Выступления В. Д. Белецкого в разные годы на семинаре «Археология и история Пскова и Псковской земли»

arxeologia sbornikБелецкий В. Д. Итоги археологического изучения Довмонтова города средневекового Пскова

Довмонтов Город — трапециевидный в плане участок псковской крепости, площадью около 1,5 га — непосредственно примыкает с юга к Персям (южной крепостной стене детинца псковского Кремля. Письменные источники и иконографические материалы сообщают о постройке на территории Довмонтова города в разное время более 20 культовых построек. В литературе этот участок Пскова связывается обычно с административным и культовым центром Псковской феодальной республики.

Археологические исследования Довмонтова Города были впервые проведены в 1945 г. экспедицией ИИМК АН СССР под руководством С. А. Таракановой. С 1956 г. по настоящее время исследования здесь ведет экспедиция Государственного Эрмитажа. На 1979 год в общей сложности вскрыто около 10 тысяч кв. м площади при мощности слоя от 3,7 до 7 м.

Культурные отложения в Довмонтовом Городе отчетливо разделяются на два стратиграфических слоя. Нижний, мощностью до 1 м, представляет собой чернозем, насыщенный грунтовыми водами и содержащий остатки деревянного строительства от рубежа IX—X до XIII вв. Вышележащие отложения содержат шлейф прослоек строительного мусора, отражающий процесс застройки территории Довмонтова Города каменными сооружениями, возводившимися, главным образом, в эпоху Псковской феодальной республики.

За годы археологического изучения Довмонтова Города удалось обнаружить, зафиксировать и частично музеефицировать 18 каменных построек: 11 храмов, 6 гражданских построек и остатки крепостных сооружений.

Среди исследованных культовых построек наибольший интерес представляют церкви Дмитрия Солунского XII в., Тимофея Газского XIII в., Кирилла XIV в., а также Николы с Гребли и Покрова Богородицы XIV в., сохранившие на своих стенах остатки фрескового убранства. Полученные при изучении культовых построек материалы позволяют по-новому оценить процесс сложения псковской школы зодчества и монументальной живописи.

Среди гражданских построек, открытых раскопками, наибольший интерес представляют здание рубежа XII - XIII вв., на месте которого в 1635 г. был поставлен Дворцовый Приказ, постройка второй половины ХШ в. с подземным ходом под крепостную стену к берегу р. Великой, в республиканское время использовавшаяся под один из городских архивов, «поповская изба» XV — XVII св., крыльцо приказных палат XVII в.

Из остатков крепостного зодчества исследована крепостная стена второй половины ХIII в. и остатки надвратной башни — так называемые «Святые ворота».

Исследования Довмонтова Города позволили восстановить историческую топографию этого участка Пскова. На первом этапе (конец IX — первая половина ХIII в.) территория Довмонтова Города представляла собой участок средневекового посада, в пределах которого новгородским князем Всеволодом-Гавриилом Мстиславичем был поставлен храм Дмитрия Солунского.

Второй этап (вторая половина ХIII — начало XIV в.) связывается с сооружением на территории Довмонтова Города трех каменных храмов, постройкой окружающих этот участок крепостных стен, прекращением функционирования здесь деревянной посадской застройки и появлением каменного жилого здания с потайным ходом. С этого времени Довмонтов Город превращается, по-видимому, в административный центр Пскова, что можно связывать с деятельностью князя Довмонта-Тимофея. Не исключено, что каменная жилая постройка представляла собой остатки палат князя.

Третий этап (XIV—XV вв.) характеризуется бурным строительством в черте Довмонтова Города каменных культовых построек. По-видимому, в эпоху существования Псковской феодальной республики, Довмонтов Город становится, главным образом, религиозным центром Псковской земли.

Четвертый период истории Довмонтова Города (XVI —XVIII вв.) связан с постепенным обветшанием храмов на его территории. Завершение этого процесса относится к 1831 г., когда в Довмонтовом Городе был разобран последний «ветхий» храм.

Тезисы докладов 1980 год «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ»

beletskiy raskopki

Белецкий В. Д. , Белецкий С. В. Именные владычные печати Пскова

Печати, несущие на атрибутивной стороне имя новгородского архиепископа, а на оборотной — изображение ветхозаветной Троицы, являются в настоящее время одной из наиболее массовых сфрагистических групп Пскова. Известно более 260 моливдовулов от девяти пар матриц, содержащих шесть имен владык: Евфимий, Иона (2 пары матриц), Феофил (2 пары матриц), Сергий, Геннадий (2 пары матриц), Серапион. У ряда типов матриц оборотной стороны являются общими (Иона-2 — Феофил-1; Феофил-2 — Сергий, Геннадий-2 — Серапион).

Анализ размеров матриц показал, что одновременно изготовленные пары матриц имели одинаковые размеры, а при переходе матрицы оборотной стороны в новую пару, вновь изготовленная матрица атрибутивной стороны отклонялась по размеру на 1 мм в ту или другую сторону. Это дало основание рассматривать матрицы печатей Евфимия и Ионы (1-я пара матриц), как случайно сложившиеся комплекты, в которые матрица оборотной стороны перешла от печатей предшествующего времени. Таким образом, в намечаемой сфрагистической линии имеется не менее двух лакун, которые должны заполниться неизвестными пока типами печати.

Сопоставление сфрагистических материалов с данными письменных источников о новгородских владыках и об отношениях владыки с Псковом позволяет наметить узкие даты употребления каждого типа печати в делопроизводстве (подчеркнуты намеченные лакуны): Евфимий, 1442—1447; Евфимий, 1447—1458; Иона, 1458 — 1462 (1465?); Иона-1, 1465—1469; Иона-2, 1469—1470; Феофил-1, 1470—1471; Феофил-2, 1471 —1482; Сергий, 1483—1484; Геннадий-1, 1485—1486; Геннадий-2, 1486—1504; Серапион, 1506—1509.

Анализ размеров свинцовых кружков (собственно печатей) показал, что все выявленные типы распадаются на три хронологических пласта. «Ранний пласт» (Евфимий, Иона) характеризуется изменением заготовок от «больших» к «малым». «Средний пласт» (Феофил, Сергий) фиксирует изменение размера заготовок от «малых» к «большим». «Поздний пласт» (Геннадий, Серапион) вновь дает переход от «больших» заготовок к «малым».

По стилистическим особенностям оформления все печати могут быть разделены на две группы. Ранняя (Евфимий, Иона, Феофил, Сергий) характеризуется помещением на атрибутивной стороне многострочной надписи, содержащей имя и титул владыки. У поздней группы (Геннадий, Серапион) центральное поле атрибутивной стороны занято выписанным вязью именем архиепископа. Его окружает поясок арабесок (Геннадий) или круговая надпись, содержащая титул (Серапион). Изменение в оформлении атрибутивной стороны связано, по-видимому, с изменением характера поставления владыки: начиная с Геннадия, новгородский архиепископ не избирался по жребию, а назначался московским митрополитом.

Существенно, что на владычных буллах XVI в. (Макарий, Серапион II, см.: Корпус, № 477, 476), так же, как и на печатях Геннадия, титул отсутствует. Это связано, вероятно, с изменением статуса владыки, низведенного со второй ступени русской церковной иерархической лестницы до положения рядового архипастыря (А. С. Хорошев). Наличие титула на печатях Серапиона I объясняется личными качествами владыки, проводившего политику независимости от Москвы. После низведения Серапиона I с кафедры, осуждения и заточения, новгородская владычная кафедра более 17 лет оставалась вакантной, а на печати следующего владыки — Макария — имя выписано таким образом, что места для размещения титула уже не остается.

Количественное соотношение имеющихся владычных булл показывает решительное преобладание печати Феофила и Геннадия (около 100 экз. у каждого), меньше печатей Ионы (около 50) и Серапиона (22 экз). Печати Сергия и Евфимия единичны. Однако количественное соотношение булл не отражает реальную картину активности владычных наместников каждого конкретного архиепископа. Динамика распределения печатей каждой пары матриц по годам употребления этой пары в делопроизводстве показывает, что среднее число документов, скрепленных владычной печатью в период между 1465 и 1509 гг., составляет менее 10 в год и имеет тенденцию к сокращению (от 8 при Ионе к 4 при Геннадии). Всплеск приходится на первый год владычества Феофила (14 булл), а в годы владычества Серапиона I наблюдается некоторый подъем; среднее ежегодное количество документов, скрепленных владычной буллой, составляет шесть.

Материалы семинара 1983 года «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ». Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Белецкий В.Д.  (Ленинград). Работы в Псковском Kpeмле в 1983 г.

Экспедиция Государственного Эрмитажа вела работы на площадке Псковского городища и в Довмонтовом Городе.

На городище проведены исследования близ Выставочного зала. Культурный слой здесь достигает мощности 3,5 м, распадается на три стратиграфических слоя. Верхний слой строительного мусора содержал материал XVIII—XIX вв. Здесь были найдены единичные предметы XIII—XVII вв. Основной слой, представлен гумусом интенсивно черного цвета с включением органических остатков, прослойками золы, песка, угля и проч. В верхней части слоя открыты деревянные конструкции, датированные по керамике и вещевым находкам IX—X вв. В основании этого слоя вскрыты фрагменты глинобитных полов построек VIII—IX вв. Нижний предматериковый слой серо-желтой супеси содержал находки исключительно лепной керамики, среди которых были фрагменты сетчатых сосудов. С предматериковым слоем связаны остатки четырех построек, углубленных в материк. В одной из построек была найдена исключительно сетчатая керамика.

В Довмонтовом Городе проводилось доследование храма № 1. В четверике храма на площади 20 кв. м вскрыты полы храма. Установлено наличие здесь четырех последовательно сменивших друг друга полов. Два из них были устроены в XVI в., два — в XIV столетии. Под каменными конструкциями храма открыто захоронение, датировка которого определяется в пределах не позднее первой половины XIV в.; частично это захоронение было нарушено фундаментом подкупольного столба постройки.

В храме обнаружены остатки клада. Он состоял из шести серебряных монет, трех фрагментов басмы и остатков железной коробочки, в которой, по-видимому, и помещался. Клад датирован первой половиной XVII в. (определение П. А. Шорина). Интерес представляют фрагменты басмы XV—XVI вв., сохранившей подпись мастера-торевта.

В слое между полами и на раскрытых участках стен храма обнаружены фрагменты фресок. Среди них особо отметим фрагменты лика трубящего ангела из композиции «Страшный суд» и лика молодого святого.

Краткие тезисы докладов научно-практической конференции 1985 год «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ»

Белецкий В. Д., Белецкий С. В. (Ленинград, Москва). Изображения Троицы на актовых печатях Пскова к иконографии композиции

 На реверсе печатей владычных наместников Пскова второй половины XIV — начала XVI вв. помещено изображение ветхозаветной Троицы. Оно связывается с символикой главной святыни Пскова - собора Св. Троицы. Изображение Троицы указывало на принадлежность буллы к атрибутам юрисдикции псковских владычных наместников.

При функциональном «равенстве» изображений, они не являются адекватными друг другу. Различает их наличие или отсутствие целого ряда характерных деталей, имеющих значение для понимания философского догмата Св. Троицы: наличия или отсутствия перекрестия в нимбах центрального и боковых ангелов, наличие в левых руках ангелов жезлов или свитков, либо отсутствие их, жесты правых рук ангелов, сервировка трапезного стола и т. п. Такие различия, можно полагать, не могли нести случайного характера и объясняться лишь вкусом или степенью мастерства торевтов, изготавливавших матрицы печати.

Догмат Троицы является краеугольным в христианской религии. В основе иконографического сюжета лежит библейский текст о гостеприимстве Авраама и Сарры и предсказанием одним из трех явившихся столетнему старцу странников рождения сына. Поэтому, изображение ветхозаветной Троицы  -  «всегда рассказ с вытекающими отсюда законами места, времени и действия» (Г. И. Вздорнов).

В IV в. н. э. (на Вселенском соборе 381 г.) был принят догмат о триединой сущности божества, воплотившегося в трех странниках. С этого времени изображения Троицы получили широкое распространение. Однако единый иконографический тип выработан не был, поскольку богословское толкование догмата Троицы не было однозначным. «Никто из святых отцов и учителей церкви не сомневался, что в этом рассказе скрывалось одно из бывших Аврааму Богоявлений; Однако, были разногласия в следующем: а) являлся ли Аврааму Господь с двумя ангелами; б) или то были просто три ангела, служившие средством к внешнему обнаружению через них Божества; в) или же, наконец, то были в виде ангелов все три лица Святой Троицы» (С. Голубцов).

В иконографии постепенно сформировались два основных типа композиции:

1) изокефальное построение, отличительным признаком которого является фронтальное размещение трех фигур ангелов в ряд позади трапезного стола;

2) композиция, вписанная в полукруг с выделением центрального ангела, возвышающегося над прочими фигурами. Изокефальное построение -  раннехристианское, нашедшее свое выражение в западной иконографии. Ангелы при этом построении мыслились как равные по достоинству друг другу (Н. В. Малицкий). Возможно, такое построение явилось в результате учения Блаженного Августина и других западных отцов церкви, склонявшихся к мнению, что в Богоявлении Аврааму участвовали три ангела (С. Голубцов). Иконографический тип с выделением центрального ангела отражал другое догматическое понимание Троицы: богоявление Аврааму трактовалось как явление Христа в сопровождении двух ангелов. Это толкование восходит, по-видимому, к Иоанну Златоусту (С. Голубцов).

В конце XIII - начале XIV вв. в Пскове употребляется анонимная булла общеновгородского типа (аверс: изображение Богоматери-Знамение, Воплощение или Оранта; реверс: крест па подножии). После изменения отношений Пскова с Новгородом, зафиксированного Болотовским договором (первое упоминание -1348 г.), печать владычного наместника Пскова получает принципиально иное оформление: аверс: многострочная атрибутивная надпись; реверс: изображение Ветхозаветной Троицы). До середины XV в. владычная булла Пскова анонимна. Со времени владычества Евфимия II атрибутивная надпись включает имя новгородского архиепископа. Этот тип печатей бытует до 1509 г.

В псковской сфрагистике зафиксировано не менее 12 пар матриц владычных печатей с изображением Св. Троицы. «Поматричный» анализ печатей позволил выделить девять матриц реверса.

Две матрицы анонимных владычных печатей (A1,2) фиксируют совершенно идентичную иконографическую схему: все три ангела имеют крестчатые нимбы, что позволяет расценить композицию, как попытку передать догмат о триедином божестве. Благословляющий жест центрального ангела и буква «X» около него (сокращение от Христос) указывают, что центральная фигура рассматривалась как воплощение образа Иисуса. На это же указывает увеличенный размер центрального ангела. Третья матрица (А3) дает дробное изображение композиции «Гостеприимство Авраама и Сарры»: включает, кроме ангелов и трапезного стола, фигуры Авраама, Сарры и сцену заклания тельца. Все три ангела имеют нимбы, лишенные перекрестий. Центральная фигура несколько увеличена по сравнению с боковыми. Это позволяет сопоставить изображение с Троицей на фреске в ц. Спаса на Ильине улице в Новгороде, принадлежащей кисти Феофана Грека. По мнению Г. И. Вздорнова, Троица Феофана фиксирует авторитарное понимание догмата, при котором центральный ангел является воплощением Христа, явившегося Аврааму в сопровождении двух ангелов. По-видимому, такая интерпретация применима и к изображению на псковской печати.

Наиболее ранняя из матриц именных печатей датируется около 1442 г. Композиция выполнена уверенной рукой хорошего мастера. Фигуры ангелов вписаны в круг. Ближайшей аналогией композиционному построению является Троица Андрея Рублева. В рублевской Троице совмещены две основные философские идеи; триединство божества и таинство евхаристии. Изображая Троицу на псковской печати 1442 гг., торевт исходил из иного прочтения богословской идеи: центральный ангел выделен крестчатым нимбом, над левым крылом его надпись iC—ХС. Здесь, мы безусловно располагаем изображением Троицы, символическое значение которой восходит к авторитарной интерпретации догмата.

Изображению па матрице 1466 г. присуща композиционная незавершенность. Боковые ангелы размещены по бокам трапезного стола, но фигуры их спрямлены и композиция в целом приближается к изокефальному построению. Нимбы всех трех ангелов лишены перекрестий, в руках у них учительские свитки. Ближайшей аналогией является знаменитая храмовая икона Троицкого собора Пскова (ГТГ). «На Псковской Троице ярко выражена идея троичности божества, равенство лиц и тождество их» (С. Голубцов). Эта интерпретация применима и к печати 1466 г.

На матрице 1469 г. вес три ангела изображены с перекрестиями в нимбах. Фигура центрального ангела заметно увеличена, а в рукавах креста прослежены буквы. Этот иконографический тин соответствует ортодоксальному прочтению догмата о триединстве божества и персонифицирует центрального ангела как Иисуса. Важно, что торевт не понимал евхаристийного значения чаши на трапезном столе. Он изобразил в сервировке трапезы три чаши по числу ангелов, тем самым, превратив чаши в элемент композиции «Гостеприимство Авраама».

Матрица 1471 г. дает иконографический тип Троицы аналогичный вышеописанному (за исключением выделения центрального ангела). Изображение характеризует тяга резчика к избыточной орнаментальности в проработке деталей. Композиция плоскостная, изображение излишне геометризировано.

Матрицы 1484 и 1486 гг. чрезвычайно близки между собой. Изображение выполнено в технике высокого рельефа, мастерски вписано в круг. Удивительная точность передачи пропорций человеческой фигуры, выражения лиц, складок одежд, подчеркивающих объем тела - показывают, что матрицы резались исключительно талантливыми торевтами. В обоих случаях фиксируется рублевский извод композиции, но данный в зеркальном изображении: центральный ангел изображен в повороте влево, в обращении к ангелу, сидящему ошую. Связывать зеркальность композиции с ошибкой мастера, резавшего матрицу без учета на оттиск, не приходится. Несмотря на близость композиционного построения матриц 1484 и 1486 гг., между ними существуют различия. Матрица 1484 г. фиксирует крестчатые нимбы у всех трех ангелов. На матрице 1486 г. крестчатый нимб только у центрального ангела. Отличие имеет безусловно догматическое значение: Троица на булле 1484 г. соответствует ортодоксальному догмату триединства божества, в то время как Троица на булле 1486 г. несет изображение Иисуса и двух ангелов. Так как обе печати скрепляли документы от имени новгородского архиепископа Геннадия, ситуация подобной смены печати оказывается в высшей степени неожиданной. В это время учение о Богоявлении Аврааму Иисуса с двумя ангелами рассматривалось как ересь («Просветитель» Иосифа Волоцкого). Пока дать объяснение этому наблюдению затруднительно.

Анализ иконографических особенностей изображений Троицы на владычных печатях Пскова показывает, что в разное время философская оценка композиций Троицы была различной. Выявленные различия нельзя не учитывать при изучении социально – политической истории Псковской феодальной республики

 Краткие тезисы докладов научно-практической конференции 1985 год «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ»

Белецкий В. Д. Исследования в Псковском кремле

Экспедицией Гос. Эрмитажа продолжены работы на территории Псковского Кремля. Исследован небольшой участок культурного слоя, сохранившегося на краю площадки городища за пределами западной крепостной стены. Мощность отложений до 0,6 м, слой интенсивно черного цвета, с примесью угля. Стратиграфические он не расчленяется. В нижней части отложений найдены фрагменты лепной керамики конца I тыс. н.э. Верхняя часть слоя содержала наряду с лепной также круговую керамику X— XI вв. По-видимому, слой прекратил формироваться не позднее конца XI — начала XII вв. С этим временем следует связывать появление постоянной крепостной стены вдоль западного края площадки Псковского городища.

В Довмонтовом Городе продолжались раскопки древней дороги, ведущей вдоль восточной группы храмов к Великим воротам. Исследовался ее южный участок в районе Святых ворот Довмонтова Города и малого захаба, выводящего в сторону Рыбницкой башни. Выяснилось, что мостовая" XIV в. не ведет непосредственно в Святые ворота, а сворачивает к малому захабу. По-видимому, первоначальный въезд на территорию Довмонтова Города проходил через захаб со стороны Рыбницкой башни, а сооружение Святых ворот относится к более позднему времени. В XV в. перед Святыми воротами находилась замощенная площадка, переходящая в традиционную трассу дороги.

Среди вещевых находок отметим печать XII в. и заготовку для печати, относящуюся, судя по массивности, к XV в.

Материалы семинара 1986 год «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ». Институт археологии Российской Академии Наук, Псковский государственный научно-исследовательский археологический центр

Белецкий В. Д., Белецкий С. В., Марков Д. Б. Именная владычная печать XV в. из Пскова

В 1987 г. в Отдел истории русской культуры Гос. Эрмитажа поступила актовая печать XV в. из Пскова. Исследование истории перемещения этой печати по частным коллекциям позволяет утверждать, что булла происходит из раскопок 1961 г. в Довмонтовом городе Пскова, была обнаружена в комплексе «архива» актовых печатей, открытого раскопками 1960—1962 гг., в момент обнаружения была «взята на сувенир» одним из рабочих, а впоследствии оказалась предметом внимания ряда коллекционеров и перекупщиков. Свое первоначальное место в составе комплекса булла заняла, таким образом, через 26 лет после обнаружения.

Печать принадлежит хорошо известной паре матриц, атрибутирована ранее псковским владычным наместникам времен архиепископа Евфимия II. Она датируется 1448—1458 гг. В другой работе специально обосновывалось, что матрицы печати разновременны, и матрица аверса датируется 1442 г.

Композиционное построение Троицы на аверсе печати уверенно сопоставляется с рублевским изводом композиции. Таким образом, данная печать является второй по возрасту известной репликой рублевской Троицы. Уникальная сохранность моливдовула позволяет проследить ряд деталей композиционного построения ветхозаветной Троицы на аверсе печати. Детали изображения позволяют уверенно фиксировать, что торевт, изготовивший матрицы печати, не понимал философского смысла композиции Андрея Рублева, и исходил в оценке догмата Троицы из его авторитарного прочтения, восходящего к Иоанну Златоусту, то есть рассматривал Троицу, как Богоявление Иисуса в сопровождении двух ангелов.

Особенности делопроизводства в канцелярии владычных наместников Пскова позволяют утверждать, что данный памятник вышел из мастерских Софийского дома Новгорода. Таким образом, сравнение Троицы на матрице 1442 г. с изображениями на аверсе более поздних печатей дает дополнительные данные для оценки отношения новгородского владыки к церковным спорам Пскова известной дискуссии о сугубой и трегубой аллилуе 1453 – 1458 гг.

Краткие тезисы докладов научно-практической конференции 1988 год (сборник 2) «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ»

Белецкий В. Д. Исследования в Довмонтовом Городе

Гос. Эрмитажем в 1986—1987 гг. были продолжены исследования на территории Довмонтова города Пскова.

Работы велись на трех участках: доследовался храм 4, изучался юго-восточный угол крепости, примыкающий к Святым воротам, велись раскопки Гребли.

Храм 4 был раскрыт в 1961—1964 гг. Тогда же было установлено, что постройка возведена в XIV в. на месте более древнего храма, отожествленного с ц. Тимофея Газского, поставленной князем Довмонтом-Тимофеевым во имя тезоименного святого. Раскопками 1986 г. были получены новые данные по строительной истории храма. Выяснилось, что первоначальный каменный храм, был возведен в конце XIII в. на месте более древней деревянной постройки, отождествляемой с ц. Тимофея Газского 1266 г. Перестройка храма в камне связывается с последними годами пребывания Довмонта в Пскове (после 1285 г.), когда князь, потерявший после поражения в Олешанской битве великокняжеский стол Литвы, сосредоточил свою деятельность на внутрипсковских проблемах. Последнее крупное строительство храма 4, относящееся ко второй половине XIV в. сопоставлено с известием о строительстве ц. Тимофея-Довмонта в 1374—1375 гг. возведенной таким образом на месте более древней и Тимофея Газского и переосвященной, вероятно, в связи с канонизацией Довмонта в местные святые.

dovmontov plan1

План Довмонтова города.

Раскопками в юго-восточном углу Довмонтова города исследовался участок, ведущий из Святых ворот в сторону Темных ворот Крома. Открыты остатки деревянного замощения дороги, ведущее в сторону Вылазных ворот и воротного захаба, прослежено каменное замощение площадки перед Святыми воротами. Древнейшие отложения на участке содержит остатки деревянных построек посада X—XIII вв.. Здесь же найдены единичные фрагменты керамики более раннего времени.

При раскопках Гребли установлено, что ров в том месте, где он был намечен при благоустройстве и музеефикации территории Довмонтова города (конец 1960-х годов), был сооружен только в XV в. Гребля (и, естественно, стена-Перси) более раннего времени, очевидно, проходили севернее ныне существующих и в настоящее время находятся под кладкой Персей, возведенных в 1420—1424 гг.

 Краткие тезисы докладов научно-практической конференции 1988 год «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ»

Белецкий В. Д., Белецкий С. В. Гребля Псковского Крома.

Гребля - ров перед южной крепостной стеной Псковского Крома (Перси). Впервые Гребля упомянута о летописи под 1373-1374 гг. в связи со строительством ц. Кирилла "у Смердья моста над Греблею". Из контекста летописного известия следует, что к 1373-1374 г. Гребля - уже существующий объект микротопографии Пскова. На протяжении XV в. Гребля упоминается в летописи еще дважды: под 1412 и 1416 гг. Позднейшие известия о Гребле, как о живом микротопониме Пскова, относятся к началу XVIII в.

Сведения о Гребле, имеющиеся в письменных источниках, были обобщены И. К. Лабутиной (1985 г.) С учетом археологических наблюдений 1940-1960-х годов исследовательница предложила следующую версию истории рва: для его устройства был использован естественный овраг, соединявший реки Великая и Пскова; когда это произошло - неясно, но, во всяком случае - ранее первого упоминания Гребли в летописи (возможно - одновременно с возведением Персей); Гребля существовала в качестве рва вплоть до XVI в., а в XVII в. была засыпана строительным мусором.

В 1986 г. были предприняты археологические исследования Гребли: близ западного контрфорса Персей была заложена траншея, прорезавшая ров. Результатом этих работ стало выявление сложной статиграфии заполнения Гребли, позволившее пересмотреть существующую версию истории рва.

Основной особенностью заполнения рва является полное отсутствие в нем материалов старше XV в. Кроме того, нет никаких оснований фиксировать разовую засыпку Гребли строительным мусором в XVII в. вплоть до XVIII в. производились прочистки рва с сохранением основных элементов его профиля. Позднейшая из зафиксированных прочисток датируется началом XVIII в. и сопоставима с аналогичной прочисткой рва Окольного города, зафиксированной раскопками 1983 г. (Белецкий С. В., 1985). Эти работы, по-видимому, входили в цикл работ по ремонту и поновлению псковских фортификаций в период подготовки города к Северной войне.

Обращают на себя внимание две прослойки в донной части заполнения Гребли, представленные рухнувшей в ров плитняковой кладкой на известковом растворе. Эти прослойки могут быть сопоставлены с перестройками стены - Персей. Первое достоверное упоминание Персей в письменных истопниках относится к 1337 г. (сообщение о строительстве Персей). Строительные работы на Персях зафиксированы в летописи также под 1392-1393-1394 гг., 1420-1424 гг. и 1463-1465 гг. Древнейшие прослойки в заполнении Гребли относятся к XV в. По-видимому, исследованный ров был устроен одновременно со строительством Персей 1420-1424 гг. Тогда древнейшая из рухнувших кладок, вероятнее всего, отразила события 1427 г., когда стена, возведенная в 1420-1424 гг. рухнула, простояв три года.

Если так, то вторая обрушившаяся в ров кладка стены сопоставима со строительными работами 1463-1465 гг.

Вывод о том, что ров на обследованном участке был устроен только в 1420-1424 гг., вступает в противоречие с данными письменных источников. В частности, возникает вопрос: где находились Перси и Гребля ранее 1420-1424 гг. Упоминания Персей под 1337 и 1392/1393-1394 гг. и Гребли под 1373/1374 и 1412 гг. сомнений в своей достоверности не вызывают.

О времени первоначального строительства Персей в литературе нет единого мнения. Согласно гипотезе М. X. Алешевского, Перси впервые появляются в 1337 г. И. К. Лабутина вслед за В. В. Косточкиным полагает, что Перси в 1337 г. перестраивались, а возведение их следует относить к более раннему времени. Г. Я. Мокеев датирует строительство Персей XI (а, возможно, даже X) в. Имеющиеся косвенные данные свидетельствуют, что первые крупные фортификационные работы в южной части псковского Крома происходят в первой половине XIV в. По-видимому, в определении времени первоначального строительства Персей   следует   присоединиться к мнению М.X. Алешковского.

Предполагая, что в XIV в. Перси уже существовали за пределами площадки Псковского городища, мы считаем, что стена находилась сравнительно близко от современной нам линии Персей - с незначительным смещением от нее к северу. Судя по всему, в 1420-1424 гг. плановое решение Персей было изменено по сравнению с плановым решением Персей 1337 г. И именно смещение кладки стены при значительном ее усилении (и, следовательно - увеличении веса кладки)   привело, по-видимому, к обрушиванию Персей в 1427 г.

Краткие тезисы докладов научно-практической конференции 1988 год «АРХЕОЛОГИЯ И ИСТОРИЯ ПСКОВА И ПСКОВСКОЙ ЗЕМЛИ»


Фото – фотоальбом «Земля Псковская». Лениздат. 1982 

Сего Дня

15 декабря 1477 года

15 декабря 1477 года

Псковичи с Шуйским идут на Новгород. Псковская рать под руководством князя Василия Васильевича Шуйск...

15 декабря 1884 года

15 декабря 1884 года

Рисовально-технические классы в Пскове. В Пскове открылись рисовально-технические классы, занят...

15 декабря 1905 года

15 декабря 1905 года

Псковский губернатор А. В. Адлерберг предписал всем уездным исправникам арестовывать революционных а...

Выставки

Александр Невский - защитник земли Русской

Александр Невский - защитник земли Русской

Князь Александр Невский прославил свое имя в борьбе со шведами, немцами и литовцами, которые стремил...

Конкурс

Итоги конкурса «Псковская книга – 2017»

Итоги конкурса «Псковская книга – 2017»

17 апреля на открытии XV Международного книжного форума «Русский запад» были награждены победители о...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Сайт: http://www.pskovlib.ru