Педагог, писатель и краевед Николай Иваницкий

Изучающим биографию Николая Ивано­вича Иваницкого повезло. В мае 1843 года, ког­да ему уже минуло 27 лет, он решил вести днев­ник, а предварительно вспомнить прожитые годы. Толчком послужило чтение статьи Гёте «Wahrheit und Dichtung» («Правда и вымысел»), хотя, в отличие от немецкого классика, за мемуары он взялся не для читателей, а для са­мого себя. Работа над воспоминаниями про­должалась семь месяцев, и только 17 декабря была сделана первая дневниковая запись.

Изучающим биографию Николая Ивано­вича Иваницкого повезло. В мае 1843 года, ког­да ему уже минуло 27 лет, он решил вести днев­ник, а предварительно вспомнить прожитые годы. Толчком послужило чтение статьи Гёте «Wahrheit und Dichtung» («Правда и вымысел»), хотя, в отличие от немецкого классика, за мемуары он взялся не для читателей, а для са­мого себя. Работа над воспоминаниями про­должалась семь месяцев, и только 17 декабря была сделана первая дневниковая запись. Впро­чем, более или менее регулярно они велись года три, затем - с большими перерывами, а в де­кабре 1848 года вовсе прекратились.

Ни воспоминания, ни тем более дневник, в котором прямо порицался самодержавный строй России и приветствовались революционные со­бытия в Европе 1840-х годов, Иваницкий действи­тельно не публиковал. Они увидели свет только через 50 лет после его смерти в восьмом выпуске известных «Щукинских сборников» за 1909 год, издававшихся музеем Петра Ивановича Щукина - отделением Императорского Российского ис­торического музея имени Александра III. Они заняли 140 страниц крупноформатного сборни­ка и назывались «Автобиография Николая Ива­новича Иваницкого».

В научном мире эта публикация стала наиболее востребованным произведением Иваницкого. «С любезного позволения П. И. Щукина» уже в октябрьский номер «Русского архива» П. И. Бартенев включил наиболее ин­тересные выдержки, назвав их «Из биографии Н. И. Иваницкого». Интерес к его автобиогра­фии не случаен. Иваницкий, как очевидец, рас­сказал о многих событиях времени его учёбы в столице: открытие Александровской колонны на Дворцовой площади, переезд университета на Васильевский остров, пожар в Зимнем двор­це, разговоры о дуэли и смерти Пушкина, упо­мянул приписываемое ему грустное обраще­ние к жене:

«Люблю тебя, моя комета,
Но не люблю твой длинный хвост»...

Эта часть мемуаров Иваницкого сразу была включена в 13-й выпуск сборника «Пушкин и его современники», вышедший в 1910 году, а позднее, в 1931 году, М. А. Цявловским - в «Книгу воспоминаний о Пушкине».

Мемуары Иваницкого позволяют воссоз­дать немало страниц его биографии. Со слов родителей он указал, что родился 2(16) января 1816 года в деревне Широгорье, в 25 верстах от уездной и губернской Вологды. К сожалению, сведений о родителях там почти нет. Лишь в конце дневника, говоря о смерти матери от холеры 3 июля 1848 года, Н. И. упомянул, что отцу скоро будет 70 лет, из которых 35 он был женат. Биографический словарь «Русские пи­сатели. 1800-1917» (т. 2, М, 1992, с. 366) в статье о старшем брате Николая - Александре Ивано­виче Иваницком, опубликовавшем в 1839-1844 годах пять романов и повестей, отметил лишь: «Из обер-офицерских детей». Ко времени рож­дения Николая отец уже не служил в армии, с 1817 года работал управляющим Серёговским солеваренным заводом купца Рыбникова в Яренском уезде. В 1823 году семья переехала в Вологду и вскоре приобрела там собственный дом. Для первоначального обучения Николая наняли семинариста.

В 1824 году, несмотря на малолетство, Николая приняли в гимназию. Уже там прояви­лись его литературные увлечения. С 4-го клас­са он начал писать стихи, позднее вместе с одноклассниками выпускал рукописный журнал «Василёк». Свою басню «Голубь и муравей» ему разрешили прочесть в 7 классе на торже­стве по случаю введения новых штатов гимна­зии. Тогда же он переложил на стихи прозаи­ческий перевод идиллии швейцарского поэта Соломона Геснера «Миртилл», сочинил сти­хотворную повесть «Хижина». На торжествен­ном акте после 7-го класса Иваницкий сделал сообщение «О влиянии монголо-татарского владычества на Россию».

После обязательного семиклассного кур­са гимназисты по совету учителя остался в до­полнительном, 8-м классе, чтобы подготовить­ся к поступлению в университет. Окончив учё­бу в гимназии, написав перед отъездом стихот­ворение «Прости», Николай 23 августа 1833 года отправился в Петербург. Вступительные экза­мены на первое, историко-филологическое от­деление философского факультета он сдал неблестяще, и всё же после настойчивых просьб ему удалось поступить на «казённый кошт».

Портреты Н. Иваницкого неизвестны. Поэтому, чтобы представить, как он выглядел в те первые студенческие годы, воспользуемся его воспоминаниями. «Я был, в полном смыс­ле, прекрасный юноша: цвету и милому выра­жению лица все завидовали; голова моя была сформирована счастливо, лоб широкий и пол­ный, нос прямой и довольно длинный; брови и волосы тёмные; грудь широкая и сильная; шея жилистая и крепкая; голос звучный и приятный; ростом был немногим ниже теперешнего, а теперь рост мой 2 аршина 8 вершков (178 см - Н. Л.). В нравственном отношении я также имел довольно счастливую организа­цию. Я мог скоро усвоить всё и применять каждую мысль к жизни; память имел хоро­шую, воображение живое; был чувствите­лен и добр даже до самоотвержения; толь­ко мечтательность развита была в высшей степени. Одним словом, я имел самое счаст­ливое сложение тела и души». Заметим, что и пишет он бойко.

Естественно, что на историко-филологи­ческом отделении молодой студент продолжал свои литературные опыты. Вспоминая о руко­писном студенческом журнале, он самокритич­но признавался: «Я по обыкновению был са­мым ревностным сотрудником: писал много, но для того только, чтобы написать, а об усовершенствовании и не думал». Журнал из­давался довольно просто: кто хотел, переписы­вал своё сочинение, а затем они сшивались в одну тетрадь. Впрочем, уже первая его публи­кация в журнале (стихотворный перевод с польского небольшой поэмы Юлиуша Словац­кого «Исповедь монаха») принесла ему уваже­ние со стороны студентов. Вскоре он получил прозвище «Гёте», так как долго занимался пе­реводами его поэмы «Герман и Доротея». На Иваницкого обратили внимание и преподава­тели русской словесности университета Пётр Александрович Плетнёв и Александр Василье­вич Никитенко. Они нашли ему частные уро­ки, без которых он бедствовал на первом кур­се. А также отстояли после второго курса, ког­да он не уделил внимания древним языкам и всеобщей истории, и 23 августа 1835 года Ми­нистр народного просвещения «по малоуспешности» наметил Иваницкого к назначению в учители. По просьбе профессоров Министр в ноябре распорядился оставить его в универси­тете до окончания полного курса.

В Пскове

Посещая литературные «среды» Плет­нёва и «пятницы» Никитенко, Николай Иваниц­кий познакомился со многими известными писателями и, как вспоминал позднее, именно там «образовал свой вкус». На последних кур­сах сбоев в учёбе больше не было, выпускные экзамены прошли успешно, и Иваницкий за­кончил университет со степенью кандидата. 21 июня 1838 года его назначили старшим учите­лем логики и русской словесности Псковской мужской гимназии. «Этот звук был совершен­но новый для меня, и я никак не мог предста­вить себе, что это за город Псков. Впрочем, лучшего места нельзя было и желать», так как в столице вакансий не было, а от предложе­ния преподавать историю в Вологде он отка­зался. «Моим предметом была словесность!».

В наш город Иваницкий приехал 3 августа. «Жизнь во Пскове мне сначала очень нрави­лась. Климат прекрасный и очень благотвор­ный; при каждом почти доме сад, где на от­крытом воздухе растут разных сортов ябло­ни, вишни, сливы, крыжовник и пр. Город древ­ний; кругом его стены с башнями; м