Левин Н. Ф. Краеведческие занятия епископа Павла

Епископ Павел (Прокопий Нилович Доброхотов) прожил столь долгую жизнь (почти 93 года), что в печатных источниках назывались не только разные годы его рождения, но и дру­гое отчество. Сайт "Архиереи" в Интернете, сообщив, что он родился 1 июня 1807 года в семье священника села Большие Ламовицы Тамбовской епархии, отметил ошибочное ука­зание "Словаря воспитанников Санкт-Петер­бургской духовной академии", изданного до­революционным библиографом А. С. Родос­ским, о рождении будущего епископа в 1814 году. Очевидно, оттуда этот 1814 год перекоче­вал в каталоги Российской национальной биб­лиотеки Петербурга. А в заметке о 50-летии педагогической деятельности епископа Павла "Псковский городской листок" 6 сентября 1887 года назвал его Прокопием Осиповичем, хотя в большинстве источников его величали Ниловичем.

 

Преподаватель и ректор семинарии

 


Епископ Павел

Тамбовскую духовную семинарию Про­копий Доброхотов окончил в 1833 году лучшим учеником, а Петербургскую духовную акаде­мию - в июле 1837 года. В сентябре того же года его назначили преподавателем Литовской се­минарии, располагавшейся в Свято-Троицком монастыре Вильны (Вильнюса). Через два года за диссертацию "О снах пророческих" его удо­стоили степени магистра богословия и звания профессора.

В Литве он помогал архиепископу Иоси­фу Семашко в деле присоединения униатов к православной церкви. Он занимался поисками христианских древностей, и ему, в частности, удалось собрать листы одной из инкунабул (пер­вых книг, выпускавшихся с наборных форм) под названием "Постная триодь" (церковные песнопения во время поста). В 1491 году её на­печатал в Кракове кириллицей славянский первопечатник Фирль Швайпольт. Собранные ли­сты Доброхотов переплёл и в 1853 году подарил родной духовной академии. Её библиотекарь, упомянутый А. Родосский, включил подробные сведения о подаренной "Постной триоди" в "Опи­сание старопечатных книг" (1884 г.). Позднее, в 1897 году, незадолго до смерти, епископ Павел передал свою коллекцию древних документов Виленскому Свято-Духовскому братству.

Ещё одним свидетельством краеведчес­ких интересов Доброхотова тех времён являет­ся его статья "О некоторых церквах в городе Вильне", хотя она датирована автором "1864 г. мая 9 дня, г. Вятка" и опубликована в "Вятских епархиальных ведомостях" за 1864 год, то есть через 15 лет после отъезда из Вильны. Причина обращения к этой теме видна из длинного под­заголовка к статье: "По поводу приглашения от Виленского комитета к пожертвованиям на ус­тройство и украшение виленской Николаевской церкви в честь и память заслуг генерала Михаила Николаевича Муравьёва". Статья не только затрагивала религиозные и краеведчес­кие проблемы, но и носила ярко-политический характер, отражала настроения некоторых сло­ев российского общества. Опровергая мнение "доморощенных наших европейцев и глумле­ние иностранцев о действиях генерала", ав­тор назвал его героем "в самом благородном, самом возвышенном значении этого слова, истинным сыном Отечества". В мае 1863 года М. Н. Муравьёв был назначен генерал-губер­натором семи западных губерний с чрезвычай­ными полномочиями. Он жестоко подавил польское восстание.

Основное содержание статьи составлял подробный рассказ об истории древних православных храмов Вильны, из которых к тому вре­мени сохранились только два. В статье приве­дены обширные краеведческие сведения о го­роде и его церквах, использованы источники и на польском языке. Естественно, что они были собраны и изучены ещё в Литве.

На десятом году преподавания в Литов­ской семинарии Прокопий Доброхотов овдо­вел и в ноябре 1847 года принял монашество с именем Павел. А 15 июля 1849 года его назна­чили ректором Полоцкой духовной семинарии. Он стал первым православным ректором этой семинарии. Одновременно на него возложили обязанности настоятеля Богоявленского мона­стыря, возведя в сан архимандрита. До этого монастырь был католическим, и архимандрит Павел привёл его к православной жизни.

Уже 21 августа 1851 года последовало новое назначение - ректором Рижской духов­ной семинарии. Этот перевод свидетельство­вал о его большом авторитете. Следует учиты­вать, что православие в Прибалтике несколько веков находилось в загоне из-за немецкого засилья и только при императоре Николае I стало там возрождаться. Он учредил в Риге должность викария в составе Псковской епархии, а в 1850 году - самостоятельную Рижскую епархию. Немного раньше, 1 сентября 1847 года, откры­лась Рижская духовная семинария, в которой первые четыре года преподавались общеобра­зовательные предметы по курсу духовного училища. Только с 1851 года надо было органи­зовать изучение собственно семинарских наук, я также создать семинарское плавление во главе с ректором. Перед семинарией стояла важ­ная задача: готовить из местных жителей священников, которые будут вести богослужение на понятном населению родном языке.

Новый ректор прибыл в Ригу 28 сентября 1851 года, а 1 октября состоялось первое заседание семинарского правления. В память об этом день Покрова Богородицы стал семинар­ским праздником. Ректор принял на себя и пре­подавание главного предмета - православное исповедание, пожертвовал много книг в семи­нарскую библиотеку... Его интерес к научным занятиям, а также преподаваемый предмет по­будили ректора углублённо изучить историю местных племён и православия в Прибалтике. В результате получился научно-популярный очерк, впервые освещавший эту тему. Он за­вершил статью в 1855 году, а её упрощённый вариант в своём переводе на латышский и эс­тонский языки включил в календари, состав­ленные им на тех же языках и изданные на день­ги духовно-учебного управления.

Однако они с трудом пробивались к чи­тателям. Противодействие им было вызвано тем, что в статье на большом фактическом ма­териале ярко и правдиво рассказывалось о при­теснениях православия во время долгого не­мецкого господства в Прибалтике. Известный лютеранский пастор Вальтер обратился к гене­рал-губернатору Лифляндии, Эстляндии и Кур­ляндии князю Александру Аркадьевичу Суво­рову (внуку прославленного полководца) с просьбой не выпускать статью в свет. Побесе­довав с автором, князь отклонил прошение. Календарь на 1856 год был отпечатан. Тогда руководство прибалтийских лютеран секретным распоряжением объявило по всем кир­хам о запрете единоверцам покупать и читать эти календари.

Воспользовавшись тем, что статья таким образом осталась малоизвестной, какой-то "Лифляндец" перевёл её из эстонского кален­даря на русский язык, сократив и допустив ряд искажений, и под названием "Православие в Остзейском крае" опубликовал без ссылки на автора в журнале "Духовная беседа" за 1863 год (№№ 36, 37 и 41). Поэтому архимандрит Павел счёл необходимым вновь издать свою работу. При этом он внёс уточнения в истори­ческие сведения о латышах и эстах, с которых начиналась статья, дополнил многочисленными цитатами и примечаниями, а в конце доба­вил 15 печатных страниц о том противодей­ствии, которое и сейчас встречает православие в Прибалтике со стороны местных лютеран и старообрядцев. В одном из примечаний он признался, что новым изданием преследовал ещё одну цель: рассказать о современном по­ложении прибалтийской православной церкви, "нуждающейся во всевозможной помощи всех русских, - и тем расположить соотече­ственников к пожертвованиям".

Именно в примечаниях автор давал под­робные краеведческие сведения по истории многих прибалтийских церквей. Некоторые из них весьма обширны. Так, примечание об Иллукштском монастыре заняло 10 страниц, а на основной текст отводилась лишь одна верхняя строчка этих страниц. Причём примечания на­браны очень мелким шрифтом. К тому време­ни архимандрит Павел служил в Вятке, и пол­ный текст статьи с дополнениями и примеча­ниями был напечатан в упомянутых "Вятских епархиальных ведомостях" за 1864 год под на­званием "О православии между латышами и эстами в прибалтийских губерниях".

Вероятно, местные лютеране всё-таки на­шли поддержку в Святейшем Синоде. Вскоре, 15 декабря 1855 года, беспокойного архимандрита Павла перевели подальше от Риги, на должность ректора Екатеринославского духовного учили­ща (с 1926 г. город стал называться Днепропет­ровском). Сведения о его краеведческой деятель­ности на этом посту отсутствуют. Уже через три года, 25 января 1859 года, последовал новый пе­ревод - ректором Могилёвской духовной семи­нарии и настоятелем Могилёво-Братского мо­настыря. Ещё через четыре года и три месяца, 25 апреля 1863 года, Синод назначил его ректо­ром Вятской семинарии.

Там, в Вятке, уже выходили местные Епар­хиальные ведомости, одни из первых в России (к примеру, в Пскове они издавались только с 1894 года). Воспользовавшись ими, архиманд­рит Павел в 1864 году опубликовал упомяну­тые статьи о церквах в Вильне и о православии в Прибалтике. 7 апреля следующего года в Вят­ке торжественно отмечали столетие со дня кон­чины Михаила Васильевича Ломоносова. Чте­ния в зале Благородного собрания начались речью ректора семинарии. Звучала она очень патриотично, с акцентом на борьбу юбиляра с немецким засильем в Российской Академии наук и на религиозные мотивы в лирике Ломо­носова. Публикуя в "Вятских епархиальных ве­домостях" за 1865 год (№ 9) отчёт о празднова­нии этого юбилея и свою речь под буквами "А. П." (архимандрит Павел), он по обыкнове­нию снабдил её многими, частью большими примечаниями и ссылками на источники...

 

Епископ Вологодский и Устюженский

Служба в Вятке длилась чуть больше трёх лет. В августе 1866 года он был вызван в столи­цу и посвящен в сан епископа Вологодского и Устюженского. Его речь, произнесённая 10 ав­густа в Святейшем Синоде при наречении епис­копом, была напечатана в журнале "Духовная беседа" (№ 36), а также брошюрой, прилагав­шейся к № 16 "Вологодских епархиальных ве­домостей" за тот же год.

Как позднее говорилось в некрологе, на новом поприще епископ Павел "много потру­дился на пользу своей паствы: совершая от­далённые поездки по епархии, он осматривал храмы, понимал и удовлетворял, по мере воз­можности, нужды духовенства, возобновил кафедральный собор и т. д.". Из речей, печа­тавшихся в "Вологодских епархиальных ведомостях", а затем выходивших отдельными от­тисками, видно, что в ноябре 1867 года владыка освящал в Вологодском Свято-Духовском мо­настыре нижний придел новой каменной Зна­менской церкви, а в июле 1869 года произнёс три проповеди в Павло-Обнорском монасты­ре, в том числе при освящении храма Воскре­сения Христова. В 1868 году при Иоанно-Предтеченском монастыре Великого Устюга влады­ка открыл женскую школу для обучения при­зреваемых в монастыре сирот.

Краеведческий характер носила речь епископа Павла, произнесённая 18 декабря 1867 года в Вологодском кафедральном соборе "в память столетнего дня рождения блажен­ной памяти Высокопреосвященнейшего Евге­ния, бывшего епископа Вологодского, а пос­ле митрополита Киевского. 1767-1867 гг.". Эта речь печаталась в "Вологодских епархиальных ведомостях" за 1868 год (№ 1) и отдельной брошюрой. Знаменитый учёный Евгений (Болховитинов) руководил Вологодской епархией в 1808-1813 годах, и епископ Павел не упустил случая напомнить об этом. (В Пскове, где этот выдающийся учёный был архиепископом в 1816-1822 годах, этот юбилей не заметили, хотя его трудами по псковской истории тогда посто­янно пользовались).

Упоминания о епископе Павле времён его служения в Вологде встречаются в литературном "очерке духовного быта" С. Лазарева "На службе Богу", опубликованном в "Историчес­ком вестнике" за июнь-август 1908 год, через восемь лет после кончины епископа: "Это был подслеповатый, вечно мигающий старец... Владыка был мал ростом, худощав и невиден". Насколько правдив созданный автором образ, судить трудно, но сомнения есть, поскольку после Вологды епископ Павел прожил ещё че­тыре десятилетия. А в Вологде он служил не­долго, лишь два с половиной года.

Во главе Псковской епархии

22 апреля 1869 года в Пскове скончался епископ Гермоген, в миру Андрей Григорье­вич Лебедев. О его жизненном пути и семилет­нем служении во главе Псковской епархии рассказано в сборнике "Порхов и его уезд", выпу­щенном в серии книг Псковской исторической библиотеки в 2005 году. Заметим, что до Пскова епископ Гермоген, как и Болховитинов, тоже возглавлял Вологодскую епархию. Очевидно, епископство в Пскове, неподалёку от столицы, считалось более престижным и повышением по службе.

9 августа 1869 года "Псковские губернс­кие ведомости" известили население и учреждения: "Святейший Правительствующий Си­нод указом от 10 июля за № 2753 дал знать Псковской духовной консистории о последо­вавшем в 7 день июля Высочайшем Его Импе­раторского Величества повелении о бытии епископу вологодскому Павлу епископом Псковским и Порховским". Он прибыл в Псков 23 августа вечерним поездом из Петербурга, а на следующий день впервые отслужил литур­гию в Троицком кафедральном соборе и про­изнёс речь. Её напечатали в той же газете 6 сен­тября. Прежде всего он высоко оценил роль Пскова в российской истории:

"С особенным чувством вступаю на Вашу многовековую местность, прославлен­ную столькими знаменитыми лицами и собы­тиями. Ещё на школьной скамье и потом в нешкольной жизни я со всеми соотечествен­никами своими смотрел на древний Псков, как на наш оплот против давних наших врагов и недоброжелателей - теперь, слава Богу, со­шедших с исторической сцены, - против Ли­вонского ордена, против Литвы и поляков. Много пришлось ему, в собственном смысле, выносить на своих плечах таких бедствий, которые грозили опасностью многим мест­ностям внутри нашей Державы. Много пота, слёз и крови пролил Псков, охраняя развиваю­щиеся молодые силы тогда молодой нашей России". И добавил: "Как в гражданском отношении Псков должен был для охраны прочих городов Русских постоянно бороться с внешними врагами, так и в церковном быту своём ему же более других пришлось отста­ивать православие всей Руси против фана­тизма и всяких притязаний Латинства и Про­тестантства". В этом, религиозном направ­лении он и направил свои дальнейшие рассуж­дения, переходя от прошлого к настоящему.

Под длинным названием "Слово Преосвященнейшего Павла, епископа Псковского и Порховского, произнесённое при первом cлyжении его в Псковском Троицком кафедральном соборе 24 августа 1869 года" эта речь была напечатана и в "Вологодских епархиальных ве­домостях" № 21 за тот же год, а затем типогра­фия Вологодского губернского правления вы­пустила её небольшой брошюрой, которая рас­пространялась и в Пскове.

В первые месяцы, когда новый владыка знакомился с епархией, псковичи занимались организацией Александро-Невского братства. Домовая церковь во имя святого благоверного великого князя Александра Невского была ос­вящена на третьем этаже губернской мужской гимназии ещё 6 декабря 1862 года. Это и опре­делило название создаваемого при храме цер­ковного братства, намечавшего заботиться о нуждах и благолепии домовой церкви и оказы­вать помощь беднейшим ученикам гимназии и других местных училищ.

Через 12 дней после приезда, 4 сентября 1869 года, епископ Павел получил от директора гимназии прошение об учреждении этого брат­ства и в ответе подчеркнул, что "сердечно же­лает успеха предполагаемому Братству и... от всей души призывает благословение Божие на такое истинно-доброе дело". Когда учреди­тели подготовили и представили ему проект Устава, епископ, "вполне сочувствуя этому доброму делу", в тот же день, 1 декабря, запро­сил у губернатора М. С. Каханова согласие на открытие Братства. Благоприятный ответ губер­натора пришёл 4 декабря, и владыка сразу ут­вердил Устав, вновь пожелав "всевозможных успехов в действиях его". 7 декабря 1869 года состоялось первое общее собрание братчиков. (Подробнее о деятельности братства можно про­честь в "Псковской правде" за 11 января 1992 г.).

За активную поддержку братства епис­коп получил звание его почётного попечителя и почётного члена. Из "Памятных книжек Псковской губернии" за 1886-1897 годы видно, что эти звания сохранялись за ним ещё полто­ра десятилетия после отъезда из Пскова.

Владыка вникал и в деятельность псковс­кой Иоанно-Ильинской общины сестёр милосердия. 14 ноября 1869 года он произнёс речь на праздновании первой годовщины со дня её открытия (опубликована в "Псковских губерн­ских ведомостях" 13 декабря). Община готови­ла медицинских сестёр не только для мирного времени, но и на случай войны. Русско-турец­кая война за освобождение Болгарии разразилась через 8 лет. 16 апреля 1877 года, публикуя отклики на войну, газета напечатала и речь епис­копа Павла, произнесённую в Троицком собо­ре по этому случаю. По его благословению сестры милосердия общины были направлены на фронт с подвижным госпиталем, организованным Псковским управлением Общества попечения о больных и раненых воинах. Вско­ре оно было преобразовано в местное управ­ление Российского Общества Красного Крес­та, и на общем собрании её членов 26 ноября 1878 года епископа Павла, губернатора М. Б. Прутченко и главного врача того госпиталя О. О. Гиргенсона избрали в почётные члены об­щества. Как и в Александро-Невском братстве, епископ считался почётным членом этого об­щества до самой смерти.

"В воспоминание усердных трудов и сер­добольного служения во время минувшей вой­ны" псковских сестёр милосердия императри­ца Мария Александровна подарила Иоанно-Ильинской общине икону Спасителя. 16 декаб­ря 1879 года при освящении иконы в зимнем Благовещенском кафедральном соборе епис­коп Павел произнёс речь (напечатана "Губер­нскими ведомостями" 22 декабря) и сопро­вождал икону при переносе её на Запсковье в Ильинскую церковь при общине. Императри­ца скончалась 22 мая следующего года. Речь епископа во время панихиды в Пскове опубли­кована там же 7 июня.

Но вернёмся к первым годам деятельнос­ти епископа Павла на псковской земле. В июле 1870 года он совершил обозрение Псковской епархии, проехал на сменных почтовых лошадях 793 версты по маршруту Псков-Остров-Опоч-ка-Святые Горы-Новоржев-Великие Луки-Торопец-Холм-Порхов-Никандрова Пустынь-Псков-Снятная гора, посетив все 8 уездов губернии. При этом епископ осмотрел 60 храмов, находив­шихся на почтовом тракте, а также познакомил­ся с церковно служителями еще 146 приходов, которых вызывали к нему на дорогу с докумен­тами, побывал в 9 монастырях, а по приезде со­общил через духовную консисторию свои заме­чания или похвальные отзывы.

Владыка проявлял интерес и к деятельно­сти светских общественных организаций. 13 декабря 1870 года он присутствовал в зале дво­рянского собрания на праздновании годовщи­ны основания Общества псковских врачей. Его краеведческие увлечения тоже вскоре стали известны псковичам. 5 ноября 1871 года он уча­ствовал в общем заседании Губернского ста­тистического комитета, на котором рассматри­вался вопрос об устройстве местного музея древностей и организации Археологической комиссии при этом обществе.

Чтобы сделать более известными свои краеведческие труды, напечатанные ранее в "Вятских епархиальных ведомостях", владыка в 1872 году издал их в псковской частной "Сла­вянской типографии" единоверческого священ­ника Константина Голубева. Получился сбор­ник на 160 страницах под названием "Кое-что из прежних занятий Псковского и Порховского епископа Павла". Первую, основную часть кни­ги (122 стр.) составил обширный очерк о пра­вославии в Прибалтике. В нём, кстати, содер­жалось немало сведений о взаимоотношени­ях Пскова с этими западными соседями. В сборник вошли также его статьи о церквах в Вильне и о праздновании Ломоносовского юбилея в Вятке.

В июле 1878 года владыка принимал чле­нов царской семьи, великих князей Сергея и Павла Александровичей, Константина и Дмит­рия Константиновичей, начинавших своё большое путешествие по России с посещения Пско­ва. Он присутствовал при осмотре ими Кремля и Троицкого собора, а также показывал Псково-Печорский монастырь, настоятелем которо­го глава епархии был по должности. В память об этой поездке великие князья в следующем году прислали в подарок изготовленную в сто­лице драгоценную лампаду к монастырской чудотворной иконе Успения Божьей Матери, "всю из чистого серебра, густо вызолочен­ную", на трёх длинных цепях. 10 июня 1879 года епископ Павел лично освятил её в монастыре и со ступени, устроенной для прикладывания к древней иконе, обратился к присутствовавшим с небольшой речью. Её текст тёзка владыки, наместник монастыря игумен Павел включил в газетную заметку "Отрадное явление из Псково-Печорского монастыря", напечатанную "Губернскими ведомостями" 30 июня и вышед­шую затем отдельной брошюрой.

12 ноября 1879 года, в сороковой день кончины известного историка Сергея Михай­ловича Соловьёва, автора многотомной "Ис­тории России с древнейших времён", епископ Павел отслужил панихиду по нему. И эта речь была опубликована в "Псковских губернских ведомостях" 15 декабря.

Самое активное участие епископ принял в создании и делах Псковского археологическо­го общества (ПАО), став одним из его основа­телей. Он присутствовал на первом чрезвычайном собрании общества 26 октября 1880 года и преподнёс 500-рублёвый пятипроцентный би­лет Государственного банка в основной фонд общества и 100-рублёвую облигацию в каче­стве членского взноса. На следующем собра­нии общества 16 ноября 1880 года владыку из­брали в почётные члены общества.

Первым научным трудом, который за­слушали члены общества после его открытия, стал реферат епископа Павла "Летописное разъяснение о владычных палатах в Пскове, построенных архиепископом Новгородским и Псковским Макарием". Реферат был заслушан на пятом общем собрании ПАО 8 марта 1881 года и в качестве приложения к протоколу со­брания печатался в четырёх номерах Губернских ведомостей с 11 июля по 1 августа того же года. В отпечатанной тогда же брошюре текст реферата занял 44 страницы убористого шриф­та и сопровождался 79-ю подстрочными, зача­стую довольно длинными примечаниями, на­бранными совсем мелким петитом и составив­шими половину её объёма.

В начале реферата автор отметил, что тол­чком к его написанию стал частный разговор "с высокопоставленными лицами Губернско­го Начальства", состоявшийся 26 октября 1880 года после заседания по поводу открытия ПАО. Владыка тогда "решительно отверг" общее мне­ние, по которому здание этих палат отождеств­лялось с так называемой Старой Консисторией (в наше время именуемой Приказной палатой). Так уверенно опровергать общее мнение мог только человек, основательно изучивший па­мятники псковской старины и их историю. К тому же ему пришлось указать, что устоявше­еся мнение сложилось из-за ошибочного ут­верждения авторитетного митрополита Евге­ния (Болховитинова) в "Истории княжества Псковского" (Киев, 1830 г., ч. 3, с. 40-41). Вслед за Болховитиновым эту ошибку некритично и бездоказательно повторили такие историки и краеведы, как Н. Ф. Милевский (статья "Археографическое описание древностей города Пско­ва, сохранившихся по настоящее время" в "Псков­ских губернских ведомостях" за 1841 г., перепеча­танная в журнале "Псков" № 19 за 2003 г.), А. С. Князев ("Указатель достопамятностей города Пскова", М, 1858, с. 4), граф М. М. Толстой ("Святыни и древности Пскова", М., 1861, с. 47), И. И. Василёв ("Историко-статистический очерк города Пскова", Псков, 1878, с. 64), М. П. Пого­дин (статья "Псков. (Из дорожных заметок)" в "Псковских губернских ведомостях" за 1866 г. № 59, повторённая в № 31 за 1881 г.). И только епископ Павел впервые усомнился в основа­тельности этого утверждения и сумел опровер­гнуть его.

Из содержания брошюры видно, что епископ Павел много потрудился, работая над источниками. Он не ограничился только ана­лизом записей за 1535 (7043) год в двух летопис­ных списках о постройке владыкой Макарием двора во Пскове на площади между Великой улицей и Петровской стороной, в Застеньи за Всемилостивейшим Спасом, во время которой все монастыри мшили там горницы и сложили повалушу. Он привлёк летописные записи мно­гих лет о площади, Торговище, Старом и Но­вом торге, Застеньи, о расположении концов и улиц города, многих церквей... а также изучал дела псковского архиерейского архива и доку­менты, хранившиеся в Псково-Печорском мо­настыре. Стало ясно, что владычные палаты Макария не имели отношения к Старой консис­тории, да к тому же были деревянными, так как их "мшили", то есть между бревнами клали мох.

К сожалению, автор не смог устранить другую ошибку Болховитинова, отождествляв­шего крепостную стену, построенную посад­ником Борисом в 1309 году, со стеной Средне­го города 1375 года. Это, в частности, помеша­ло епископу Павлу правильно определить мес­тонахождение деревянных владычных палат Макария, простоявших недолго и сгоревших в грандиозный пожар 28 апреля 1562 года. Одна­ко это не лишает его труд большой краеведчес­кой ценности, поскольку он содержит массу исторической информации о Пскове. Вторая половина реферата содержит сведения о пост­ройке нового владычного двора после созда­ния в 1589 году самостоятельной Псковской епархии, об истории здания Старой консисто­рии и Тиунской палаты...

Современники высоко оценили этот на­учный труд епископа Павла. Неизвестный автор статьи "Псковское археологическое обще­ство" в "Журнале Министерства народного просвещения" за октябрь 1883 года, кратко объяснив суть реферата, назвал его "ценным вкладом в науку местной археологии" и отме­тил: "В этом реферате весьма важны и инте­ресны топографические сведения о древнем Пскове". "Псковские губернские ведомости" 2 июня и "Псковский городской листок" 13 июня 1884 года напечатали "Заметку по древней то­пографии Пскова" Гавриила Князева, целиком посвященную рассмотрению этой работы епископа Павла, "имеющей выдающееся зна­чение". Автор подробно пересказал её содер­жание и отметил новое понимание владыкой многих высказываний прежних исследователей, особенно Болховитинова и Годовикова.

Через 12 лет к той же теме обратился сек­ретарь ПАО Ф. А. Ушаков, издав в 1896 году небольшую брошюру "Владычные палаты ар­хиепископа Макария в Пскове. (Топографичес­кий очерк старого Пскова)". Он более критич­но отнесся к рассуждениям епископа Павла. Согласившись с ним, что здание Старой конси­стории не имеет отношения к этим палатам, Ушаков упрекнул автора, что тот допустил не­точности при определении места постройки макариевских палат и расстановки церквей вок­руг них, а также не установил, что первоначаль­но находилось в здании Старой консистории и когда это здание передали духовному ведом­ству. Впрочем, и сам Ушаков не смог полнос­тью ответить на эти вопросы, и только не так давно исследователи перед подготовкой здания к реставрации определили, что оно строилось в 1693-1695 годах для Приказных палат.

Свидетельством понимания епископом Павлом значения краеведческих исследований является поддержка им занятий священника В. Д. Смиречанского по изучению истории Пскова и современного состояния Псковской епархии. В частности, владыка в 1873 году одоб­рил первую часть его исторического очерка о епархии и объявил автору благодарность "за усердие и любовь к учёным занятиям", а для продолжения этой работы предложил консис­тории отпечатать в типографии Неймана за счёт епархии потребное количество составленной Смиречанским Программы сведений о каждой церкви и приходе, разослать её всем церквам и монастырям и обязать их через полугодие пред­ставить подробные ответы. (Очерк о краевед­ческих трудах Смиречанского опубликован в № 24 нашего журнала за 2006 год).

Начало деятельности ПАО ознаменова­лось большим торжеством, которое устроили его руководители. Псковский губернатор М. Б. Прутченко 26 октября 1880 года на первом чрез­вычайном собрании, избравшем его предсе­дателем общества, внёс предложение отметить предстоящее 300-летие обороны Пскова от войск польско-литовского короля Батория. По просьбе ПАО вопрос о порядке этого праздно­вания был рассмотрен городской думой 25 июня и 21 июля 1881 года. Она, в частности, постановила "просить местного Преосвящен­ного разрешить 8 сентября крестный ход со всех городских церквей с местными чтимыми иконами". Епископ Павел сам составил "для того торжества особый подробный церемо­ниал всех служений и крестного хода". Во вторник 8 сентября он служил утром боже­ственную литургию в Троицком соборе, после которой произнёс с солеи речь о значении от­мечаемого события.

"Псковские губернские ведомости" 31 октября поместили описание торжеств и речь епископа, продолжавшуюся более часа. Весь материал типография губернского правления перепечатала отдельной брошюрой в 35 стра­ниц под названием "Трёхсотлетний юбилей славной защиты Пскова во время осады его польским королём Стефаном Баторием. Речь по сему случаю, сказанная Псковским и Порховским епископом Павлом в Троицком кафед­ральном соборе пред благодарственным мо­лебствием 8-го сентября 1881 года". В упомя­нутой статье "Псковское археологическое об­щество" весьма осведомлённый автор, расска­зывая об этом торжестве, отметил и "истори­ческую" речь преосвященного Павла о слав­ной обороне Пскова: "Речь эта заключает в себе краткое изложение войн Пскова с Тевтон­цами и Литовцами и подробное изложение вой­ны Батория с Иоанном Грозным. Она издана осо­бою брошюрою, и по ясности изложения, по силе языка, весьма удачно соединявшего лето­писную речь с современною, по теплоте чувства любви и уважения к родине, может считаться образцом церковно-исторического слова".

 

После литургии и произнесения речи, несмотря на прошедший дождь, большую грязь и сильный холодный ветер, владыка сопровож­дал крестный ход, во время остановок у церк­вей осенял всех крестом и кропил святой водой на все четыре стороны, а у Покровской на про­ломе церкви "читал особую, составленную им на сей случай, молитву ко Пресвятой Богоро­дице". Затем на вершине бастиона перед раз­валинами Свинуской башни он освятил боль­шой деревянный крест, поставленный на месте будущего памятника защитникам псковской крепости...

На заседании городской думы 14 октября гласные постановили направить депутацию к епископу Павлу и к губернатору, как к предсе­дателю ПАО и инициатору празднования, и благодарить их от имени городского самоуп­равления за состоявшееся торжество. 18 октяб­ря депутация посетила каждого из них.

Ровно через два месяца после Пскова, в воскресенье 8 ноября 1881 года, по инициативе епископа Павла 300-летие обороны от войск Батория отмечалось в Псково-Печорском монастыре. Именно в ноябре 1581 года эти войс­ка приступили к осаде печорской крепости.

Торжественное богослужение состоялось в монастырском Михайловском храме, который в тот день отмечал ещё и престольный празд­ник - собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных. Изложение произ­несённой там большой речи епископа Павла было напечатано "Псковским городским лист­ком" 1 декабря 1881 года. В Следующем году упоминавшаяся "Славянская типография" из­дала брошюру "Празднование в Печорах 8-го ноября 1881 года трёхсотлетия чудесной защи­ты Псково-Печорского монастыря при осаде его войсками польского короля Стефана Бато­рия 1581 года" с рассказом о торжестве и пол­ным текстом речи владыки.

Публикуемый текст этой речи епископ Па­вел сопроводил 24 примечаниями, частью весьма обширными. Последнее, 24-е примечание о крестном ходе из монастыря в Псков в память о победе над войсками Батория занимало почти всё пространство 11 страниц (с 29-й по 39-ю). Автор убедительно доказал, что он совершался непрерывно с 1582 года, а не после официально­го утверждения 4 июля 1601 года порядка его про­ведения, как считалось долгое время.

Кроме того, тогда же, в 18 81 году, по ини­циативе владыки в той же типографии к юби­лею были отпечатаны ещё две брошюры, пред­ставляющие собой выписки из рукописной Печорской летописи, чаще называемой "По­вестью о Псково-Печорском монастыре": "О прихождении польского короля ко граду Пско­ву ратию и о прихождении литовских людей к Печорскому монастырю и о победе на них в 1581 г." и "О чудесах Пречистой Богородицы от иконы честного и славного Её Успенья, иже во Псковской области в Печорском монастыре, и от иконы Умиления Пречистой Богородицы, зовомой на Руси Владимирской".

Занимаясь текущими делами по управ­лению епархией, епископ Павел выдвинул не­мало интересных идей. В частности, ему при­шлось заботиться о размещении Псковского духовного училища. 24 июля 1870 года для учи­лища приобрели за 9 тысяч рублей постройки дворян Дерюгиных на завеличенском берегу Великой. Однако устроить общежитие для уче­ников в них было негде. По предложению вла­дыки храмы Псковского училищного округа стали отчислять часть своих доходов на пост­ройку здания для общежития. Новое здание училища с общежитием было сооружено на собранные средства позднее, при его преем­никах. (Ныне там размещается индустриальный техникум).

В связи с предстоявшим 400-летием пер­вого освящения 15 августа 1473 года Успенско­го собора Псково-Печорского монастыря, по указанию епископа в начале 1873 года монастырская братия составила сметы на исправле­ние ветхостей в церквах и других зданиях, на поправку позолоты и окраску иконостасов... Через "Псковские губернские ведомости" 10 марта монастырь пригласил жителей жертво­вать в обитель и приезжать на праздник 15 ав­густа 1873 года. Сам владыка передал на укра­шение Успенского главного храма и Николаев­ской у святых ворот церкви 2880 руб. 82 коп. - всю сумму причитавшейся ему по должности настоятеля третьей части из неокладных дохо­дов обители. На памятной доске в Успенском соборе монастыря указано: «...Возобновлён и приведён в настоящий вид в память праздно­вания четырёхсотлетнего юбилея его суще­ствования Настоятелем Преосвященным Павлом, епископом Псковским и Порховским в 1873 году».

Как и у его предшественников, резиден­ция епископа Павла находилась на территории Снетогорского монастыря, в 4 верстах от Пско­ва. Он скоро убедился в неудобствах такого рас­положения. Приходилось часто ездить в город и на богослужение в кафедральный собор, а церковнослужителям и мирянам в любую по­году добираться на приём к владыке на Снятную гору. И он обратился в Святейший Синод с просьбой о постройке архиерейского дома в Пскове. В январе 1876 года Министр внутрен­них дел генерал-лейтенант Тимашёв утвердил проект двухэтажного каменного здания, состав­ленный столичным инженер-архитектором статским советником Новицким. Его решили возводить на псковском подворье Печорского монастыря, возле духовной семинарии и древ­ней церкви Одигитрии. Однако нескоро, лишь получив указ Синода от 29 сентября 1878 года о Высочайшем разрешении израсходовать 66 тысяч рублей на эту постройку, епископ Павел смог приступить к организации работ: распо­рядился о составе комиссии по постройке дома, о заключении контракта с местным подрядчиком Карлом Гельдтом, обратился к губернато­ру с просьбой назначить для надзора за веде­нием работ губернского архитектора А. И. Ранвида... Основные работы закончились в 1881 году, но устройство домовой церкви заверши­лось уже после отъезда епископа Павла. 9 мая 1883 года при освящении этой Крестовой церк­ви в новом архиерейском доме провозгласили тост за него, как зачинателя дела, и отправили ему благодарственную телеграмму.

Перевод в Олонецкую губернию

23 января 1882 года император Александр Ш утвердил доклад Святейшего Синода о перемещении епископа Павла в Олонецкую епар­хию (епархия и губерния продолжали имено­ваться по древнему городу Олонцу, хотя с 1784 года их центр находился в 150 км северо-вос­точнее, в Петрозаводске).

Прощальную литургию он отслужил в Благовещенском соборе в воскресенье 14 фев­раля. Через два дня "Псковский городской лис­ток" сообщил: "После литургии совершён был обряд Православия, продолжавшийся около полутора часов. Народу в церкви было такое множество, что к концу обедни свечи погас­ли. Преосвященный видимо утомился, поэтому прощальная речь его, произнесённая с ам­вона, обильная теплотою чувства к оставля­емой пастве, была коротка...Духовенство и некоторые из граждан поднесли икону и ад­рес с изъявлением своих благожеланий от­бывающему архипастырю и выражением скорби о своей разлуке с ним".

Через неделю та же газета дала реклам­ное объявление о том, что бывший епископ Павел, уезжая, оставил в Псково-Печорском монастыре для продажи свои произведения восьми наименований (они упоминались выше), с обращением вырученных денег в пользу этой обители. В следующем номере га­зеты хроникёр рассказал о проводах епископа, уезжавшего поездом в Петербург утром 23 февраля, и упомянул, что он "оставил разные суммы для благотворительных целей, особен­но для обучения юношества" и раньше щедро помогал неимущим ученикам в получении образовании. Почти вся первая страница этого номера газеты за 27 февраля, а также передовицы двух следующих номеров под названием "Время Преосвященного Павла в Пскове" по­вествовали о тех трудностях, которые приходи­лось преодолевать ему во время многочислен­ных реформ, проводимых тогда властью в от­ношении духовенства и духовных учебных за­ведений.

О том, каким уважением пользовался в Пскове епископ Павел, свидетельствует такой факт. Когда следующего епископа Псковского и Порховского Нафанаила переводили из Пско­ва в Архангельск, 15 гласных на заседании Псков­ской городской думы 15 марта 1885 года пред­ложили ходатайствовать о возвращении в Псков епископа Павла. Однако права обращаться к властям по такому поводу у думы не было...

Из петербургских газет псковичи узнали, что 1 сентября 1887 года в Петрозаводске будут праздноваться два юбилея епископа Павла: 50-летие начала педагогической деятельности и 40-летие пострижения в монахи. (О том, что тремя месяцами раньше ему исполнилось 80 лет, по­чему-то не вспомнили). "Псковский городской листок" посвятил ему несколько заметок, на­помнив о его "многоплодной и высокополез­ной службе в Пскове". Псковское духовенство отправило своему бывшему архипастырю ико­ну Господа Вседержителя, изящную панагию и адрес, а епископ Гермоген послал ему привет­ственное письмо. От епископа Павла в Псков пришла ответная благодарственная телеграмма.

О его деятельности на новом месте по­зднее, в некрологе, говорилось так: "Благода­ря его стараниям, в Петрозаводске сооружён великолепный кафедральный собор и открыто несколько новых приходов; по епархии были ус­троены церковно-приходские школы, а при цер­квах библиотеки. Сам архипастырь подавал собою пример строгого отношения к возложен­ным обязанностям, требуя того же и от пас­тырей церкви". Хотя он прослужил в Олонец­кой епархии полтора десятилетия, однако о его новых краеведческих занятиях ничего не извес­тно. В Российской национальной библиотеке Петербурга за это время хранится лишь бро­шюра (в 4 стр.) с речью, сказанной им 11 нояб­ря 1884 года в Петрозаводском соборе по слу­чаю 50-летия святительства Исидора, митропо­лита Новгородского и Петербургского.

21 октября 1897 года епископа Павла уво­лили "по преклонности лет и слабости здоро­вья, от управления епархией на покой", вскоре назначив настоятелем московского Высоко-Пет­ровского монастыря. Там он скончался через два с половиной года, 23 апреля 1900 года. "Псковс­кие губернские ведомости" сообщили о его кон­чине 6 мая, указав, что он умер на 90-м (!?) году жизни и назвав его мирское имя "Прокопий Нилович". А "Псковские епархиальные ведомости" перепечатали из церковных журналов некролог и статью "Памяти епископа Павла" на 40-й день его кончины. Епископ Псковский и Порховский Антонин совершил 30 апреля в Благовещенском кафедральном соборе божественную литургию и панихиду по почившем коллеге.

Левин Натан Феликсович 
// Псков. - 2007. - № 27. - С. 46-56.

Сего Дня

Выставки

«Они родня по вдохновенью…»: коллекция методических сценариев о художниках

«Они родня по вдохновенью…»: коллекция методических сценариев о художниках

Краеведческий портал «Псковиана» представляет Вашему вниманию коллекцию методических материалов для...

Псковские факты

Декабристы - псковичи: после Сенатской площади

Декабристы - псковичи: после Сенатской площади

Напоминаем, одна из «Псковских пятниц» представляет ролик «Декабристы –псковичи: после Сенатской пло...

Легенды ^ Предания

Царский арихметчик

Царский арихметчик

Как только не именовали знаменитого сподвижника Петра Великого, графа Якова Брюса – и магом, и астро...

Из работ Н. Ф. Левина

Левин Н.Ф. На углу Сергиевской и Губернаторской

Левин Н.Ф. На углу Сергиевской и Губернаторской

Сейчас в юго-западном углу этих дореволюционных улиц стоит большой кирпичный неоштукатуренный трёхэт...

Выставка книг и статей Натана Феликсовича Левина

Выставка книг и статей Натана Феликсовича Левина

27 октября 2021 года исполняется 93 года со дня рождения Натана Феликсовича Левина – краев...

Контакты

Адрес: 180000, Псков, ул. Профсоюзная, д. 2

Тел.: + 7(8112) 72-08-01

Эл.почта: Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Сайт: http://www.pskovlib.ru