Педагог, писатель и краевед Николай Иваницкий

Изучающим биографию Николая Ивано­вича Иваницкого повезло. В мае 1843 года, ког­да ему уже минуло 27 лет, он решил вести днев­ник, а предварительно вспомнить прожитые годы. Толчком послужило чтение статьи Гёте «Wahrheit und Dichtung» («Правда и вымысел»), хотя, в отличие от немецкого классика, за мемуары он взялся не для читателей, а для са­мого себя. Работа над воспоминаниями про­должалась семь месяцев, и только 17 декабря была сделана первая дневниковая запись.

Изучающим биографию Николая Ивано­вича Иваницкого повезло. В мае 1843 года, ког­да ему уже минуло 27 лет, он решил вести днев­ник, а предварительно вспомнить прожитые годы. Толчком послужило чтение статьи Гёте «Wahrheit und Dichtung» («Правда и вымысел»), хотя, в отличие от немецкого классика, за мемуары он взялся не для читателей, а для са­мого себя. Работа над воспоминаниями про­должалась семь месяцев, и только 17 декабря была сделана первая дневниковая запись. Впро­чем, более или менее регулярно они велись года три, затем - с большими перерывами, а в де­кабре 1848 года вовсе прекратились.

Ни воспоминания, ни тем более дневник, в котором прямо порицался самодержавный строй России и приветствовались революционные со­бытия в Европе 1840-х годов, Иваницкий действи­тельно не публиковал. Они увидели свет только через 50 лет после его смерти в восьмом выпуске известных «Щукинских сборников» за 1909 год, издававшихся музеем Петра Ивановича Щукина - отделением Императорского Российского ис­торического музея имени Александра III. Они заняли 140 страниц крупноформатного сборни­ка и назывались «Автобиография Николая Ива­новича Иваницкого».

В научном мире эта публикация стала наиболее востребованным произведением Иваницкого. «С любезного позволения П. И. Щукина» уже в октябрьский номер «Русского архива» П. И. Бартенев включил наиболее ин­тересные выдержки, назвав их «Из биографии Н. И. Иваницкого». Интерес к его автобиогра­фии не случаен. Иваницкий, как очевидец, рас­сказал о многих событиях времени его учёбы в столице: открытие Александровской колонны на Дворцовой площади, переезд университета на Васильевский остров, пожар в Зимнем двор­це, разговоры о дуэли и смерти Пушкина, упо­мянул приписываемое ему грустное обраще­ние к жене:

«Люблю тебя, моя комета,
Но не люблю твой длинный хвост»...

Эта часть мемуаров Иваницкого сразу была включена в 13-й выпуск сборника «Пушкин и его современники», вышедший в 1910 году, а позднее, в 1931 году, М. А. Цявловским - в «Книгу воспоминаний о Пушкине».

Мемуары Иваницкого позволяют воссоз­дать немало страниц его биографии. Со слов родителей он указал, что родился 2(16) января 1816 года в деревне Широгорье, в 25 верстах от уездной и губернской Вологды. К сожалению, сведений о родителях там почти нет. Лишь в конце дневника, говоря о смерти матери от холеры 3 июля 1848 года, Н. И. упомянул, что отцу скоро будет 70 лет, из которых 35 он был женат. Биографический словарь «Русские пи­сатели. 1800-1917» (т. 2, М, 1992, с. 366) в статье о старшем брате Николая - Александре Ивано­виче Иваницком, опубликовавшем в 1839-1844 годах пять романов и повестей, отметил лишь: «Из обер-офицерских детей». Ко времени рож­дения Николая отец уже не служил в армии, с 1817 года работал управляющим Серёговским солеваренным заводом купца Рыбникова в Яренском уезде. В 1823 году семья переехала в Вологду и вскоре приобрела там собственный дом. Для первоначального обучения Николая наняли семинариста.

В 1824 году, несмотря на малолетство, Николая приняли в гимназию. Уже там прояви­лись его литературные увлечения. С 4-го клас­са он начал писать стихи, позднее вместе с одноклассниками выпускал рукописный журнал «Василёк». Свою басню «Голубь и муравей» ему разрешили прочесть в 7 классе на торже­стве по случаю введения новых штатов гимна­зии. Тогда же он переложил на стихи прозаи­ческий перевод идиллии швейцарского поэта Соломона Геснера «Миртилл», сочинил сти­хотворную повесть «Хижина». На торжествен­ном акте после 7-го класса Иваницкий сделал сообщение «О влиянии монголо-татарского владычества на Россию».

После обязательного семиклассного кур­са гимназисты по совету учителя остался в до­полнительном, 8-м классе, чтобы подготовить­ся к поступлению в университет. Окончив учё­бу в гимназии, написав перед отъездом стихот­ворение «Прости», Николай 23 августа 1833 года отправился в Петербург. Вступительные экза­мены на первое, историко-филологическое от­деление философского факультета он сдал неблестяще, и всё же после настойчивых просьб ему удалось поступить на «казённый кошт».

Портреты Н. Иваницкого неизвестны. Поэтому, чтобы представить, как он выглядел в те первые студенческие годы, воспользуемся его воспоминаниями. «Я был, в полном смыс­ле, прекрасный юноша: цвету и милому выра­жению лица все завидовали; голова моя была сформирована счастливо, лоб широкий и пол­ный, нос прямой и довольно длинный; брови и волосы тёмные; грудь широкая и сильная; шея жилистая и крепкая; голос звучный и приятный; ростом был немногим ниже теперешнего, а теперь рост мой 2 аршина 8 вершков (178 см - Н. Л.). В нравственном отношении я также имел довольно счастливую организа­цию. Я мог скоро усвоить всё и применять каждую мысль к жизни; память имел хоро­шую, воображение живое; был чувствите­лен и добр даже до самоотвержения; толь­ко мечтательность развита была в высшей степени. Одним словом, я имел самое счаст­ливое сложение тела и души». Заметим, что и пишет он бойко.

Естественно, что на историко-филологи­ческом отделении молодой студент продолжал свои литературные опыты. Вспоминая о руко­писном студенческом журнале, он самокритич­но признавался: «Я по обыкновению был са­мым ревностным сотрудником: писал много, но для того только, чтобы написать, а об усовершенствовании и не думал». Журнал из­давался довольно просто: кто хотел, переписы­вал своё сочинение, а затем они сшивались в одну тетрадь. Впрочем, уже первая его публи­кация в журнале (стихотворный перевод с польского небольшой поэмы Юлиуша Словац­кого «Исповедь монаха») принесла ему уваже­ние со стороны студентов. Вскоре он получил прозвище «Гёте», так как долго занимался пе­реводами его поэмы «Герман и Доротея». На Иваницкого обратили внимание и преподава­тели русской словесности университета Пётр Александрович Плетнёв и Александр Василье­вич Никитенко. Они нашли ему частные уро­ки, без которых он бедствовал на первом кур­се. А также отстояли после второго курса, ког­да он не уделил внимания древним языкам и всеобщей истории, и 23 августа 1835 года Ми­нистр народного просвещения «по малоуспешности» наметил Иваницкого к назначению в учители. По просьбе профессоров Министр в ноябре распорядился оставить его в универси­тете до окончания полного курса.

В Пскове

Посещая литературные «среды» Плет­нёва и «пятницы» Никитенко, Николай Иваниц­кий познакомился со многими известными писателями и, как вспоминал позднее, именно там «образовал свой вкус». На последних кур­сах сбоев в учёбе больше не было, выпускные экзамены прошли успешно, и Иваницкий за­кончил университет со степенью кандидата. 21 июня 1838 года его назначили старшим учите­лем логики и русской словесности Псковской мужской гимназии. «Этот звук был совершен­но новый для меня, и я никак не мог предста­вить себе, что это за город Псков. Впрочем, лучшего места нельзя было и желать», так как в столице вакансий не было, а от предложе­ния преподавать историю в Вологде он отка­зался. «Моим предметом была словесность!».

В наш город Иваницкий приехал 3 августа. «Жизнь во Пскове мне сначала очень нрави­лась. Климат прекрасный и очень благотвор­ный; при каждом почти доме сад, где на от­крытом воздухе растут разных сортов ябло­ни, вишни, сливы, крыжовник и пр. Город древ­ний; кругом его стены с башнями; много ста­ринных домов, самые названия улиц и кварта­лов напоминают о временах республиканских. Река быстрая и широкая. В городе находит­ся дивизионный штаб и постоянно стоит Екатеринославский гренадерский полк. Гимназия тоже понравилась с первого разу. Директор (Илларион Николаевич Скрыдлов) показался очень добрым, инспектор (барон Мену) тоже. Оба они приехали во Псков за несколько дней до меня: один переведён был из Архангельска, а другой из Новгорода. Прочие учителя тоже хорошие люди... Директор очень любил меня, но инспектора мы скоро узнали хорошо; это был в превосходной степени дурак, подлец и шарлатан, ... забрал в руки директора и иг­рал им, как куклой».

Несколько учителей гимназии вместе с Иваницким сначала поселились на Завеличье в большом доме петергофского священника, а к Рождеству перебрались ближе к гимназии в дом с прекрасным садом на берегу Великой около Покровской башни. На годичном торжественном акте 4 декабря 1838 года Иваниц­кий сделал сообщение о состоянии русской литературы во второй половине XVIII и в на­чале XIX столетия, произвёл сильное впечат­ление на многочисленных приглашённых лиц. К нему подошёл знакомиться бывший вице-губернатор А. Е. Деденёв; дивизионный гене­рал барон Розен пригласил учить своего сына, а ссыльный участник польского восстания Адам Гуровский просил давать ему уроки русского языка. Псковские древности сразу привлекли внимание Иваницкого. Об этом свидетельству­ет, в частности, его описание своей поездки из Пскова в Прибалтику летом 1839 года. В полу­тора верстах от городской заставы путники «остановились у Печорской часовни (так автор называл часовню Владычного креста, возле которой проходил крестный ход из Печорского монастыря. - Н. Л.). Часовня эта древняя. На стене висит картина аршина два с полови­ной в длину, изображающая осаду Пскова Баторием. Работа лубочная. Больше нет здесь никаких украшений...

Перед рассветом показалась Изборская крепость. Она построена на высокой горе; ар­хитектура её такая же, как и архитектура стен и башен Пскова. Вся она выстроена из из­весткового плитняка; стены без зубцов; неко­торые башни полуразвалились. Мы въехали в деревеньку, состоящую из длинного ряда пло­хих домишек и расположенную вокруг подошвы горы, на которой стоит крепость. Эта-то де­ревенька и называется заштатным городом Изборском. Остановились у дьякона. После чая пошёл на курган за домом дьякона и срисовал вид Изборской крепости. Осматривать кре­пость было некогда. Впрочем, дьякон расска­зал, что все лестницы в стенах развалились, сво­ды подземных ходов обрушились и, следователь­но, нечего было и любопытствовать.

Кроме того, дьякон рассказал ещё, что Стефан Баторий стоял под Изборской кре­постью 7 лет, что осаждённые вынесли на­конец на башню образ Божьей Матери, что Она осенила короля и навела на него такой страх, что он бежал без оглядки, что воево­ды русские напали на бегущие толпы неприя­телей и совершенно разбили их. Бедный Ба­торий! - подумал я. - Глупый дьякон так бес­смысленно пятнает славную память твою!».

В «Истории княжества Псковского», со­ставленной киевским митрополитом Евгением (Болховитиновым), бывшим архиеписко­пом псковским, Иваницкий считал лучшим эпизодом описание войны 1581-82 годов. По этому материалу он подготовил сообщение для очередного торжественного акта. Оно было прочитано гимназистом 6 класса А. Песьяцким 19 декабря 1839 года, а затем 21 фев­раля 1840 года напечатано по просьбе Ива­ницкого в «Псковских губернских ведомостях» под заглавием «Осада Пскова Баторием», но без указания автора.

В Вологодской гимназии открылась ва­кансия учителя русской словесности, и Иван Иваницкий, отец Николая Ивановича, перед Пасхой 1840 года обратился к попечителю Пе­тербургского учебного округа князю М. А. Дондукову-Корсакову с просьбой о переводе сына в Вологду. На запрос попечителя Н. И. ответил согласием. В распоряжении о перево­де от 30 апреля 1840 года указывалось, что от­правляться к новому месту службы можно толь­ко после окончания экзаменов.

В последнее время перед отъездом Ива­ницкий «часто бывал у знакомых и гулял по городу. Псков стоит того, чтобы помечтать на развалинах его. Под всем городом подземелья. Что шаг, то и памятник... Подле собо­ра стоял дом, принадлежавший некогда тиу­нам, но он летом 1839 года упал... Недалеко от гимназии, на так называемой Большой ули­це, стоит часовня Красный крест. Предание говорит, что когда поляки Батория ворва­лись в пролом, то на этом самом месте они были отражены и погнаны назад. Тут, гово­рят, нашли церковный окровавленный крест. Вероятно, какой-нибудь священник выходил с ним, но был убит. Два квартала от этой ча­совни до пролома до сих пор называются Полонищем. Пролом начинается от самой Свинусской башни и продолжается саженей на 30 к Покровской башне. Он был заложен кир­пичом, но наскоро, и потому теперь кирпич развалился, так что зимой тут ездят. Неда­леко от пролома находится церковь Рожде­ства Богородицы, сооружённая в память отражения приступа 8 сентября 1581 года.

Покровская башня - самая большая, на­ходится на берегу Великой. У ней оканчивается городской ров. Весною снег, растаяв во рву, стремится с крутого берега в реку водопа­дом. Жители говорят, что Покровский бык за­ревел, и замечают, что река вскрывается пос­ле этого через 12 дней Замечательно ещё еже­годное наводнение реки Псковы. Она впадает в Великую в самом городе. Оба берега Псковы саженей на 20 отлогие, а потом круто подни­маются высокими скалами. На отлогости сто­ят дома в один ряд. Когда Великая вскрывает­ся, жители этих домов начинают перебирать­ся в верхние этажи, потому что вода в Пскове вдруг, в продолжении двух или трёх часов, поднимается сажени на 3 и на 4, - и потом опять так же скоро спадает.

Церквей во Пскове около 70, и все они, за исключением очень немногих новых, чрез­вычайно малы; вместо колоколен над папер­тями выстроены тпенькие стенки с двумя или тремя окнами, где висят колокола; звонят с земли». Несмотря на сомнительность легенд, заметки Иваницкого о Пскове представляют некоторый интерес.

Сразу после экзаменов Николай Ивано­вич уехал из Пскова. Таким образом, и первый раз молодой, 22-24-летний педагог проработал здесь два учебных года. И сам удивлялся в ме­муарах, что «последний год в университе­те и два года во Пскове решительно не писал (стихов). Во Пскове написано было только одно стихотворение к К. А. Я. Оно есть в моей книге». П. И. Бартенев, основываясь, вероятно, только на воспоминаниях Иваницкого, указал в краткой справке о нём, помещённой в «Рус­ском архиве» после публикации «биографии»: «Стихотворения Иваницкого изданы особою книжкою». Однако, в отличие от остального списка его трудов, Бартенев не привёл ни на­звания книги, ни исходных данных. В других библиографических изданиях она вообще не упоминается. Нет её и в фондах Российской национальной библиотеки Петербурга. Из ме­муаров Иваницкого видно, что основная часть стихов, вошедших в сборник, сочинена не по­зднее 1844 года, и можно предположить, что он печатался в Вологде.

В Вологде

Служба Иваницкого в Вологодской гим­назии продолжалась четыре учебных года и была весьма успешной. Он вспоминал: «Дела в гимназии шли хорошо: сам я очень порядоч­но занимался, да приучил учеников к заняти­ям; они полюбили словесность... (и) меня всем сердцем, так же, как и я их». Ломая сложив­шиеся традиции, талантливый педагог приучил гимназистов не зубрить, а понимать и анализи­ровать произведения.

Росла его популярность и в вологодском обществе. Для торжественного акта 1840 года Иваницкий подготовил «Рассуждение о состо­янии отечественной словесности во второй половине XVIII и в первой половине XIX сто­летия», то есть расширенный вариант доклада, читанного в Пскове. Оно имело успех, и «на­чальство тотчас провозгласило меня орато­ром». На следующем публичном акте 23 нояб­ря 1841 года он декламировал в гимназии своё стихотворение «Бородинская битва», а один из его учеников читал составленное Иваницким сообщение «Приступ Батория ко Пскову». На торжественном акте 15 июня 1842 года он про­изнёс речь «О современном значении поэзии в России». Рукописные тексты стихотворения «Бородинская битва» и этой речи хранятся в Историческом архиве Петербурга и Ленинград­ской области (ф. 139, on. 1, дд. 4795,4740).

В 1841 году по случаю посещения гимна­зии вологодским епископом Иннокентием (И. А. Борисовым - будущим известным бого­словом и проповедником) Иваницкий сочинил «Кант», пропетый гостю. Вместе с владыкой в гимназии побывал профессор русской истории Михаил Петрович Погодин, путешествовавший по северо-восточной России. Познакомясь с ним, Иваницкий при новой встрече передал ему часть собранных им образцов местного фольк­лора. Как раз в том году Погодин приступил к изданию литературно-научного журнала «Мос­квитянин», и в его № 12 опубликовал получен­ные от Иваницкого «Причитания невесты в Во­логодской губернии». Письмом от 15 сентября 1841 года он сообщил Погодину, что имеет до трёхсот народных песен и десяток сказок (Руко­писный отдел РНБ, фонд Погодина).

В эти годы в Вологде Николай Иванович сочинил немало стихов, как собственных, так и переводных. Некоторые из них в 1842-43 годах ему удалось поместить в «журнале современ­ного просвещения, искусства и образованнос­ти в духе русской народности «Маяк». В 1842 году там печатались упомянутое стихотворе­ние о Бородинской битве и лирические стихи «Могильный цветок» (т. 2, кн. 3), «Весна» (т. 4, кн. 8), в 1843 г. - «Падучая звезда» (т. 7, кн. 14) и переводные из Шиллера «Четыре века» (т. 9, кн. 17), Журнал издавал весьма своеобразный человек: сын адмирала Степан Бурачок окон­чил Училище корабельной архитектуры, стро­ил корабли в Астрахани, преподавал в Морс­ком корпусе, пытался объединить в своём жур­нале и литераторов и учёных, публикуя также научные статьи, резко критиковал Жуковского, Пушкина, Лермонтова за недостаточную ре­лигиозность. В его журнал Иваницкий обра­тился, вероятно, потому, что раньше, с 1840 года, в «Маяке» печатался старший брат Алек­сандр.

Эти разнообразные занятия не помеша­ли Иваницкому совершенствовать методы пре­подавания. Многие страницы его дневника за­полнены рассуждениями о педагогике. «Я за­бочусь больше всего о простоте и истине, а это - главное в учебнике». Тот же журнал «Маяк» в 1842 году (т. 4 кн. 7, с. 23-64) опубли­ковал его статью «О способе преподавания ло­гики в гимназиях и о руководстве к логике Рож­дественского» с критикой этого учебника и схо­ластического преподавания предмета. «Жур­нал Министерства народного просвещения» одобрительно откликнулся на статью. Однако сам Иваницкий хотя и радовался положитель­ной рецензии, но возмущался, как журнал пра­вил его статью. В письме от 14 ноября 1842 года он жаловался А. В. Никитенко: «С негодовани­ем увидел я, что г. Бурачок прибавил к ней целых три страницы похвал своему журналу, вплёл неосновательные отзывы о логике г. Но­вицкого и две остроты (очень плоские): одну о профессорах, а другую о греках, - одним сло­вом исказил статью, которая заключала личную мою исповедь, такими выходками, от ко­торых всякий благонамеренный человек по­краснел бы до ушей» (ИРЛИ, шифр 18532).

Осенью 1843 года Иваницкий работал над учебником по риторике (науке об ораторском искусстве), но решил до печатания посовето­ваться с университетскими профессорами, на личную встречу с которыми надеялся. В это время через столичных покровителей он хло­потал о месте в столичной гимназии. Провин­циальная жизнь ему надоела, о вологодском обществе он отзывался неодобрительно. В мар­те 1844 года в Вологду приезжал инспектор учебного округа Максимович. Ознакомясь с сочинениями гимназистов, он заявил, что не видел таких интересных работ ни в одной гим­назии, и обещал помочь с переездом.

В Петербурге

Официального перевода Иваницкий так и не дождался. После окончания учебного года он подал прошение об освобождении от службы в Вологодской гимназии и на свой риск 9 июля 1844 года отправился в столицу. 25 авгус­та ему удалось устроиться по вольному найму заместителем преподавателя Корпуса инжене­ров путей сообщения, а также получить част­ные уроки. Только через два года осуществи­лись его первоначальные мечты: 25 октября 1846 года Иваницкого определили старшим учителем русской словесности в 5-ю Петер­бургскую гимназию. Именно там за Иваницким прочно закрепилась репутация «педаго­га мыслящего и опытного в своём деле» (А. Радонежский. Историческая записка 5-й С.-Петербургской гимназии. СПб., 1874 г.). «Рус­ский биографический словарь» А. Половцева (1897 г.), а вслед за ним П. И. Бартенев в «Рус­ском архиве» (1909 г., № 10) характеризовали его: «Преданный своему делу, любимый началь­ством и учениками, многосторонне образо­ванный, Иваницкий по справедливости счи­тался одним из выдающихся педагогов свое­го времени».

Его последней публикацией в журнале «Маяк» стала критическая статья «К русским поэтам» (1844 г., т. 16, кн. 32), в которой он гово­рил об ответственности авторов за формиро­вание общественного мнения и воспитание вкуса читателей. Осознав, что этот журнал - «голос фанатика, который ругает всё, что только не взято из Библии», а сатиру и коме­дию считает противными христианству, Иваницкий прекратил там печататься.

К тому же он стал пробовать себя в раз­личных жанрах. В «Современнике», издававшемся после смерти Пушкина покровителем Иваницкого П. А. Плетнёвым, в 1846 году по­явились две работы Николая Ивановича: в 42-м томе - некролог «Г. Ф. Пухта, знаменитый бер­линский правовед», а в 43-м томе - перевод с немецкого «Из записок Гёте». По роману Валь­тера Скотта «Оклей Камерон» Иваницкий под­готовил драму в 5 действиях «За короля», кото­рую в 1847 году играли в столице на сцене Им­ператорского Александрийского театра. Его повесть «Натальин день», рисующую быт го­родских обывателей, известный издатель А. А. Краевский напечатал в апрельской книжке «Отечественных записок» за 1849 год (т. 63).

К творчеству Н. В. Гоголя Иваницкий имел особый интерес, и не только как любой учитель русской литературы и его современник. Гоголь, сомневавшийся в своём литературном таланте даже после выхода в 1831-32 годах двух книжек «Вечеров на хуторе близ Диканьки», решил заняться преподаванием ис­тории. С сентября 1834 года он читал курс ис­тории средних веков студентам 2 курса фило­логического отделения Петербургского универ­ситета, среди которых был и Иваницкий. В его мемуарах об этом сказано очень кратко: «Пер­вая его лекция была превосходна; но чем даль­ше, тем хуже: он редко ездил на лекции и ни­чего почти не читал». В результате Иваниц­кий, который не стал готовиться по учебнику, получил на экзамене по этому предмету еди­ницу и чуть не выбыл из университета.

В дневниковых записях октября 1846 года по поводу выхода книги «Выбранные места из переписки с друзьями» Иваницкий воскликнул: «Что за нелепый мистицизм! Можно ли уз­нать Гоголя! Гоголь решительно, кажется, погиб для литературы». Впрочем, как лите­ратор, Иваницкий продолжал изучать биогра­фию Гоголя, старался выявить забытые стра­ницы его жизни. Она закончилась 21 февраля 1852 года. «Отечественные записки» уже в ап­рельской книжке за 1852 год (т. 81) напечатали очерк Иваницкого «Несколько черт для биогра­фии Николая Васильевича Гоголя», посвящен­ный его детству, гимназическим годам, ранним произведениям. Вскоре там же в октябрьском номере под псевдонимом появились «Замет­ки для биографии Гоголя». В них утверждалось, что Гоголь, не доверяя себе, как лектору, при­гласил на лекцию Пушкина и Жуковского; в октябре 1834 года те приехали, но Гоголь якобы не явился, как не приехал и на экзамен студен­тов. Ответ Иваницкого в виде письма к издате­лю появился в февральской книжке «Отече­ственных записок» за 1853 год (т. 86). Он рас­сказал о первой, блестящей, явно заранее на­писанной лекции Гоголя, о дальнейших бес­цветных, скучных лекциях, о хорошей лекции, посвященной переселению народов, прочитан­ной в присутствии Пушкина и Жуковского. На экзамене вопросы задавал ректор, а Гоголь си­дел в стороне и ни во что не вмешивался.

Критик и историк литературы П. В. Ан­ненков (1813-1887) назвал эти воспоминания Иваницкого превосходными, «передающими нам физиономию Гоголя в урывках, но удивительно живо и верно». Они оказались востребованными, были включены в сборники «Го­голь в воспоминаниях современников» (М., 1952) и «Ленинградский университет в воспо­минаниях современников» (Л-д, 1963, т. 1).

Между тем популярность Иваницкого, как опытного педагога, продолжала расти. По поручению нового попечителя Петербургско­го учебного округа М. Н. Мусина-Пушкина он разработал методические указания по препо­даванию логики и русской словесности в гим­назиях. В 1852 году по предложению попечите­ля его назначили инспектором той же 5-й гим­назии. Иваницкий вряд ли предполагал, что это ненадолго.

Снова в Пскове

21 июля 1853 года скончался директор учи­лищ Псковской губернии статский советник Ил­ларион Николаевич Скрыдлов, проработавший в Пскове 13 лет. Приближался новый учебный год, и в столице быстро решили вопрос о новом директоре. «Псковские губернские ведомости» 16 сентября известили местную публику, что «Высочайшим приказом по гражданскому ве­домству от 23 августа № 165 инспектор 5-й С.-Петербургской гимназии надворный со­ветник Иваницкий назначен директором учи­лищ Псковский губернии».

Даже в дореволюционной литературе говорилось, что Н. И. Иваницкий был директором Псковской гимназии. Это не совсем точ­но. Тогда отдельной должности директора в гу­бернской гимназии не существовало, а в веде­нии директора училищ Псковской губернии находилась не только единственная в губернии мужская гимназия, но и 8 уездных, 10 приходс­ких и 26 волостных училищ (женских гимназий вообще ещё не было). Неточность вызвана тем, что фактически директор училищ губернии непосредственно руководил мужской гимна­зией, а в каждом уездном училище был свой штатный заведующий, называемый смотрите­лем. Поэтому наибольшее внимание директору училищ приходилось уделять руководству гимназией, возглавлять её педсовет.

В первые годы службы в Пскове немалых усилий от нового директора требовала пост­ройка нового здания губернской гимназии с пансионом для приезжих учеников. До этого с 1817 года гимназисты занимались в длинном двухэтажном полукаменном здании (второй этаж - деревянный) у крепостной стены над бе­регом Великой (ныне - улица Георгиевская, 4). Средства на строительство псковское дворян­ство собирало многие годы, возведение здания началось в 1853 году, а торжество закладки со­вершили 3 июня 1854 года. Освящение ново­го трёхэтажного здания, возведённого на дру­гой стороне той же улицы, состоялось 15 де­кабря следующего года.

От попечителя учебного округа Иваниц­кий получил разрешение на использование ста­рого здания гимназии под квартиры учителей, кроме зала и комнаты для театра, но не добился согласия на ремонт и приспособление здания на казённый счёт. По его предложению педсо­вет принял решение передать квартиры тем учителям, которые произведут работы за свой счёт, причём квартирную плату с них времен­но брать не будут. Вместе с тем Иваницкий счи­тал, что после того, как учитель таким спосо­бом оправдает свои расходы по ремонту, то с него следует взимать часть суммы, которую он экономит, не платя за наём жилья, и распре­делять собранные деньги между более нужда­ющимися учителями, снимающими квартиры в частных домах. Такое решение педсовет при­нял 16 сентября 1858 года, вскоре после смерти директора (ГАПО, ф. 8, оп. 1, д. 6, л. 14).

В том же архивном деле сохранились жур­налы всего лишь пяти заседаний педсовета с участием Иваницкого (за август-октябрь 1856 г.). Но и они позволяют составить некоторое пред­ставление о его инициативном характере. Так, 11 августа по его предложению решили допус­кать в виде опыта условный перевод учеников в следующий класс и разработали эти условия. 14 августа Иваницкий отметил, что окончив­ших уездные училища, как не изучавших ино­странные языки, не принимают в 3-й класс гим­назии, и предложил определять их во 2-й класс, где они быстро нагонят одноклассников. Учитывая, что пять младших классов переполнены и педагог не успевает опросить всех, 12 сентяб­ря по его предложению решили назначать ауди­торов из лучших учеников, которые будут оп­рашивать остальных. 25 сентября он объяснил неуспеваемость некоторых гимназистов отсут­ствием у них учебников; поэтому решили по­тратить на учебники для бедняков 35 рублей, из которых 15 взяли из сметных сумм, а 20 педа­гоги собрали между собой.

Литературные труды Иваницкого за вто­рой псковский период (1853-58 годы) неизвест­ны. Зато проявились его краеведческие интере­сы. 3 октября 1856 года «Псковские губернские ведомости» сообщили, что на днях в типогра­фии губернского правления напечатана неболь­шая книжка Н. Иваницкого «Исследования о времени основания г. Пскова». Разрешение на её печатание 21 июля 1856 года дал известный автор исторических романов И. И. Лажечников, только что поступивший на службу в столич­ный Цензурный комитет. Краеведческий труд Иваницкого был настолько важен для псковской истории, что «Псковские губернские ведомос­ти» целиком перепечатали его на своих страницах в №№ 7-10 с 13 февраля по б марта 1857 года.

Цель своего исследования он изложил в первых же строках: «Когда и кем основан Псков? Предлагаю себе этот вопрос не для того, чтобы решить его окончательно и непогрешимо; но для того, чтобы посмотреть, до какой степени он может быть объяснён показаниями и промолвками наших летопис­цев, что говорили об нём наши писатели-ис­торики... и на чём должно остановиться в настоящее время в исследованиях о времени основания г. Пскова».

Главный вывод Иваницкого соответству­ет нашим современным взглядам и звучал так: «... основываясь на свидетельстве летописей, можно справедливо заключить, что Псков основан был до брака Игоря с Ольгою и даже, может быть, до прихода Рюрика с братья­ми в Русскую землю». Этот вывод не изменил­ся и после анализа Степенной книги, Жития святой Ольги и произведений Иннокентия Гизеля, Татищева, Хилкова, Ломоносова, Емина, Щербатова, Болтина, неназванного автора «За­писок касательно русской истории», Шлецера, Ильинского, Болховитинова, Карамзина, Глин­ки, Полевого, Соловьёва, Миллера, Устрялова, Плошинского, Милевского. Таким образом, за время директорства в Пскове Иваницкий изу­чил всю существовавшую тогда литературу о первых веках существования города.

Прилагаемые к настоящей статье «Иссле­дования о времени основания г. Пскова» Н. Иваницкого - первый исторический труд, специально посвященный этому важному и спорному вопросу. Он положил начало дис­куссии, которая длится до наших дней. Уже в 1858 году с возражениями выступил иеромо­нах Иосиф (Иван Гаврилович Баженов), бывший преподаватель 11сковской духовной семи­нарии, выпустивший сразу после перевода в столицу брошюру «Историческая достовер­ность сказания Степенной кшп но первоначаль­ной святыне города Пскова». Почти через пол­века, в 1903 году, в Петербурге вышла книжка В. Г. Васильченко «Время основания города Пскова». Историко-библиографической замет­кой «К вопросу о времени возникновения г. Пскова» на нее откликнулся в 1907 году Н. И. Серебрянский. (Статья Серебрянского стала приложением к его биографии, помещённой в № 23 журнала «Псков» за 2005 год).

Н. И. Иваницкий явно предполагал и даль­ше заниматься краеведческими поисками. Об этом свидетельствует сообщенная им «Городовая опись города Опочки (Псковской губер­нии) 7199 (1691) года», опубликованная в 25-й книге «Временника Московского общества истории» за 1857 год. Затем под названием «Опись укреплений города Опочки, военных снарядов и хлебных запасов, составленная при воеводе Артемии Болкошине в 1691 году» она была повторена 5 февраля 1858 года в «Псковс­ких губернских ведомостях» с указанием «Со­общено директором училищ» (по без его фа­милии). Значит, он делал выписки из докумен­тов псковских архивов.

Однако болезнь и смерть прервали эти за­нятия. В сообщении о возобновлении деятель­ности Губернского статистического комитета среди отсутствовавших по болезни на первом заседании 12 декабря 1857 года непременных членов комитета был назван и «директор учи­лищ коллежский советник Иваницкий» (в этот чин он был произведён Высочайшим приказом по гражданскому ведомству 5 января 1854 г.). Не был он и на заседании педсовета гимназии 25 июня 1858 года, а через месяц, 23 июля (4 авгус­та по новому стилю), скончался. Он прожил лишь 42 с половиной года. Сообщение о его смерти в «Псковских губернских ведомостях» не появи­лось. Позднее газета известила, что приказом Министра народного просвещения от 22 сен­тября 1858 года исполняющим должность ди­ректора училищ Псковской губернии назначен отставной статский советник Яхонтов. В «Указателе вещественным памятникам древности и старины, церковным и гражданс­ким, в губ. г. Пскове и его окрестностях» 1875 года К. Г. Евлентьев назвал среди достойных па­мяти людей, погребённых на Дмитриевском клад­бище, Иваницкого и Милевского. А священник кладбищенской церкви Гавриил Лебедев в бро­шюре «Псковское городское Дмитриевское клад­бище» (Псков, 1871 г.) указал, что около церкви, с левой стороны, находятся памятники на моги­лах Иваницкого, Милевского, Скрыдлова, то есть рядом были похоронены три известных деятеля псковской гимназии. Очень крупное и заметное надгробье на могиле Скрыдлова сохранилось, находившийся рядом памятник с могилы Ми­левского восстановлен в сентябре 2005 года к 140-летию со дня его кончины, а от соседней могилы Иваницкого следов не осталось.

Родственников Иваницкого в Пскове не было, так как он последовал совету Плетнёва не жениться. 13 января 1860 года «Псковские губер­нские ведомости» напечатали судебное извеще­ние о вызове наследников к его движимому иму­ществу на сумму 678 руб. 54 коп., а 26 июля 1861 года по этому делу вызывалась дочь коллежского асессора девица Екатерина Ивановна Иваницкая (очевидно, сестра Николая Ивановича). Его стар­ший брат Александр умер в Вологде ещё рань­ше, 7 июня 1850 года, не дожив до 40 лет.

Добрая память о Н. И. Иваницком долго сохранялась в Пскове. Через три десятилетия «Псковский городской листок» от 29 июня 1886 года, говоря о священниках, преподававших Закон Божий в мужской гимназии, упомянул о вручённом протоиерею Милевскому при ухо­де со службы адресе «одного из просвещен­нейших директоров гимназии Николая Ива­новича Иваницкого».


Основные источники

  1. Автобиография Николая Ивановича Иваницкого // Щукинский сборник. - М, 1909. - Вып. 8. - С. 218-358.
  2. Иваницкий Александр Иванович. Иваницкий Николай Иванович // Русский биографический словарь, изданный под наблюдением А. А. Половцева. - СПб., 1897. - Том «Ивак-Ключерев». - С. 3-4.
  3. Иваницкий Александр Иванович. Иваницкий Николай Александрович. Иваницкий Николай Иванович // Русские писатели 1800-1917. Биографический словарь. - М., 1992. - Т. 2. - С. 366-369.
  4. Новиков, Н. В. Н. И. Иваницкий и его фольклорное собрание // Песни, сказки, пословицы, поговорки и загадки, собранные Н. И. Иваницким в Вологодской губернии, Вологда, 1960. С. 3-28.

 

Левин, Н. Ф.
Педагог, писатель и краевед Николай Иваницкий [1816-1858 гг.] / Н. Ф. Левин
// Псков. - 2006. - N 25. - С. 41-49. - Библиогр.: с. 49.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сего Дня

16 октября 1465 года

16 октября 1465 года

Архиепископ Новгородский и Псковский Иона прибыл мирить псковичей с новгородцами. После длительной р...

16 октября 1819 года

16 октября 1819 года

Архиепископ Псковский Евгений (Болховитинов) пишет из Пскова библиографу Публичной библиотеки В. Г....

16 октября 1879 года

16 октября 1879 года

Археологической комиссии представлен труд Годовикова «Описание и изображение древностей Псковской гу...

Выставки

Александр Невский - защитник земли Русской

Александр Невский - защитник земли Русской

Князь Александр Невский прославил свое имя в борьбе со шведами, немцами и литовцами, которые стремил...

Конкурс

Итоги конкурса «Псковская книга – 2017»

Итоги конкурса «Псковская книга – 2017»

17 апреля на открытии XV Международного книжного форума «Русский запад» были награждены победители о...

Районы ^ Уезды

Чудо озера Белогули

Чудо озера Белогули

На границе Пушкиногорского и Новоржевского района, в пяти километрах от Михайловского, находится озе...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru