию в сумме 35 тыс. руб., были освоены только частично: израсходовано всего 8612 руб. 93 коп...» (ГАНИПО, ф. 1219, on. 1, д. 844, л. 53).

Отчет составлялся в начале 1950 г. уже новым руководителем областного от­дела культпросветработы Е.Я. Давыдовым, т.к. прежняя заведующая Е.М. Петрова была освобождена в связи с кадровой «чисткой» по «Ленинградскому делу». Ка­дровые перестановки в конце 1949-1950 гг. коснулись всех звеньев партийного и советского аппарата, общественных организаций и учреждений Псковской области, что тоже не могло не сказаться на работе по учету и паспортизации памятников. К тому же в сильно пострадавшей в годы войны и возрождавшейся к жизни области трудно было выделить какие-то приоритетные направления: восстанавливать при­ходилось буквально все. Руководители области, городов и районов в этих условиях главным неизбежно видели обеспечение населения продовольствием и жильем, элементарными коммунальными удобствами. Важен был подъем сельского хозяй­ства, а до учета и паспортизации памятников у них порой «не доходили руки». Но­вым же руководителям оказалось весьма удобным свалить всю вину за срыв вы­полнения Постановления Правительства на своих предшественников (с которых она, естественно, полностью не снимается).

Только 28 марта 1950 г. Псковский облисполком принял, наконец, решение «Об итогах паспортизации исторических и археологических памятников в 1949 г. и мерах по улучшению их содержания и охраны». Повторив основные положения Постановления союзного Правительства от 14 октября 1948 г. и акцентировав вни­мание на установленных им сроках, облисполком подчеркнул, что «в силу преступ­ной беспечности прежних руководителей Псковского облисполкома (Перегуд, Яковлев) и бывшего руководителя отдела культпросветработы Петровой это меро­приятие в 1949 г. осуществлено не было, и Постановление Совета Министров СССР, так же, как и другие правительственные документы, по вопросу охраны па­мятников культуры осталось без движения».

«Придавая особое значение улучшению охраны и содержания исторических и археологических памятников союзного и республиканского значения», Псковский облисполком возложил охрану и надзор за ними на отделы благоустройства, пред­приятия, учреждения, организации и исполкомы сельских советов, на территории которых находились памятники, с обязательным соблюдением установленных охранных зон. Площадь охранных зон устанавливалась «в зависимости от размеров и значения памятника», а завершить работу по их определению надлежало в срок до 1 июня 1950 г. До 1 мая 1950 г. предстояло привести в порядок все братские захоронения времен Великой Отечественной войны, в первом полугодии 1950 г. на исторических памятниках (прежде всего архитектурных) установить мемориаль­ные доски.

Как в Постановлении Правительства, так и в решении Псковского облиспол­кома речь о памятниках археологии специально не шла, эти документы касались всей совокупности памятников культуры. Но в отношении памятников археологии облисполком предписал: «Запретить на территории области производить раскопку или разрытие археологических памятников в хозяйственных или других целях, а также производить археологические разведки и раскопки без специального разре­шения».

Контроль за охраной и содержанием исторических и археологических памят­ников возлагался на областной отдел культпросветработы и его местные органы, с целью популяризации памятников рекомендовалось разработать и организовать чтение цикла лекций, связанных с прошлым Пскова и области, разработать марш­руты экскурсий по историческим местам, освещать эти вопросы в периодической печати и через радиовещание.

Облисполком обязал областной отдел культпросветработы закончить всю ра­боту по паспортизации памятников в срок до 1 сентября 1950 г. и утвердил для этого состав специального совета: Е.Я. Давыдов (заведующий областным отделом культпросветработы, председатель совета), директор областного краеведческого музея И.Н. Ларионов, научный сотрудник музея М. Г. Властелица, сотрудник коми­тета по радиовещанию А.К. Семенова, инспекторы отдела культпросветработы В. К. Синявский и А. А. Разумовский. После завершения работы списки учтенных и паспортизированных памятников требовалось представить на утверждение облис­полкома (ГАПО, ф. 903, оп.1, д. 663, лл. 272-273).

Тогда же, 28 марта 1950 г. облисполком утвердил первый список исторических и археологических памятников, на которые уже имелись паспорта. Список был со­ставлен по схеме:

памятники общесоюзного значения; памятники республиканского значения:

а) исторические памятники (здания),

б) исторические памятники (не здания),

в) памятники археологии,

г) братские могилы.

Всего в список было занесено 240 различных памятников, среди которых па­мятники археологии занимали небольшую долю: их значилось всего 34. В списке указывались их названия и местонахождение, приводилось краткое описание. Сре­ди памятников были как известные по летописным данным, так и открытые позд­нее - Псковским археологическим обществом в дореволюционные годы и совсем недавно: городища, курганы, могильники. Из городищ в списке значились: Труворово городище и Городок в Печорском районе, Камно - в Псковском, Савкина гор­ка, Воронич и Велье - в Пушкиногорском, Полякова мыза - в Порховском, Горо­док - в Плюсском, Вышгородок - в Пыталовском, Вышегород - в Пожеревицком, Кобылье городище — в Середкинском, Врев - в Сошихинском и др. Обозначен был и ряд курганных групп: в деревне Подолешье Гдовского района, Ведрилово - Новосельского (5 курганов), Ямищи - Новоржевского (15 курганов), Пустое Воскресе­нье - Островского (2 кургана), «Богатырские могилы» у д.Тайлово (3 кургана) и д. Лезги (33 кургана) - Печорского района и др., а также единичные курганы (ГАПО, ф. 1853, оп. 1,д.48, лл. 12-16).

Утвержденный облисполкомом первый список вобрал в себя лишь неболь­шую часть имевшихся в области памятников, которых по .данным первичного учета числилось более 1 тыс. (в том числе 323 археологических) (ГАПО, ф. 2271, on. 1, д. 24, лл. 5-7). Работу по учету и паспортизации памятников предстояло продол­жить и завершить в установленный облисполкомом сравнительно сжатый срок. Ре­шение же облисполкома от 28 марта 1950 г. сказалось на ней самым положитель­ным образом, т.к. приковало внимание к вопросу не только учреждений культуры, но и районных и сельских Советов. "Прежде всего, в штате областного отдела культ­просветработы была введена должность инспектора по охране исторических и ар­хеологических памятников (ГАНИПО, ф. 1219, on. 1, д. 945, л. 87). Первоначально ее занимал В.К. Синявский, а позднее М. Игнатьев. Вслед за облисполкомом вопро­сы о ходе и итогах паспортизации исторических и археологических памятников стали обсуждать и райисполкомы. 17 мая 1950 г., например, вопрос «Об итогах па­спортизации исторических и археологических памятников в 1949 г. и мерах по улучшению их содержания и охраны» рассмотрел Псковский райисполком. Основ­ные пункты принятого им решения в основном повторяли решение облисполкома, но райисполком возложил ответственность за охрану и надзор за памятниками на исполкомы сельсоветов, постановил до 15 июня все памятники привести в порядок, вокруг них установить охранные зоны в размере от 2 до 5 погонных метров, в срок до 15 июля 1950 г. поставить охранные знаки. В течение 1949 т. на территории Псковского района было выявлено 22 археологических и 4 исторических памятни­ка, но 18 из них еще не были паспортизированы, поэтому райисполком предписал закончить паспортизацию всех памятников в срок до 1 августа 1950 г. (ГАПО, ф. 1853, оп. 1,д.49,лл. 1-2).

Аналогичные решения принимались и другими райисполкомами области - в основном в течение мая-июня 1950 г., хотя отдельные из них затянули рассмотре­ние вопроса до августа. Райисполкомы утверждали и списки выявленных и паспортизированных памятников. Почти всюду отмечалось, что эта работа проводилась очень медленно и даже недооценивалась. Новоржевский райисполком, например, 20 июня 1950 г. признал ее неудовлетворительной, т.к. на 15 июня было «взято на учет и паспортизировано всего 5 исторических и 1 археологический памятник», а «содержание паспортов крайне плохое». Середкинский райисполком 8 августа 1950 г. подчеркнул, что «в сельсоветах допущены серьезные недостатки в деле вы­явления, учета и охраны исторических курганов и братских могил» (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 49, лл. 9, 13).

Форма бланков паспортов на исторические памятники и памятники археоло­гии (они имели различия) была утверждена 24 июня 1949 г. Статуправлением РСФСР и содержала несколько пунктов: наименование памятника, его местонахож­дение, краткое описание, библиография, фотофиксация (или зарисовка), фамилия составившего паспорт, на кого возложена охрана памятника. Помимо паспорта оформлялись также акты технического осмотра памятника и охранные обязательства колхозов, сельсоветсс, предприятий и учреждений Вот отдельные примеры содержания паспортов на памятники археологии.

«Печорский район, Гнилкинский сельсовет, в центре деревни Гнилкино: ка­менный крест XVI в., охранная зона - 2 погонных метра вокруг памятника. Крест, по-видимому, - могильник периода Ливонских войн. Охрана возложена на предсе­дателя Гнилкинского сельсовета. Библиография памятника: Труды ПАО 1913-1914 гг., с. 229. Паспорт составил Вильниц М.Ш., директор Печорского краеведче­ского музея».

«Дновский район, Панкратовский сельсовет, д. Егольское: курганы, охранная зона - 2 погонных метра вокруг памятника. Открыт ПАО в 1912г. Краткое описа­ние: природная гора, в которой находятся погребения. Песчаная, 12 м высоты, пло­щадь 0,3 га, продолговатая. Материалы, найденные при разведках и раскопках: че­ловеческие кости, глиняные черепки и иконки. Паспорт составил Синявский В.К., инспектор отдела культпросветработы, 24 декабря 1949 г.» (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 33, лл. 5, 13).

Как правило, в вопросах учета, паспортизации и охраны археологические па­мятники специально не отделялись от всех остальных. Наоборот, они чаще всего являлись объектом внимания в последнюю очередь, т.к. первоочередной задачей было приведение в порядок, благоустройство и поддержание в надлежащем состоя­нии братских и одиночных захоронений периода Великой Отечественной войны. В течение 1949-1951 гг. в районах области были проведены большие работы по перезахоронению воинов и партизан, переносу одиночных захоронений из отдален­ных и труднодоступных мест в более крупные селения и на центральные усадьбы колхозов. На братских захоронениях устанавливались памятники и обелиски, ограждения, производились насаждения деревьев и кустарников, устраивались цветники и т.п. На это, главным образом, и были направлены усилия сельсоветов и колхозов, проводивших работы при содействии райвоенкоматов, школ и комсо­мольских организаций (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 85, лл. 26, 140, 186).

Объектами «второй очереди» являлись «видимые» памятники - здания, по­стройки, обелиски героям революции и гражданской войны и др., и только после них - памятники археологии, особенно находившиеся в земле и плохо различимые на местности: могильники, курганы, селища. Не случайно они чаще всего подвер­гались разрушениям. «Памятники археологии (городища, селища, курганы, мо­гильники) в большинстве своем не охраняются, распахиваются, раскапываются и постепенно стираются с лица земли, - писал в мае 1950 г. инспектор по охране па­мятников В.К. Синявский. ...Примеров бездушного отношения к памятникам ар­хеологии мы находим множество. Поэтому важнейший долг каждого учителя, крае­веда и культпросветработника - рассказать населению о памятниках археологии, их значении для науки, не допускать раскопок без специального на это разрешения -Открытого листа АН СССР» (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д.50, л. 12).

Трудности в проведении учета и паспортизации памятников, особенно археологических, объяснялись не только отсутствием в районах области специалистов-археологов, но и краеведческих музеев. Их в Псковской области на рубеже 1940-х - начале 1950-х гг. было крайне мало: кроме Псковского областного, они открылись лишь в Печорах и Порхове. В этих условиях особая роль принадлежала сотрудни­кам областного музея. В 1952 г. для сотрудников музея, выезжавших в командировки в районы области, была разработана специальная «Памятка по вопросам состоя­ния памятников культуры», в соответствии с которой они одновременно с выполне­нием основного задания обязаны были выяснить: имеется в районном отделе куль­тпросветработы учет исторических и археологических памятников, состоялось ли решение райисполкома о перезахоронении и благоустройстве одиночных могил Ве­ликой Отечественной войны, сколько в районе имеется одиночных и братских мо­гил, выявляются ли новые памятники и как ведется их паспортизация. Сотрудники областного музея доставляли в районы и выпущенный областным отделом куль­тпросветработы плакаты «Памятники культуры - неприкосновенное всенародное достояние» (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 109, лл. 24-25).

Наиболее организованно и успешно была проведена работа по учету и паспортизации археологических памятников сотрудниками Печорского районного музея. К 1 января 1952 г. ими был составлен список, включавший 71 памятник ар­хеологии, из которых на 33 имелась полная документация (паспорт, акт техническо­го осмотра, охранное обязательство), на 28 памятников она была оформлена ча­стично, и только 10 памятников нуждались в дополнительном исследовании и па­спортизации (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 109, лл. 5-10). В других же районах дела об­стояли гораздо хуже, а в целом в установленные в 1950 г. облисполкомом сроки за­вершить работы по учету и паспортизации памятников не удалось. Если в ряде районов (Гдовском, Полновском, Карамышевском и др.) они были в целом законче­ны, то в других, как следует из отчетов районных отделов культпросветработы за 1951 г., мероприятия проводились неудовлетворительно. Новосельский райотдел, например, «даже в 1951 г. не сумел полностью закончить паспортизацию памятни­ков и оформить на все (братские) могилы охранные обязательства». Как показал осмотр выявленных в Пожеревицком районе 22 исторических и 1 археологического памятника, «ряд памятников не имели оград, находились в плохом состоянии» (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 85, лл. 4, 16, 26, 66).

В областной отдел культпросветработы паспорта на вновь выявленные и ра­нее взятые на учет памятники продолжали поступать и в 1952 г. В начале года, на­пример, таковые поступили на 6 археологических памятников и 42 братских захо­ронения из Печорского, Пушкиногорского и Сошихинского районов. В ответ на это областной отдел в марте 1952 г. разослал по районам предписание с предложением «сообщить, какие памятники или братские могилы взяты на учет коммунальными отделами». А в план работы Сошихинского отдела на 1952 г. был включен пункт: «До 18 мая 1952 г. заведующим избами-читальнями и сельскими клубами зарисо­вать на бумаге схемы на все исторические памятники, могилы, курганы, рвы, камни и др. и представить их в отдел культпросветработы» (ГАПО, ф. 1853, on. 1, д. 108, л. 68; д. 109, лл. 2, 15).

Следовательно, начатая с конца 1948 г. работа продолжалась, хотя и с мень­шим размахом. Темпы проводимых работ постепенно снижались, «остывали» к ней и органы власти, вновь возложив ее исключительно на учреждения культуры (вто­ричного рассмотрения вопроса облисполкомом и утверждения нового списка па­мятников в начале 1950-х гг. не последовало). В проводимой работе было немало недостатков, примеров нарушения сроков и исполнительской дисциплины, но то, что государство в тяжелейшее для страны послевоенное время обратило внимание на наведение порядка в деле учета и храны памятников культуры, заслуживает всяческого одобрения.

 

***

Филимонов, А. В.   Учет и паспортизация памятников археологии в Псковской области в конце 1940-х - начале 1950-х гг. / А. В. Филимонов // Археология и история Пскова и Псковской земли: семинар им. акад. В. В. Седова : материалы 56-го заседания, посвящ. 130-летию Псков. археол. о-ва (7-9 апр. 2010 г.). - М. ; Псков, 2011. - С. 125-131.

Сего Дня

22 мая 1889 года

22 мая 1889 года

Хиловские источники. Император Александр I издал указ, в котором говорилось: «Признав нужным объявит...

22 мая 1899 года

22 мая 1899 года

Состоялось освящение нового здания Псковского коммерческого банка на перекрестке улиц Великолукской...

22 мая 1945 года

22 мая 1945 года

План восстановления Пушкинского заповедника разрабатывала Правительственная комиссия во главе с...

22 мая 1956 года

22 мая 1956 года

Псковский горисполком принял решение о закладке парка культуры и отдыха на базе лесного массива в Кр...

Выставки

Горбатов Константин Иванович

Горбатов Константин Иванович

Константин Иванович Горбатов (1876-1945) родился в Ставрополе, некоторое время обучался живописи в Р...

Псковские факты

ПроЛог: литературный музей Ал. Алтаева (М. В. Ямщиковой)

ПроЛог: литературный музей Ал. Алтаева (М. В. Ямщиковой)

«Псковская пятница» 2017 года посвящена Ал. Алтаеву, она была  подготовлена  к 145-ле...

Контакты

© ГБУК "Псковская областная универсальная научная библиотека им. В. Я. Курбатова"

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Эл.почта: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Сайт: http://www.pskovlib.ru