Левин Н.Ф. Псковский дом трудолюбия

Н. Ф. Левин,
псковский краевед, Почетный гражданин г. Пскова

Псковский Дом трудолюбия

Такое постыдное социальное явление, как нищенство, суще­ствует с древнейших времён и до сих пор остаётся неистребимым. В России при Петре I с ним боролись репрессивными мерами, отдавая нищенствующих «с притворным лукавством» на принудительные ра­боты, вплоть до каторжных. Екатерина II в Положении о губерниях 1775 года повелела, «чтобы в городе всякий приход своих нищих и убогих кормил, не допуская шатания по улицам и просить милосты­ню». Для симулянтов и преступников устраивались работные и сми­рительные дома. Был такой дом и в Пскове на Завеличье, неподалё­ку от современной Областной больницы.

Путешествуя по России в 1825 году, Александр I указал губер­натору Адеркасу, что «нигде не встречал такого множества нищих, как в Псковской губернии». Предлагаемое устройство маленькой богадельни не решало проблему, а на большую у Пскова не было средств. Законодательство требовало от полиции бороться с попро­шайками. 10 октября 1845 года «Псковские губернские ведомости» напечатали предписание губернского правления о прекращении ни­щенства, обязывавшее полицию ежемесячно представлять губернатору именные списки пойманных нищих с отметкой о мерах, приня­тых к каждому из них. Иногородних высылали из города. Впрочем, вскоре они потихоньку возвращались.

Вместе с тем, в обществе зрела мысль о необходимости обще­ственной помощи нуждающимся. Говоря об истории Дома трудолюбия, «Псковский городской листок» напечатал 5 июля 1887 года любопытную заметку: «Лет 20 или больше тому назад в г. Пскове помышляли устроить вольный рабочий дом, но это показалось не­возможным. Одни уверяли - из-за неимения подходящих работ, дру­гие - по неимению бедных, действительно желающих работать. И бо­лее 20 лет люди всё высказывали свои предположения, к делу же не приступали». (Кстати, даже в столице первая попытка открыть Дом трудолюбия, предпринятая в 1864 году приходским попечительством Благовещенской церкви, окончилась неудачей).

Немало таких разговоров велось и в Псковской городской думе. Так, на заседании 23 июля 1879 года рассматривалась представленная гласным Александром Сафроновым программа борьбы с нищенством и помощи калекам, старикам и сиротам. Он советовал удалить из города на родину пришлых нищих и обеспечивать своих бедных граждан, для чего надо выявить их и определить степень нуждаемости каждого. В ответ городской голова Эдуард Сутгоф до­ложил, что ещё до русско-турецкой войны 1877-1878 годов Псковское благотворительное общество подготовило проект решения этой проблемы. Поэтому дума поручила управе, рассмотрев тот проект и письменное заявление гласного Сафронова, доложить своё мнение. Не получив его, дума 19 июня 1880 года напомнила управе о необхо­димости составить доклад о прекращении нищенства.

В следующем году дума несколько раз обсуждала этот вопрос. На заседании 23 марта гласный, священник Николаевской единовер­ческой церкви Константин Голубев, предложил для борьбы с празд­ной жизнью организовать Трудолюбивое общество, выявлять таких лиц, понуждать их к труду, а упорствующих выселять из города. 9 июля при обсуждении отчёта управы за 1880 год ревизионная ко­миссия, в которую входили Сафронов и Голубев, доложили, что про­ект прекращения нищенства так и не составлен, поскольку управа не изыскала средств на эти цели. На заседании 19 октября решили продолжить работу над уставом Трудолюбивого общества, а 9 ноя­бря Голубев сообщил комиссии, обсуждавшей эти вопросы, что в столице создаётся общероссийское Общество улучшения народного труда в память Царя-Освободителя II, и он занимается организацией его местного комитета...

В связи с выборами нового состава городской думы управа со­ставила для гласных подробный доклад «по предметам благотворительности для бедных и улучшения народного труда», изложив все поступившие ранее предложения. Его рассмотрели на заседании думы 16 ноября 1883 года. «Собрание пришло к заключению, что разрешением сего важного дела могут служить единственным источником денежные средства, и к тому же очень большие; за неимени­ем же таких средств у Городского управления не будут иметь никакого практического значения разработка и решение предложенного сложного вопроса. Почему городская дума постановила: вопрос по сему предмету оставить открытым до изыскания в будущем средств на осуществление предложенной цели благотворительности». Дума отказалась и от участия в Обществе улучшения народного труда, не желая тратить тысячу рублей на вступительный взнос.

Почти одновременно, 19 ноября 1883 года, городская дума пред­ложила управе подготовить предложения по устройству ночлежного приюта. Однако 26 июля 1884 года гласные согласились с управой, полагавшей, что он не нужен, поскольку, в отличие от больших горо­дов, стечения рабочих в Псков из отдалённых мест нет, а приходят в город ближние крестьяне; некоторые из них живут у хозяев. (О ни­щих, нуждавшихся в ночлеге, даже не вспоминали).

Прошло ещё три года. За это время всеобщую известность по­лучил Дом трудолюбия, учреждённый в 1882 году приходским попе­чительством при Андреевском соборе Кронштадта по инициативе его настоятеля Иоанна Сергеева, прославленного под именем Крон­штадтского (1829-1908). В нём, помимо мастерских, находились ноч­лежный дом, приют и школа для бедных детей. Затем, в 1885 году, открылся Петербургский Дом трудолюбия...

Активным пропагандистом создания подобных Домов стал дей­ствительный статский советник барон О. О. Буксгевден, служивший в Высочайшей канцелярии по учреждениям императрицы Марии. По за­данию МВД он объезжал российские города для собирания сведений об общественной и частной благотворительности и устройства Домов трудолюбия, «как одного из учреждений, имеющих целью сокраще­ние нищенства». В мае-июне 1887 года он побывал и в Псковской губернии, совершил несколько поездок по Псковскому, Порховскому и Опочецкому уездам, давая советы об улучшении дела благотвори­тельности. 2 июня с его участием у губернатора барона Александра Икскуля фон Гильденбанда состоялось расширенное заседание Гу­бернского попечительства детских приютов. На нем барон Буксгевден убеждал собравшихся, что среди нищих «большинство могло бы за­работать своё пропитание трудом, не требующим особого напряже­ния физических сил. Но их беда в том, что в жалком одеянии, более похожем на лохмотья, они вселяют к себе всеобщее недоверие, даже отвращение, и частные лица, за редким исключением, не доверяют им никакой работы». Рассказав о Домах трудолюбия, организуемых для предоставления нищим простейшей работы, он посоветовал и «в Пскове нанять скромную квартиру за 100-200 руб. в год с отопле­нием, приискать подходящего человека руководителем мастерских и бухгалтера, а здешние частные благотворители, вместо денежной по­дачки, стали бы посыпать своих клиентов в мастерскую для бедных, то это святое дело могло бы осуществиться и здесь».

Многие выступившие в прениях высказали свои сомнения. Убе­дить всех смог губернатор, предложивший начать с маленькой мастерской, требующей небольших расходов общественных средств: «Если окажется, что нет потребности, можно и закрыть, а выяснится польза, - дело будет развиваться при условии поддержки городского общества. Силою уничтожить нищенство нельзя и всех нищих не со­берёшь в рабочий дом, но зато часть несчастных людей, которые же­лают работать и не находят её, получат материальную и нравствен­ную поддержку, - дело всё-таки стоит опыта».

Барон Буксгевден определил примерную смету на первоначаль­ное устройство Дома в 800-900 рублей. По предложению председателя Псковской уездной земской управы Дм. Ив. Иванова тут же состоялась добровольная подписка, давшая первые 450 рублей. За неделю они возросли до 1365 рублей, пожертвованных 53 лицами и организациями. Продолжение прений губернатор перенёс на 8 июня. На втором совещании обсуждали, какие работы можно производить в Доме трудолюбия. Решили никакого устава не составлять, пока дело не разовьётся, а пожертвовавших не менее 1 рубля считать членами Попечительства об этом Доме. Они выбрали из своей среды Совет для управления Домом, заведования работами и сбыта продукции. Председательство в Совете согласился принять на себя губернатор, попросивший городского голову быть его заместителем в случаях от­сутствия. Членами Совета стали председатели губернской и уезд­ной земских управ А. М. Неклюдов и Д. И. Иванов, полицмейстер В. И. Саранчёв, избранный также заведующим хозяйственной частью Дома, уездный исправник П. К. Тубенталь, председатель ремеслен­ной управы И. А. Шофф и потомственный почётный гражданин купец В. Н. Хмелинский (тесть П. Д. Батова), принявший на себя обязан­ности казначея.

14 июня на первом заседании Совет постановил: нанять поме­щение на Великолуцкой (ныне Советской) улице в доме Некрасова, бывшем Леонова, известном в краеведении как 1-й дом Меньшико­вых на Романовой горке, возле дома предводителя дворянства; на­нять надзирателя за работающими и помощницу ему, а первыми ра­ботами ввести плетение матов и ковриков из мочал и травы, починку мешков и изготовление мочальных щёток. Подробно рассказывая об этих .заседаниях, «Псковский городской листок» призвал псковичей вступать в число попечителей зарождающегося благотворительного общества, напечатал первый список жертвователей, обещая делать это и впредь.

Следующее заседание Совета по управлению Домом трудолюбия состоялось 27 июня в зале думы под председательством городского головы, так как губернатор сопровождал великого князя Вла­димира Александровича (брата императора) в поездке по губернии. Полицмейстер доложил, что квартира для работы отремонтирована и куплено немного мебели, нанят староста - отставной унтер-офицер Иван Петров с женой, уже научившиеся делать щётки из мочал и плести коврики. Совет определил и размер платы: работающим с утра до вечера, по 15 коп., с 12 часов - 10 коп., с 4 часов дня - 5 коп.

Торжественное открытие Дома трудолюбия провели сразу после возвращения губернатора, в четверг 2 июля, успев, таким образом, за месяц проделать всю подготовительную работу. К 2 часам дня во дворе Дома собрались представители всех ведомств, а также «стол­пились нищие, человек 30, волнуемые любопытством, смешанным со страхом, что их насильно заберут в этот Дом и заставят рабо­тать». Настоятель близлежащей церкви Николы «со Усохи» Алек­сандр Березский, известный своим ораторским талантом, совершил водоосвящение, отслужил молебен и произнёс «прочувственное слово», которое вместе с хроникой печаталось в газете. Снятая квар­тира состояла из трёх комнат; в двух с 3 июля велись работы, а в третьей жил надзиратель с женой. На просторном дворе находились два сарая для материалов.

И в дальнейшем, удовлетворяя интерес общественности к ново­му учреждению, газета печатала месячные отчёты о количестве ра­ботавших за каждый день (оно доходило до 14-ти), проданных изде­лий, суммах выручки, списки жертвователей, а также другие заметки: 19 августа - о деревенских нищих, которые стали воздерживаться от посещения города, где перестают подавать милостыню, посы­лая в «трудолюбивый дом»; 14 октября - обращение Совета Дома трудолюбия с просьбой делать заказы и предоставлять материалы на простейшие работы, сдавать туда разные негодные в хозяйстве предметы (для сбора макулатуры по городу разослали 50 лучинных корзин)... Передовая статья новогоднего номера от 3 января 1888 года назвала открытие Дома трудолюбия в Пскове выдающимся со­бытием ушедшего года.

Убедившись в жизнеспособности учреждения, временный Совет разработал устав Дома трудолюбия и Попечительного при нём об­щества, который был утверждён в МВД. В воскресенье 21 февраля 1888 года в помещении Губернского правления для окончательной организации общества провели общее собрание лиц, пожертвовав­ших на него не менее 1 рубля. Губернатор председательствовал на собрании и произнёс вступительную речь, особо отметив заслуги Василия Николаевича Хмелинского, как казначея и щедрого жертвова­теля, и полицмейстера Владимира Ивановича Саранчова, на которо­го легли все хлопоты первоначального устройства Дома. По просьбе собравшихся вместо выборов членами правления остались прежние лица во главе с губернатором. Почётными членами общества были избраны 6 жертвователей, внесших более ста рублей (Р. Е. Гент, П. П. Калашников, Л. А. Лапин, Э. Р. Сутгоф, Н. Ф. Фан-дер-Флит, В. Н. Хмелинский), и, сверх того, за особые труды, - губернатор, ба­рон Буксгевден и Саранчов. Жертвователям, обязавшимся ежегодно вносить по 10 рублей, решили выдавать особые бляхи с названием общества для прикрепления у входной двери их домов, чтобы нищие знали, что здесь жертвуют не им, а на Дом трудолюбия. Для его даль­нейшего развития наметили со временем организовать столовую и ночлежный приют, а пока работавшим в Доме трудолюбия решили давать чай, а бездомным или кому идти далеко разрешили, в виде исключения, оставаться на ночь. Благодаря любезности владельца Окуневских бань по вторникам они мылись там бесплатно.

Из отчёта, напечатанного к собранию, видно, что с 3 июля 1887 года до 1 февраля 1888 года в Доме трудолюбия было отработано 1937 человеко/дней, из них 426 - мужчинами, 1386 - женщинами и 125 - детьми. Общая сумма поступивших пожертвований за 8 ме­сяцев составила 4483 рубля, в том числе 2400 - «от неизвестного лица» (так не раз делал Фан-дер-Флит, о котором рассказывалось в № 13 нашего сборника); городская дума назначила пособие в 300 рублей, уездное земство - 200 рублей.

При изыскании средств для расширения деятельности Дома трудолюбия далеко не всегда получался ожидаемый результат. Из-за плохой погоды устроенное в мае 1888 года гуляние в Кутузовском саду привлекло мало публики и принесло лишь 45 рублей чистого дохода. Многие жители посчитали плату за бляху (10 руб. в год) не­посильной, и её пришлось уменьшить вдвое. И всё же на заседании 23 сентября 1888 года Попечительное общество признало необхо­димым устроить при Доме трудолюбия ночлежный приют для бездомных стариков и старух. Он стал действовать с декабря в тех же двух просторных комнатах, в которых днём велись работы. С 1889 года Попечительное общество стало помогать детям бедняков, опреде­ляя их на полное содержание и обучение в разные мастерские.

По примеру псковичей за организацию Дома трудолюбия вскоре взялись и в городе Острове; его устав МВД утвердило 8 июня 1888 года. Затем такие Дома появились и в других городах Псковской губернии. А из Астрахани, Самары, Нижнего Новгорода и Пензы, по­желавших воспользоваться псковским опытом, поступали запросы устава и отчётов. К сентябрю 1888 года они были уже в 12 городах России.

В рекламных целях, с призывами о помощи и пожертвованиях, «Псковский городской листок» 8 ноября 1889 года поместил на двух страницах подробный рассказ о деятельности Дома трудолюбия за два с лишним года. К тому времени там велись такие «работы: щипка и чесание мочала, производство из мочалы половых щёток, коври­ков, мочалок для бань; приготовление соломенных матов для крыш; перетопка сургуча; сортировка различной бумаги, рваных конвертов и тряпок»; ранее и позднее упоминалась также щипка перьев для на­бивки подушек. Работавшим платили повременно, и за всё это время им выплатили 717 рублей, хотя выручка от продажи их изделий со­ставила лишь 405 рублей. Это ещё раз свидетельствовало о бла­готворительном характере учреждения. Не считая названных выше почётных членов, в Попечительном обществе состояли 187 действи­тельных членов, пожертвовавших в том году от 1 до 50 рублей.

Вместе с тем, газета много раз отмечала, что нищих в городе опять много, особенно у церквей по выходным и праздникам и в кабаках во второй половине дня. В качестве курьёза рассказывали о нищем, сидевшем с протянутой рукой у ворот Дома трудолюбия.

Многие купцы так и не отказались от семейной традиции одари­вать нищих по определённым дням.

Постепенно падал интерес и к общим собраниям Попечитель­ства: 15 ноября 1891 года оно не состоялось, так как из 56 чело­век явились только 3, а 2 декабря на повторное собрание без обя­зательного кворума пришли лишь 8. На нём отметили рост спроса на изделия из мочала и сообщили, что за 1890 год отработано 3238 человеко/дней и выплачено 485 рублей. Но больше всего говорили о бесплатном ночлежном приюте. К тому времени он имел 55 мест для ночлега, которыми за год воспользовались 4048 человек. В основ­ном это были крестьяне, приехавшие в Псков для поисков работы или работавших поденно, а также 6 старух, живших постоянно.

Уменьшение внимания к Дому трудолюбия объяснялось прежде всего сменой губернатора. В марте 1888 года вместо энергичного Икскуля фон Гильденбанда псковским губернатором был назначен К. И. Пащенко, который не принял на себя общественный пост пред­седателя правления Попечительного общества о Доме трудолюбия. Пять лет эти обязанности исполнял городской голова Э. Р. Сутгоф.

Новый губернатор вообще не проявлял особой активности, особен­но в общественных делах. Так что чиновники и купцы тоже не стара­лись показывать свою сознательность.

Материальные потери от сокращения числа местных благотво­рителей частично компенсировал отец Иоанн Кронштадтский, пожертвовавший в 1892 году 525 рублей, в том числе на Рождество 100 рублей, в 1893 году - ещё 300 рублей...

К тому же псковичам повезло, поскольку 18 февраля 1893 года Уральского вице-губернатора графа Александра Васильевича Адлерберга перевели сюда на ту же должность. В мае, по приезде в Псков, его избрали руководителем нескольких местных обществен­ных организаций, в том числе Попечительного общества о Доме трудолюбия. В ведении вице-губернатора находилась и полиция, а новый полицмейстер, штабс-капитан Павел Зарецкий, рочти одно­временно, в марте 1893 года, переведённый из Петербурга, тоже оказался очень деятельным. Впервые в псковской практике с 14 апреля он стал печатать в Городском листке свои весьма дельные приказы. В частности, он начал убирать попрошаек с городских улиц, а 4 июля, как заведующий хозяйственной частью Дома трудолюбия, «с целью расширения деятельности Дома и большей возможности дать приют нищим» в очередной раз призвал горожан сдавать раз­ный ненужный хлам (старые рогожи, бумаги, коробки и т.п.) и делать денежные пожертвования. Он объявил также о намерении устроить при Доме трудолюбия дешёвую столовую для бедных, в которой за 7 копеек будет подаваться обед: щи или суп, четверть фунта мяса, каша и полтора фунта хлеба. Её торжественно открыли 27 июля. По­сле молебна присутствовавшие на открытии супруги Адлерберги, жена губернатора и другие приглашённые лица «пробовали пищу, оказавшуюся весьма вкусною и доброкачественною».

Полицмейстер изготовил марки в 1, 2 и 7 копеек, по которым тоже можно было питаться в столовой. Их продавали благотворителям для раздачи беднякам вместо милостыни. Купец П. П. Калашников прислал на нужды столовой сто рублей. «Псковские губернские ведомости» 31 июля отметили, что открытие народной дешёвой столовой поможет ис­править основной недостаток Дома трудолюбия: низкие заработки в нём не позволяли прокормиться работнику. Этим газета и объясняла холодное отношение псковичей к Дому трудолюбия. До конца года сто­ловая отпустила 16422 обеда. Через год по просьбе общего собрания, состоявшегося 9 сентября, супруга вице-губернатора графиня Екатери­на Николаевна Адлерберг согласилась заведовать этой столовой.

К предстоявшим холодам Адлерберг взялся за организацию дешёвой народной чайной на Торговой площади. При этом стави­лась задача отвратить приезжавших на базар крестьян от посеще­ния кабаков и пьянства. 26 сентября через Городской листок граф просил псковичей жертвовать для неё в Дом трудолюбия деньги, дрова, чай и сахар. Она была поставлена у Присутственных мест, причём доски на постройку бесплатно предоставил завеличенский лесопильный завод Зиновьева, а рабочих прислал ВН. Хме-линский. На дармовой отпуск чая в день открытия 6 октября 1893 года средства пожертвовал граф Адлерберг. Чайная быстро стала популярной. В день там бывало до 300 человек, а с 6 октября по 17 ноября насчитали 2800 посетителей. За два куска сахара они платили 2 копейки, а чай могли пить в неограниченном количестве. Концерт в пользу столовой и чайной дал приезжавший в Псков хор Д. А. Славянского.

С появлением графа Адлерберга Попечительное общество вплотную взялось за решение вопроса о собственном здании для Дома трудолюбия, необходимого для значительного расширения его деятельности. Сначала предполагалось выкупить здание, часть которого они тогда арендовали. Но в начале марта 1894 года правле­ние, придя к выводу, что оно непригодно для всех намеченных целей, направило в городскую думу ходатайство о безвозмездной уступке участка земли около Поганкиных палат под постройку нового зда­ния. Однако члены Попечительного общества на общем собрании 9 сентября усомнились в возможности получения этого участка, давно предназначенного Мариинской женской гимназии. И действительно, в ноябре дума выделила участок за Великими воротами и Ботаниче­ским садом. Общее собрание Попечительства 21 февраля 1895 года выразило недовольство его отдалённостью.

Вопрос о постройке собственного здания стал ещё острее, когда в середине 1895 года домовладение на Романовой горке приобрёл у наследников Некрасова псковский купец Илья Иванович Сутоцкий, сразу взявшийся за переоборудование квартир. Поэтому в августе под Дом трудолюбия пришлось срочно снять помещение в каменном двухэтажном доме наследницы мещанина Михаила Семёновича Михайлова, располагавшемся в Рыбниках, на левом берегу Псковы, под колокольней Троицкого собора. Кстати, там ночлежному приюту стало просторнее. А 23 августа городская дума удовлетворила по­вторную просьбу правления о передаче места южнее Поганкиных палат под постройку Дома трудолюбия.

В то же время, 1 сентября, император Николай II утвердил По­ложение «О Попечительствах о Домах трудолюбия и работных домах». Все они поступили под покровительство императрицы Алек­сандры Фёдоровны. 4 сентября в Псковском Доме трудолюбия по этому случаю был отслужен благодарственный молебен, и ей по­слана телеграмма. В декабре она прислала несколько вещей для лотереи-аллегри, проводимой правлением для усиления средств на постройку собственного здания. Успешно прошёл и устраиваемый ежегодно вербный базар, на который императрица подарила кубок. За 1895 год средства Попечительства увеличились на 1400 рублей и составили к концу года 8155 рублей. В Доме трудолюбия открыли слесарную мастерскую. За 4569 отработанных человеко/дней заработок составил 699 рублей. В ночлежном приюте побывали 17246 человек. Из дешёвой столовой за год выдали 14840 обедов, причём работавшие в Доме трудолюбия платили за обед на 2 копейки мень­ше. Для местных бедняков на Пасху устраивался бесплатный обед, причем на первый в 1894 году деньги пожертвовали супруги Адлер­берг.

На общем собрании 25 февраля 1896 года в почётные члены общества избрали председателя правления графа Адлерберга, а также бывшего и нынешнего губернатора. (Нельзя же, отмечая вице-губернатора, обойти персону губернатора; а прежний, помнится, стал почётным членом ещё в 1888 году). По докладу графа собрание одобрило план будущего двухэтажного, с обширным подвалом зда­ния Дома трудолюбия, решив прикупить соседний участок, для чего собрать деньги по подписке.

Псковское попечительство обратилось в Центральное управ­ление с ходатайством о субсидии на постройку здания. Там на заседании 16 апреля граф Адлерберг лично доложил императрице о деятельности Псковского Дома трудолюбия, и она ассигновала 2 ты­сячи рублей безвозмездной ссуды, а также 4 тысячи заимообразно с возвратом в течение 10 лет, начиная с 1898 года. Это позволило уже 30 июня 1896 года совершить закладку кирпичного здания и в том году быстро вести строительство. Правда, с весны 1897 года, когда постройка вчерне была уже готова, на её достройку потребовались дополнительные средства. Для этого 6 апреля провели традицион­ный вербный базар; городское общество взаимного кредита выде­лило часть прибыли, полученной за прошлый год; горожане сдела­ли новые пожертвования, за что на общем собрании 11 мая пятеро купцов, внёсших крупные суммы (И. В. Гладков, Д. П. Боговский, М. А. Александров, К. И . Гельдт и В. Я. Сафьянщиков), были избраны в по­чётные члены общества.

В результате строительство и оборудование здания удалось завершить в том же 1897 году. Епископ Антонин (Державин) торжественно освятил его 1 октября. Бывший губернатор Икскуль фон Гильденбанд, ставший заместителем Министра внутренних дел, при­слал поздравительную телеграмму, и его портрет поместили в ноч­лежном приюте. На 75 рублей, собранных псковским купечеством к новоселью, устроили бесплатный обед для 300 бедняков, подав на столы щи со снетками, кашу и пироги.

Здание строилось по проекту младшего архитектора строитель­ного отделения Псковского губернского правления коллежского асес­сора Герарда Фортунатовича Станкевича. Он же безвозмездно вёл наблюдение за ходом работ и на очередном общем собрании получил звание почётного члена общества. Расходы на строительство составили 17 тысяч рублей. На первом этаже разместили контору для найма прислуги, которую открыли тогда же, народную библиоте­ку с читальней и ночлежный приют для женщин. Второй этаж предна­значался для мужской ночлежки и мастерских (существующих и но­вых), а подвал - для столовой, кухни и слесарной мастерской. Деньги на устройство в новом здании библиотеки-читальни для бедных за­ранее предложило псковское купечество. В память о скончавшемся 20 октября 1894 года императоре Александре III оно собрало 1491 рубль; из них 270 рублей ушло на поминальный обед для нищих при Доме трудолюбия, а остальные оставили на это доброе дело.

В новом здании Дома трудолюбия нашлось место и для раз­мещения приюта «Ясли» для детей до 8 лет, которых негде было оставлять менее состоятельным родителям на время работы. За его устройство, обслуживание и материальное обеспечение взялось Благотворительное общество при Губернской земской больнице, председательницей которого была графиня Адлерберг. Открытие приюта состоялось 6 декабря 1897 года.

Посетив новое здание Дома трудолюбия 19 декабря, хроникёр «Псковского городского листка» поделился своими впечатлениями. В очень большой светлой высокой комнате с 7 часов утра до 5 часов дня работали 16 мужчин, 6 женщин и 1 ребёнок. В основном они расщепляли старые пеньковые канаты по заказу лесопильного за­вода Граапа, получая по полторы копейки за фунт принятой пакли и зарабатывая от 7 до 24 копеек в день. В чистой светлой ночлежке устроены дощатые нары, для каждого имелись постельник и подушка из толстого холста, набитые соломой. Тогда переночевали 59 мужчин и 8 женщин в рваной, грязной одежде, поразившие изнурён­ным, болезненным и приниженным видом. Они собирались сюда к вечеру и должны были расходиться до 8 часов утра. Перед уходом можно было даром выпить сладкий чай, но 2 копейки на чёрный хлеб к чаю имел не каждый. Работавшие в Доме трудолюбия выпросили разрешение оставаться по воскресным и праздничным дням в по­мещении. В двух небольших светлых комнатах приюта «Ясли» в тот день находились 4 мальчика и 2 девочки от 2 до 5 лет.

Постепенно их число увеличивалось, и 23 февраля 1898 года в «Яслях» были уже 13 «умытых, причёсанных и прилично одетых» де­тей, при которых неотлучно находилась надзирательница. К Рожде­ству работавшим в Доме трудолюбия раздали полученную от дарите­лей тёплую одежду, сапоги и рукавицы, а детям - пряники и сладости.

На второй день Рождества, 26 декабря 1897 года, в Доме тру­долюбия впервые состоялись бесплатные народные чтения с ту­манными картинками, никогда ранее не проводившиеся в городе для простого люда. Они собрали около 200 слушателей. Священ­ник Дмитрий Невдачин, преподававший Закон Божий в учительской семинарии, рассказал о Святой земле. Следующие чтения провели 30 декабря, 2 января... Чтобы поддержать и развить это начинание, Губернский комитет Попечительства о народной трезвости принял на себя содержание в нижнем этаже Дома трудолюбия бесплатной народной библиотеки-читальни и аудитории, а также чайной по са­мым дешёвым ценам. Их открытие состоялось в воскресенье 27 сен­тября 1898 года публичными чтениями «О жизни и деяниях импе­ратора Александра II». Заведование библиотекой-читальней принял на себя директор учительской семинарии А. И. Константиновский, а Городской листок обратился к образованным людям с просьбой жертвовать книги, иллюстрированные издания, участвовать в чтени­ях. Они привлекали так много слушателей, что не все могли попасть в помещение.

Псковский Дом трудолюбия, как один из первых в России, к тому же имевший специально построенное здание, привлекал и внима­ние властей. Благодаря этому в 1899 году удалось получить отсрочку платежей по ссуде в 4 тысячи рублей, а в 1902 году стараниями тог­дашнего председателя Попечительного общества вице-губернатора графа К. К. Палена император Николай II вообще отменил уплату ссуды. Не удивительно, что, приехав в Псков 9 августа 1903 года, Императорская чета сразу после посещения Троицкого собора отправилась в Дом трудолюбия. Они осмотрели народную чайную, приют «Ясли» и работы детей, мастерскую, сиротское отделение с 6 мальчиками, женский ночлежный приют с 17 кроватями и мужской, в котором зимой помещались до ста посетителей, народную читальню и размещавшуюся там же контору по найму прислуги.

И после этого Дом трудолюбия продолжал развивать свою дея­тельность. В сентябре 1904 года с помощью благотворителей закон­чились работы по переустройству и расширению ученических ма­стерских, размещённых с 1903 года в подвале. Теперь в слесарной мастерской могли учиться ремеслу и выполнять заказы 20 подрост­ков, а в столярной - 10 мальчиков. В 1906 году приют «Ясли» пере­брался в собственное помещение при Губернской земской больни­це, а в освободившихся двух комнатах устроили приют для детей, родители которых находились в заключении. Его освятили 19 ноября 1906 года. Кроме того, ещё в 1901 году в Доме трудолюбия приютили трёх бездомных ребят; понемногу их становилось больше, и к 1908 году в этом приюте обитали 8 детей. Поскольку для детей из бед­ных семей общих развлечений в городе не было, Дом трудолюбия приобрёл биоскоп (прообраз кино), и с сентября 1906 года им стали показывать картины. А 5 ноября в народной аудитории состоялись первые чтения для детей. Тогда же по воскресным и праздничным дням стали проводить платные танцевальные вечера, охотно посе­щаемые молодёжью. Заведовавший народной аудиторией учитель музыки М. Ф. Гривский с октября 1907 года устраивал там спевки любителей хорового пения, приглашая на них всех желающих.

Не следует думать, что руководству Дома трудолюбия удавалось осуществить всё задуманное, и он всегда работал без сбоев и неу­дач. С начала 1906 года, после отъезда А. И. Константиновского чте­ния в народной аудитории приостановились и возобновились лишь с 14 января следующего года. И в дальнейшем они нередко велись с большими перерывами. Материальная помощь со стороны Губерн­ского комитета Попечительства о народной трезвости на поддержку аудитории прекратилась из-за резкого сокращения государственных субсидий. Зал иногда подолгу пустовал, а с желающих организовать какие-либо чтения правление требовало арендную плату, объясняя это нехваткой средств на общее содержание Дома трудолюбия.

С 1 декабря 1905 года плата за обед в столовой возросла на ко­пейку, а цена фунта хлеба, который уже пекли здесь же и продавали за 2 копейки, - на полкопейки. В 1908 году из-за дефицита по работе столовой за обед стали брать 10 копеек. Газеты «Псковитянин» 27 мая 1907 года, «Псковский голос» 2 октября 1908 года, «Псковская жизнь» 16 мая 1909 года объясняли нежелание нищих брать марки на получение обеда ещё и тем, что суп и щи здесь разбавляют во­дой, дают лишь ложку скверно сваренной каши. В 1909 году при на­плыве рабочих на строительство моста многие ночевали в Доме тру­долюбия и сетовали, что там фунт плохо пропеченного хлеба стоит4 копейки, а на базаре хороший - 3. При этом «Псковский голос» прямо указывал, что смотритель Дома, бывший городовой Григорьев про­должает строить всё новые дома. Только 8 марта 1912 года «Псков­ская жизнь» сообщила, что он подал в отставку, а в хозяйстве Дома трудолюбия «обнаружены неправильности».

Появлялись в газетах жалобы и на работу народной библиоте­ки, имевшей в 1909 году 1380 читателей и выдавшей за год 22309 книг. Несмотря на такой спрос, она работала не более часа в день: по понедельникам, четвергам и субботам с 5 до 6 вечера, а по воскресеньям и праздникам — с часа до двух. К тому же в читальню пу­скали по очереди, по 2-3 читателя (явно не хватало библиотекарей-общественников).

Из-за низкой оплаты в мастерской для взрослых работающих в ней становилось всё меньше (в середине 1910 года лишь 8), да и ра­боты там было маловато. Зато не пустовала бесплатная ночлежка. И в январе 1912 года правление предложило взимать с посетителей по 2 копейки за ночь. Это вызвало недовольство псковской обществен­ности. Владелец кинотеатра «Модерн» А. И. Чернов, а за ним и дру­гие взялись за свой счёт выдавать направления на ночлег, указывая в афишах, что из-за этого цены на билеты повышены (то есть сдела­ли красивый жест за счёт зрителей). Общее собрание согласилось оставить ночлежный приют бесплатным для женщин и детей...

И всё же, несмотря на эти несколько ложек дёгтя, Дом трудолю­бия занимал видное место в общественной жизни города и в истории псковской благотворительности. Однако одну из главных заявленных целей он выполнить не смог и нищенство не истребил.

В послереволюционное время его здание по своему прямо­му назначению не использовалось. Из «Ориентировочного плана г. Пскова», изданного Губстатбюро в 1926 году, видно, что туда из соседнего дома Художественно-промышленных мастерских пере­брался Театральный техникум. Старожилы вспоминали, как на его сцене выступали псковские любители (они называли себя - «синие блузы»). Путеводитель НИ. Платонова и В. А. Богусевича «Совре­менный и древний Псков», вышедший в 1932 году, сообщил, что в Поганкиных палатах и в домах №№ 1 и 3 по Комсомольскому переулку расположен краеведческий музей, а «Список абонентов Псковской телефонной сети на 1937 год» уточнил, что в доме № 3 по Комсомольскому переулку находилась администрация Краеведческого музея, а в таком же списке на 1940 год по тому же адресу указав общежитие Школы механизации; дирекция которой размещалась на улице Некрасовской, 7. Здание погибло в 1944 году, а в следующее десятилетии часть этого места заняла двухэтажная, вновь построенная Детская поликлиника. Много лет на наших глазах в нескольких шагах от входа в музей её растрескавшиеся стены позорили вид нашего города, и только сейчас их наконец снесли...

***

Источник: Левин, Н. Ф. Псковский дом трудолюбия // За социальные проекты. - Псков, 2009. - N 15. - С. 187-201.

Сего Дня

8 августа 1581 года

8 августа 1581 года

В Заволочье, захваченное польскими войсками, прибыл король Стефан Баторий. Здесь он провел военный с...

8 августа 1813 года

8 августа 1813 года

В Великих Луках открыта публичная библиотека – первая в губернии. Инициатива ее создания принад...

Выставки

«Он знал дорогу к Пушкину»

«Он знал дорогу к Пушкину»

к  дню рождения С. С. Гейченко Семен Степанович Гейченко (1903-1993) директор Гос. музея-з...

Псковские факты

Россия знает псковских святых

Россия знает псковских святых

«Псковская пятница» к Дню России рассказывает как псковские святые князья стали почитаться по в...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru