Н.В. Левин. Архитектор Нестурх об археологических находках

Фёдор Павлович Нестурх (1857-1936), окончив Императорс­кую Академию Художеств, 12 лет, с 1888 по 1900 гг., служил псковс­ким городским архитектором. Ряд его крупных работ украсил Псков. Среди них следует назвать здания духовного училища и городской богадельни на левом берегу Великой, Коммерческого банка на углу Плоской и Великолуцкой, Епархиального женского училища на углу Спасской и Успенской (ул. Калинина, 1), трёхэтажные казармы Ени­сейского полка на правом берегу Псковы, частные дома Гессе на Сергиевской (Октябрьский пр-т, 12) и Лапотниковых на Великолуц­кой... Сведения о его жизни и творчестве приведены в «Псковской правде» 12.02.1977 г. и в «Молодом ленинце» 1, 13, 15, 20 июня 1989 г.

Многолетняя работа над чертежами и сметами, в том числе и в Пскове, не имевшем тогда электрического освещения, привела в ста­рости к полной слепоте. В конце жизни, на досуге, у себя на родине в Одессе он диктовал жене подробные мемуары. Их подлинник хра­нится в Центральном музее литературы и искусства Украины (Киев). Это - не сухое перечисление трудов архитектора, а живые воспоми­нания о людях, интересных фактах, возникавших в работе трудно­стях. Псковские страницы мемуаров имеют ценность для местных историков, поскольку архитектор проявлял интерес и к древним по­стройкам.

В частности, Нестурх заинтересовался находками, обнаружен­ными им при постройке на северо-западном углу Плоской (Профсо­юзной) и Великолуцкой улиц здания Коммерческого банка. После войны на этом месте поставлен жилой дом с угловым магазином «Алмаз» (ул. Советская, 9). Строительство банка велось в 1897-99 годах и начиналось со значительной выемки грунта, так как не толь­ко под зданием, но и под дворовой территорией следовало устроить обширные подвалы для магазинов, запроектированных по всему перво­му этажу. Вот как Мария Эмилиевна Нестурх 3 июля 1934 г. изложила окончание рассказа мужа о постройке Коммерческого банка:

«Едва не упустил записать очень интересное обстоятельство, касающееся постройки Банка, а именно: на том месте, где построен этот Банк, в своё время стояла церковь во имя "Папы Климента, что на болоте», или даже, кажется, «что на Козьем болоте» - странно, но

это так. Главная часть города между обеими реками в общем очень возвышенная, и в то же время она была какой-то болотис­той. Вот, например, при постройке дома Гессе часть к улице не­сомненно была значительно пониженная и затем засыпана всяки­ми отбросами. Летопись города и название местности, где Банк, также говорит о болоте. Сама Великолуцкая улица, по крайней мере в её части ближе к центру, была, видимо, сильно болотистая, так как мне говорили, что для проезда по ней укладывались попе­рек несколько рядов брёвен, по которым собственно и ездили.

При сплошной выемке грунта под всем дворовым участком для постройки, натолкнулись на оставшиеся фундаменты сказан­ной церкви с ясной, несомненной обрисовкой именно церковного здания, с алтарными полукруглыми апсидами и прочим. Можно только пожалеть, что при недостатке времени, некоторых средств и других благоприятных условий не было снято и зарисовано то, что представлялось глазам, и всё это безжалостно и невежествен­но (в чём и я, увы, принимал участие) разбиралось бесследно.

Два приёма конструкций фундаментов ясно свидетельствуют об избытке влаги, то есть подтверждают, что местность была болоти­стая. Первое: то, что фундаменты церкви основаны были на лежнях, что делается всегда при слабости грунта и вполне достаточной про­питанности его влагой. Второй приём, который мне был совершенно нов и неизвестен по учебникам и строительной практике - это то, что на некоторой высоте фундамента, в толщине его, заделаны были по длине фундамента деревянные брусья с желобами в них для собира­ния воды в толщине фундамента и её отвода наружу. Пластины, употреблённые на лежни, были шириною 12 или 14 вершков, хороше­го тонкослойного соснового леса, свидетельствовавшего, что при срубе дерева ему было не менее 300 лет. Означенная церковь в числе других 33-х церквей была разобрана по приказу Петра Великого, как это значится в летописях города.

Таким образом, в круглых цифрах имеем, что дерево до сруба просуществовало не менее 300 лет и в виде лежней пролежало под фундаментами церкви не менее 600 лет - всего не менее 900 лет, то есть что зародилось это дерево возможно ещё в конце Х-го века, церковь же построена была в конце XIII столетия. Лес этот меня заинтересовал, я распорядился несколько штук перевезти к себе и, когда он достаточно просох, заказал столяру большой стол для детей и себе большую чертёжную доску, а также несколько образчиков этого дерева. Детский стол был чистой столярной работы и отпо­лированный. При переезде на службу в Одессу стол пришлось оставить в Пскове, доска же и сейчас ещё сохраняется у меня. На образчиках и, кажется, с исподней стороны стола и чертёжной доски записаны были даты, данные мне местным археологом Ва­силёвым по летописи; образчики где-то разошлись у меня; после­дние два экземпляра их переданы были мною в музей школы десятников Одесского технического общества, как пример того, что дерево, поставленное в одинаковые условия сухости или влаж­ности, может сохраняться неопределённо долгое время, и в дан­ном случае оно прекрасно сохранилось».

В этом рассказе наиболее интересно описание архитектором строительных приёмов древних псковских зодчих, их способов борь­бы с сырой почвой. К тому же более определённым становится местонахождение не сохранившегося храма.

Конечно, вызывает недоумение его название, приведённое Нестурхом. Кроме церкви Климента, папы римского, бывшего Драчилова монастыря на левом берегу Великой, в псковской истории не встречались сведения о другом одноимённом храме. Остаётся отнес­ти недоразумение на вполне допустимую забывчивость, поскольку со времени постройки здания Коммерческого банка до написания мему­аров прошло 35 лет. Пожалуй, нет исследователей, которые сомнева­лись бы, что на этом месте находилась церковь Спаса у Старого костра. Митрополит Евгений (Болховитинов) в «Истории княже­ства Псковского» отметил, что эта церковь упразднена в 1786 году, а её здание «отдано для устроения Лютеранской Кирхи», то есть было разобрано, и материал использован на постройку кирхи.

В приведённом отрывке из мемуаров есть ещё одно свидетель­ство несовершенства человеческой памяти. Фёдор Павлович на­прасно упрекал себя в том, что не зафиксировал увиденные остатки храма. Секретарь Псковского археологического общества Ф. А. Ушаков включил в «Каталог вещам и документам, хранящимся в музее Псковского археологического общества. 1897 г.» по разделу «Планы и карты» под № 29 «План церкви, часть стен которой и фундамент обнаружены при земляных работах по постройке здания Псковского коммерческого банка по Великолуцкой улице в 1897 г. Составлен городским архитектором Ф. П. Нестурхом для Псковско­го археологического общества». К сожалению, этот план, очевидно, не сохранился. По крайней мере, в древлехранилище Псковского му­зея-заповедника фонд № 918 церкви Спаса от Старого костра содержит лишь три документа: выпись из писцовой книги 1630 г., данную на две лавки 1707 г. и ирмологий XVII в.

О том, что Нестурх интересовался историей найденной церкви, свидетельствует его ссылка на И. И. Василёва. Это косвенно под­тверждает и сам Василёв в «Археологическом указателе г. Пскова и его окрестностей», изданном в 1898 г., то есть наследующий год после земляных работ: «Спас у Старого костра строена в 1384 г., вновь строена в 1438, упоминается под 1454, 1478 по случаю погребе­ния в ней посадника Алексея. Кажется, при копании в 1897 году фундамента под здание коммерческого банка найдены остатки нижнего этажа этой церкви».

Большой интерес к земляным работам, проводившимся Нестур­хом в связи с постройкой здания банка в 1897 г., а также дома Лапотниковых в 1896 г. на левой стороне той же Великолуцкой улицы (южнее метров на сто) проявил Фёдор Алексеевич Ушаков. Уже в мае 1897 года на заседании ПАО он доложил реферат «О древности Пскова по находкам и указаниям летописи на Псковский городец». Реферат упомянут в годовом отчёте о занятиях Общества за 1897 г., включённом в журнал заседаний ПАО от 22 января 1898 г,, причём отмечено, что «доклад был основан главным образом на раскопке, произведённой в г897 г. Псковским коммерческим банком на углу Великолуцкой и Плоской улиц, для постройки нового здания под банк». Затем текст доклада публиковался в «Записках Импера­торского русского археологического общества» за 1901 г. и через год вышел отдельным оттиском под названием «Псковский городец и Мирож, как места первых псковских поселений".

Свои наблюдения Ф. А. Ушаков изложил так: «Псковский ком­мерческий банк, желая на всём купленном им месте построить дом с углублённым подвальным этажом, могущем заменить отсутствие дво­ра, был принуждён сделать выемку земли в 25 саж. длины, 12 саж. ширины и 7 с половиной аршин глубины. Эта значительная раскопка обнаружила последовательные слои деревянных помостов фунда­мент древней церкви и основание плитяной стены в 4 аршина толщи­ною. Стены ямы, особенно прилегающие к Великолуцкой улице, были прорезаны прокладками брёвен с наложенными на них досками, пред­ставлявшими остатки от старых деревянных мостовых; притом са­мый нижний помост был обнаружен на семиаршинной глубине. При углублении в почву ещё на 1 аршин ниже последнего помоста, под ним оказалась материковая плита, составляющая общее основание г. Пскова. Упомянутый нижний помост, состоящий из толстых колотых сосновых досок, постланных на 12-вершкового диаметра полубревенчатые лежни, оказался лучше других сохранившим­ся: верхняя настилка его хотя и достаточно повреждена ездою, но, тем не менее, как она, так в особенности лежни, пропитанные смолой, сохранились настолько, что с большим сопротивлением поддавались топорам рабочих, принуждённых извлекать их по частям на месте выемки. Сохранённый мною кусок дерева от лежня, удержавший до вынутия из земли свой жёлтый цвет и крепость, вызвал удивление присутствовавшего при перерубании лежней г. Кёбера (начальника почтово-телеграфной конторы — Н. Л.); но ещё большего удивления заслуживает то обстоя­тельство, что помосты, вышележащие, почти совсем истлели и легко поддавались не только топорам, но просто заступам землекопов. Эти верхние слои помостов были расположены следующим обра­зом: второй снизу помост находился на расстоянии 1 арш. от нижнего, а в полутора аршинах от последнего был положен верхний помост, засыпанный четырёх с половиной аршинным слоем земли».

Обнаруженное при выемке земли основание плитяной стены толщиною в четыре аршина позволило Ушакову сделать важный вывод, что это - так называемая стена посадника Бориса 1309 г., которую прежние историки (Костомаров) ошибочно смешивали со Средней стеной 1375 г.

Историкам неизвестны другие каменные храмы возле Старого костра - проездной башни на Великой улице в стене посадника Бори­са 1309 г. (В Сборном плане Пскова, составленном Ф. А. Ушаковым, он указал рядом, на месте дома Лоховых, церковь апостола Луки. Однако, судя по Псковской I летописи, она построена позднее, в 1519 г., и была деревянной). Возведённое Нестурхом здание Коммерчес­кого банка находилось тогда на правой, западной стороне Великолуц­кой улицы. Между тем, И. К. Лабутина в «Исторической топогра­фии Пскова в XIV - XV вв.» отметила, что Спасо-Преображенская церковь у Старого костра «изображена на планах XVIII в. на той же стороне Большой улицы (термин офицерских описей), что и церковь Михаила архангела», то есть на левой её стороне. Это свидетель­ствует о том, что до значительного изменения направления псковс­ких улиц, произведённого при императрице Екатерине II, Большая (Великолуцкая) улица проходила западнее Спасской церкви и Ком­мерческого банка, ближе к р. Великой.

Говоря о вещах, найденных тогда при разборке остатков церкви, Нестурх не упомянул о предметах, переданных им в музей ПАО. Сведения о них Н. Ф. Окулич-Казарин привёл в «Путеводителе по музею Псковского археологического общества» (Псков, 1908, с. 62), давая описание археологических находок, размещённых во второй комнате музея:

«29. Обломок железного ножа. Найден в 1897 году при рас­копке двора г-жи Титовой, на углу Великолуцкой и Плоской улиц, где ныне здание Псковского коммерческого банка.

При этом были открыты остатки церкви Спаса у Старого Кос­тра; на полу этой церкви были найдены следующие предметы: обло­мок ножа (№ 29), нож (№ 30), обломок меча (№ 63), железное кольцо (№ 64), сгоревшие зёрна ржи, маленький кусок нижнего дере­вянного помоста, кусок центы и некоторые другие вещи. Эта раскоп­ка показала, что Великолуцкая улица и прилегающие к ней дворовые места по р. Великой засыпаны семиаршинною искусственною тол­щею земли. Близ отрытой церкви найдена часть плитяной городской стены в 4 аршина толщиной, построенной, вероятно, при посаднике Борисе в 1309 году. На дне выемки найден помост, сделанный пско­вичами на Торгу в 1308 г. Все упомянутые вещи доставлены в Му­зей городским архитектором Ф. П. Нестурхом».

Отметим кстати, что на заседании 22 декабря 1897 г. Ф. П. Нестурха избрали действительным членом Псковского археологи­ческого общества. Впрочем, Фёдор Павлович связывал своё член­ство в ПАО с другим подарком - кладом, который он сдал в музей: «Мне самому как-то при земляных работах, невдалеке от дома-особ­няка Сутгофа, рабочими была передана найденная в земле неболь­шая заклёпанная часть ружейного дула, как оказалось, наполненная серебряными рублёвыми монетами времени царей Алексея Михайло­вича и Петра Алексеевича. Несколько из этих монет я оставил у себя, остальное всё передал в Археологическую комиссию (так он называл ПАО - Н.Л.), которая в ответ прислала мне сохранившуюся членскую грамоту».

Более обстоятельно некоторые находки, переданные Нестурхом в музей ПАО, описаны Ф. А. Ушаковым. В упомянутом «Каталоге» 1897 г.автор выделил особую таблицу № XIII «Вещи, найденные при раскопке в 1897 г. на дворовом месте К. Титовой на углу Вели­колуцкой и Плоской улиц, где ныне выстроено здание Псковского коммерческого банка". В таблице перечислены:

«1. Железный нож с деревянной рукояткой, оправленной в же­лезную с эмалью оправу, с кольцом для носки его на поясе. Очень заржавленный.

2. Конец обоюдоострого меча.

3. Небольшой железный ржавый нож.

4. Железное кольцо.»

По поводу этих четырёх предметов сделано примечание: «Все означенные вещи найдены в подвальном этаже здания старинной церкви». Ещё один предмет - «5. Кусок дерева от нижнего деревян­ного помоста» имеет отдельное примечание: «Этот кусок консерви­рован при перерубке толстого лежня, на котором была уложена де­ревянная мостовая 1308 года. Прелестно сохранившийся помост обязан сохранности своей тому обстоятельству, что находился в грунтовой воде, на глубине 7 аршин». Речь идёт о том самом куске лежня, который вырубили по просьбе Ф. А. Ушакова (см. выше).

Для историков, искусствоведов и архитекторов представляет интерес рассказ Нестурха о своей работе в Мирожском монастыре.

«Петербургский археологический комитет для реставрации Мирожского собора составил особую художественно-техническую ко­миссию из специалистов во главе с художником и академиком Миха­илом Петровичем Боткиным и художниками-архитекторами академи­ками Преображенским Михаилом Тимофеевичем и директором Ху­дожественно-промышленного училища имени Щиглица Котовым Гри­горием Ивановичем. По просьбе этой комиссии я также принял уча­стие в работах и принял на себя исполнение технической части работ по реставрации с необходимыми исследованиями, руководством этим делом в архитектурном и хозяйственном отношении.

Здесь надо сказать, что собор, находясь почти у самого берега реки, стоял при том довольно низко, и при разливе реки, особенно высоком, весь низ его заливало водой, пропитавшей, разумеется, как стены собора, так и грунт снаружи и внутри собора, что влекло порчу каменной кладки стен, пилонов и штукатурки собора, особенно ниж­ней части его. Все сказанные повреждённые части мною были заме­нены новой кладкой, основание же для пола собора сделано бетон­ное.

Здесь мне самому пришлось убедиться в большой крепости сде­ланных частей основания под соборные пилоны. Вышло так, что они ошибочно были сделаны несколько выше, чем следует, и когда при­шлось сбивать, то работать пришлось как бы со стальным монолитом. Снаружи собора приняты были также меры для того, чтобы вода после наводнения не задерживалась и без подмочки грунта у стен собора свободно могла бы стекать обратно в реку. Осталось в памяти, что при исправлении штукатурки в алтарной части собора был открыт кирпич древней кладки с рельефными знаками и надписями и что я распорядился его не заштукатуривать, заделав против него в штукатурку только стекло.

При исследовании главной крыши собора по оставшимся сле­дам кладки в стенах ясно было видно, что первоначальная форма крыши была иная и состояла из четырёх фронтонов, по фронтону с каждой стороны собора, что, насколько помню, и было восстановлено. Припоминается также, что приняты были меры для возможно лёгко­го открывания соборных окон с целью наилучшего проветривания собора в весеннее время, когда требуется наискорейшее нагревание стен для уменьшения конденсации паров тёплого воздуха на стенах собора.

У самого собора с южной стороны было кладбище для захоро­нения монахов, а также оказались похороненными монахи и в папер­ти храма, так что при исследованиях и строительных работах прихо­дилось тревожить их прах. Помню, что в этой последней части были подняты плиты, одна сторона которых была покрыта сплошь рельеф­ными отчётливыми надписями славянской вязью. Трудно было, да и не было времени разбираться в них».

Архитектор сообщил Псковскому археологического общества о предстоящих работах по Спасо-Преображенскому собору. Это видно из журнала заседания ПАО от 12 мая 1898 г.:

«I. Ф. П. Нестурх сделал доклад по поводу Мирожского мона­стыря. Он заявил, что комиссия, в которой и он состоит, как архитек­тор, с разрешения Святейшего Синода, под председательством Преос­вященного Антонина, приступила к работам по реставрации храма Преображения Господня в Спасо-Мирожском монастыре. Цель ко­миссии, как выяснил докладчик, главным образом состоит в приведе­нии этого храма в такой вид, чтобы в нём возможно было совершать богослужение. Затем докладчик заявил, что дело это настолько ре­шённое, что уже материал, необходимый на починку храма, закуплен и доставляется в монастырь.

Собрание, приветствуя доброе начинание, выслушало эту но­вость с большим интересом и благодарило докладчика, познакомив­шего Археологическое общество, восемь лет дожидавшее этого со­бытия».

Впрочем, Фёдор Павлович в мемуарах выразил удивление, что в дальнейшем он не заметил интереса членов ПАО к работам, веду­щимся в Мирожском монастыре. Семья Фёдора Павловича почти девять последних лет, с июня 1891 г., снимала квартиру на втором, деревянном этаже полукаменно­го дома вдовы сенатора Антонины Николаевны Капгер на Губерна­торской улице. Его современный адрес: дом № 12 по улице Некра­сова. Естественно, что внимание архитектора привлекли находившие­ся рядом, в саду, живописные развалины старинного здания на меже с соседом - генералом Макаровым. Они носили в Пскове романтич­ное название: «дворец Марины Мнишек». Мемуарное описание Не­стурхом этого уникального древнего здания полностью приведено в краеведческом очерке «Загадки «дворца Марины Мнишек», опубли­кованном в 2001 году журналом «Псков» № 15.

К сожалению, следующие затем заметки Нестурха о Поганкиных палатах оказались краткими и не дают современным исследова­телям новых сведений.

Мемуары Ф. П. Нестурха содержат также интересные оценки многих псковских общественных деятелей того времени (Сутгофа, Агапова, Зубчанинова, Фан-дер-Флита...), но это выходит за рамки нашей темы.

 

***

Левин, Н. Ф.   Архитектор Нестурх об археологических находках / Н. Ф. Левин // Археология и история Пскова и Псковской земли: материалы науч. семинаров за 2001-2002 гг. - Псков, 2003. - С. 94-102.

Сего Дня

16 октября 1465 года

16 октября 1465 года

Архиепископ Новгородский и Псковский Иона прибыл мирить псковичей с новгородцами. После длительной р...

16 октября 1819 года

16 октября 1819 года

Архиепископ Псковский Евгений (Болховитинов) пишет из Пскова библиографу Публичной библиотеки В. Г....

16 октября 1879 года

16 октября 1879 года

Археологической комиссии представлен труд Годовикова «Описание и изображение древностей Псковской гу...

Выставки

Александр Невский - защитник земли Русской

Александр Невский - защитник земли Русской

Князь Александр Невский прославил свое имя в борьбе со шведами, немцами и литовцами, которые стремил...

Конкурс

Итоги конкурса «Псковская книга – 2017»

Итоги конкурса «Псковская книга – 2017»

17 апреля на открытии XV Международного книжного форума «Русский запад» были награждены победители о...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru